1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 15

Прокурор the full-fledget и его типы

Прокурор обладает всей полнотой надзорной и обвинительной власти. А кроме того, является еще и менеджером – управляет коллективом прокуратуры. Заметим, что в данном контексте речь идет о the full-fledged прокуроре. Такой уникальный сплав полномочий порождает, в свою очередь, не менее уникальный профессионально-психологический тип личности. Мой более чем десятилетний опыт работы в органах прокуратуры и в контакте с прокурорами позволил мне выделить шесть таких типов. При этом предложенная мной типология ни в коем случае не претендует на то, чтобы считаться исчерпанной, и, тем более, на то, чтобы быть истиной в последней инстанции.

ОТЕЦ. Такой прокурор строит отношения в коллективе по аналогии с отношениями в большой семье. Как для любого отца семейства, на первом месте для него забота о благополучии подчиненных. Он стремится создать им оптимальные условия для работы, выражающиеся не только в хорошем материально-техническом оснащении, но и в поддержании здорового морально-психологического микроклимата, снижении необоснованной нагрузки в работе. Не безразлично для него и личное благополучие своих сотрудников: он может добиться улучшения жилищных условий нуждающимся, предоставить свободное время для решения личных проблем, порою даже помочь деньгами. Особое значение придает корпоративным мероприятиям, любит совместно с коллективом отмечать праздники. Однако не следует путать данный тип с разыгрываемой перед подчиненными из тактических соображений ролью отца в поисках дешевой популярности или в качестве манипулятивной техники.

Моральное право требовать от подчиненных высоких достижений в труде он признает за собой только в том случае, если считает, что создал работникам все необходимые для этого условия. Поэтому болезненно переживает, когда подчиненные не оправдывают его надежд. Не любит выносить ссор из избы и действует по принципу «своих детей бью сам». Наложению дисциплинарных взысканий предпочитает моральное воздействие, за провинность может отругать, не стесняясь в выражениях. К усердным в работе не скупится на меры поощрения. А если такие меры не в его компетенции, никогда не боится ходатайствовать за своих подчиненных перед вышестоящим прокурором. В силу излишнего субъективизма склонен заводить любимчиков, которые вполне могут злоупотребить его доверием.

В работе «отец» старается избегать бюрократизма, все вопросы решает в рабочем порядке. Прислушиваясь к мнению подчиненных, последнее слово всегда оставляет за собой. Поэтому при возникновении чрезвычайных ситуаций никогда не прячется за спинами сотрудников, а берет всю ответственность на себя. Все правовые вопросы он рассматривает с точки зрения своего жизненного опыта и здравого смысла, избегает догматизма, а тем более фанатизма. Букве закона решительно предпочитает дух закона. Может снисходительно отнестись к процессуальным нарушениям, если убежден в справедливости действий следователя.

Приоритет отдает не системной работе и увеличению формальных статистических показателей, а надзору за расследованием наиболее серьезных, общественно значимых уголовных дел или прокурорских проверок. Чужд дотошному контролю и мелочной регламентации работы своих подчиненных. Оставляя за собой решение принципиальных, политических вопросов, большую часть обязанностей перекладывает на заместителей. Если следователи и руководитель следственного отдела призна́ют в прокуроре отца, тот, как правило, склонен к тому, чтобы принять их в свой большой «прайд» и оказывать им покровительство. Если же они не призна́ют за ним такого положения и будут проявлять независимость и строптивость по отношению к сотрудникам прокуратуры, то он увидит в них угрозу своему «прайду» и может сильно потрепать, имея за спиной, как правило, хорошо сплоченный и очень опытный коллектив. Однако, ставя на первое место сохранение коллектива, он никогда не станет рисковать им ради неоправданных авантюр и междоусобных войн.

