1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 54

В силу прямого указания закона

По мнению специалистов Минфина России, добровольное уменьшение уставного капитала, сопровождающееся выплатами в пользу участников или акционеров, влечет у последних возникновение налогооблагаемого дохода. Такую позицию высказали финансисты в письме от 17.11.2016 № 03-08-05/67758. Насколько правомерен такой подход? Давайте разбираться.

В комментируемом письме рассмотрена следующая ситуация. Общее собрание акционерного общества приняло решение об уменьшении уставного капитала. Сделать это было решено путем уменьшения номинальной стоимости каждой акции. Соответственно, акционерам должна быть выплачена разница между первоначальной и новой (уменьшенной) номинальной стоимостью акций. При этом акционерами компании являлись иностранные организации. Компания решила подстраховаться и уточнить в Минфине России, будут ли облагаться налогом на прибыль указанные выплаты в пользу организаций-акционеров.

Новый взгляд на старую норму

Проанализировав положения подп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ, специалисты финансового ведомства пришли к выводу, что в рассматриваемой ситуации у акционеров возникает облагаемый налогом на прибыль доход. Напомним, в ст. 251 НК РФ приведен закрытый перечень доходов, не учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль. А в подпункте 4 п. 1 ст. 251 НК РФ перечислены основания, при которых доходы в виде имущества, имущественных прав, полученных в пределах вклада (взноса) участником хозяйственного общества, не учитываются при расчете налога на прибыль. Одним из них является уменьшение уставного капитала в соответствии с законодательством РФ. Об уменьшении уставного капитала говорится в ст. 29 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО). Согласно этой норме общество вправе, а в случаях, предусмотренных законом, обязано уменьшить свой уставный капитал.

Исходя из перечисленных положений, специалисты Минфина России пришли к выводу, что «в силу прямого указания названной нормы Кодекса в случае добровольного уменьшения акционерным обществом уставного капитала у акционера возникает доход, учитываемый для целей налогообложения прибыли организаций».

Обратите внимание: Минфин России сформулировал свои выводы так, что они касаются не только выплат в пользу иностранных организаций — акционеров, но и применимы для любых случаев уменьшения уставного капитала, которые производятся обществом в добровольном порядке и влекут выплаты в пользу акционеров. Более того, эти выводы относимы и к куда более распространенной форме общества — ООО. Ведь ст. 20 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) содержит точно такие же положения об уменьшении уставного капитала, что и ст. 29 Закона об АО.

Получается, что, по мнению Минфина России, во всех случаях участники (акционеры) должны будут заплатить налог с суммы, полученной при уменьшении уставного капитала, а не только в ситуации, когда компания обязана уменьшить свой уставный капитал. Напомним, что это необходимо сделать, если стоимость чистых активов общества становится меньше его уставного капитала по окончании отчетного года, следующего за вторым отчетным годом или каждым последующим отчетным годом (п. 6 ст. 35 Закона об АО), либо если оно выкупило собственные акции и в течение года не смогло реализовать их (п. 4.1 ст. 17, п. 1 ст. 34, п. 3 ст. 72 и п. 6 ст. 76 Закона об АО).

Не все так однозначно

Минфин России уже разъяснял порядок применения положений подп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ в случае добровольного уменьшения капитала. Правда, ответы были даны для российских организаций — участников (акционеров). Однако принципиальной разницы для нас нет.

В письме от 22.06.2015 № 03-03-06/1/36008 специалисты финансового ведомства указали следующее. Доходы, полученные участником общества в пределах его вклада при уменьшении уставного капитала в соответствии с законодательством РФ, не учитываются для целей налогообложения в случаях, когда такое уменьшение общество производит, реализуя свое право или исполняя обязанность, предусмотренную законом.

Получается, ранее финансисты неправильно читали Кодекс? Ведь никаких поправок в подп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ за последние годы не вносилось.

На наш взгляд, прежняя позиция ведомства полностью соответствуют действующему законодательству. Ведь никакого «прямого указания» на то, что положения подп. 4 п. 1 ст. 215 НК РФ не действуют при добровольном уменьшении уставного капитала, нет и в помине.

Судя по всему, такой вывод специалисты Минфина сделали на основании имеющейся оговорки «в соответствии с законодательством Российской Федерации». Однако это явно расширительное толкование нормы. Ведь добровольное уменьшение уставного капитала также предусмотрено законодательством РФ — этому посвящены ст. 20 Закона об ООО и ст. 29 Закона об АО. И в обоих случаях законодательство регулирует процедуру уменьшения и его последствия. Так что очевидно, что добровольное уменьшение уставного капитала также проводится «в соответствии с законодательством Российской Федерации», а значит, попадает под действие подп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ. И никакого «прямого указания» на обратное, как это указано в комментируемом письме, данная норма не содержит.

Таким образом, сделанные Минфином России выводы не только не соответствуют Налоговому кодексу, но и прямо ему противоречат. В этой связи особенно актуальной становится оговорка, содержащаяся в конце данного письма, где говорится, что содержащиеся в нем разъяснения «имеют информационно-разъяснительный характер и не препятствуют налогоплательщикам, налоговым органам и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме». Полагаем, что в конкретном случае налогоплательщикам действительно стоит руководствоваться нормами законодательства, а не явно ошибочными выводами, изложенными в письме.