ЗАВХОЗ – это прокурор, который делает акцент на административно-хозяйственных вопросах. Не важно, насколько успешно он решает эти вопросы, главное, что они являются для него основным приоритетом. С их обсуждения он начинает каждое оперативное совещание – ими же и заканчивает. Ремонт и уборка помещения, обновление мебели, компьютеризация, приобретение оргтехники, содержание автомобильного парка, организация питания и отдыха подчиненных – все это из условий для работы превращается в ее суть. А бесконечные ремонтные мероприятия и субботники начинают создавать неудобства и отвлекать прокуроров и следователей от исполнения прямых обязанностей.

Поскольку обилие хозяйственных проблем съедает практически все его время, организации собственно прокурорского надзора и решению правовых вопросов он уделяет минимальное внимание. Чаще всего прокурора-«завхоза» можно застать не в рабочем кабинете, а в туалете вкручивающим (или, наоборот, из экономии выкручивающим) лампочки или во дворе перед прокуратурой осматривающим зеленые насаждения.

Его знания остались на уровне института, притом что и в институте он наверняка занимался не столько науками, сколько общественной деятельностью. Поэтому «завхоз» не пользуется профессиональным авторитетом ни у подчиненных, ни у поднадзорных служб, и те редко обращаются за его советами. Стараясь вникнуть в каждую мелочь и замкнуть на себе решение любого, даже самого никчемного хозяйственного вопроса, он остается равнодушен к таким вопросам, как изменения в законодательстве, формирование судебно-следственной практики, проблемы правоприменения. Прокурорский надзор он понимает прежде всего как контроль за соблюдением подчиненными трудовой дисциплины, фанатично борется с опозданиями, не терпит беспорядка на рабочих местах.

При осуществлении надзорных функций «завхоз» уделяет основное внимание оформительской стороне работы. Не вникая в суть уголовного дела, он обращает пристальное внимание на то, насколько аккуратно оно подшито и точно ли пронумеровано. Не читая протоколов следственных действий, проверяет наличие в них необходимых реквизитов и подписей. А вот в заключениях экспертов проявляет редкий интерес к исследовательской части, в которой со знанием дела может выявить ошибки. Может неплохо организовать работу на месте происшествия и даже взяться помогать и подсказывать следователю в вопросах изъятия и упаковки вещественных доказательств. При составлении документов делает акцент не на их содержании и смысле, а на стилистике и соответствии правилам делопроизводства, которые знает в совершенстве. Главным подразделением в прокуратуре считает секретариат, а главным выражением прокурорской власти – гербовую печать, которую чтит как святыню.

Если следователи опрятно одеты, а уголовные дела аккуратно подшиты и пронумерованы, шансы следственного органа на взаимопонимание с таким прокурором существенно повышаются. Пример такого хорошего взаимопонимания привел следователь из российской глубинки. Следственный отдел находится в одном помещении с прокуратурой. Свой отпуск прокурор посвящает, как правило, решению хозяйственных проблем прокуратуры. В последний раз он провел отпуск, лично выкладывая плитку в холле прокуратуры, а следователи ему помогали.

Штатная численность органов прокуратуры составляет более 47 тысяч человек. Однако не каждый прокурорский работник – the full-fledged prosecutor, то есть прокурор в полном смысле этого слова. С точки зрения закона и прокурор города, и помощник прокурора города, и прокурор отдела в прокуратуре области обладают статусом прокурора. Однако только прокурор города или области является the full-fledged prosecutor.

ВРЕМЕНЩИК. Прокурор, который относится к своей должности как лишь к одной из ступеней в карьерной лестнице, является типичным «временщиком». Основной своей задачей он видит не борьбу с преступностью или заботу о коллективе. Его цель – использовать место работы в качестве трамплина для занятия вышестоящей должности. Поэтому главное для него – избежать ошибок, которые могли бы помешать в продвижении по службе. Иногда «временщику» нужно просто пересидеть период реорганизации и кадровой перетряски, иногда, наоборот, проявить себя как можно ярче либо же, пользуясь случаем, успеть решить свои личные, в том числе и материальные, проблемы, например получить квартиру.

В достижении своих карьерных целей он старается выжать из коллектива все соки, не давая взамен ничего. Он никогда не станет хлопотать за подчиненных перед вышестоящим начальством, чтобы не быть ему ничем обязанным. Подчиненным такого прокурора не стоит ждать ни поощрений, ни содействия в получении жилья, ни досрочного присвоения классных чинов, ни расширения штатов, ни улучшения материально-технический условий. Напротив, если будет допущена ошибка и ее не удастся утаить от руководства, «временщик» поспешит поднести руководству головы своих подчиненных, чтобы спасти свою собственную. Его позиция проста: где хорошо – это сам, а где плохо – это зам. К хорошим работникам будет относиться по принципу «кто тянет, на того и валят». А надо бросить пыль в глаза проверяющим – заставит всех носить форменное обмундирование и трудиться сверх рабочего времени.

Временщик предельно осторожен и не способен идти на оправданный профессиональный риск, избегает возбуждения таких уголовных дел или принятия таких решений, которые могут поссорить его с влиятельными людьми, создать конфликтную ситуацию, вызвать неодобрение или настороженность начальства. Приоритеты в работе он определяет в зависимости от сиюминутной конъюнктуры.

Так, если политическим руководством поставлена задача разобраться со спекулянтами, оторвет весь состав прокуратуры от текущих дел и станет гонять по магазинам. Потребуют повысить соблюдение принципа неприкосновенности жилища – не даст ни одной санкции на обыск, даже когда это вызвано самой острой следственной необходимостью. При этом он может прикрываться маской принципиальности, хотя единственный его принцип – это личное выживание. В следственных органах он видит только одно – источник улучшения статистических показателей своей работы. А еще дополнительную головную боль. Поэтому если стоит задача повысить эти показатели по сравнению с показателями прежнего прокурора, то следователям стоит ждать повальных отмен постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела либо возвратов уголовных дел для дополнительного расследования. Особенно это касается сложных, резонансных дел: боясь обжечься на таких делах, прокурор-«временщик» всеми правдами и неправдами будет стараться не допустить его направления в суд во избежание возврата, оправдательного приговора либо негативных для него политических последствий.

ЦАРЕК. Существует довольно распространенная категория людей, которые, став прокурорами, начинают думать, что они попали в разряд небожителей. Закон? Это для подчиненных и простых смертных. Личная воля «царька» выше всякого закона. А выше его личной воли только воля начальника. Если вышестоящий прокурор тоже «царек», то нижестоящий будет стараться во всем копировать его поведение, даже в явных нелепостях: ведь начальник не может быть неправ.

К возглавляемой им прокуратуре «царек» относится как к своему удельному княжеству. Будучи акцентирован на самом себе, он требует строжайшего соблюдения субординации, и простому сотруднику, а тем более следователю, доступ в его кабинет, как правило, закрыт. Решение любого, даже оперативного, вопроса обставляется всевозможными церемониями, затягивается, усложняется и забюрокрачивается. «Царек» упивается официальными мероприятиями, постоянно по самому незначительному поводу организует оперативные и координационные совещания или заседания коллегии, на которых публично распекает своих подчиненных.

«Царек» не терпит возражений, отличных от его точек зрения, свирепо карает малейшее непослушание. На подведомственной ему территории складывается самобытная практика правоприменения: здесь прокурор – главный толкователь правовых норм. К исполнению своих обязанностей относится по-барски. Никогда не станет лично изучать уголовное дело, писать по нему требования, искренне считая, что это не царское дело. Если ему и приходится оказаться на месте происшествия, то лишь для того, чтобы все внимание подчиненных и поднадзорных служб сосредоточилось вокруг его величественной особы. Не снисходит он и до решения пусть и самых насущных, но слишком мелких, по его меркам, хозяйственных вопросов. Особо трепетно он относится к своей подписи, которую никогда не ставит впопыхах, а только осмысленно, с важностью и, как правило, дорогой ручкой с золотым пером.

Отношения со следственным органом прокурор-«царек» выстраивает только с позиции «сверху-вниз». Если руководитель следственного органа не примет по отношению к такому прокурору роль подобострастного вассала, отношения между прокуратурой и следственным органом могут принять конфликтный характер. Такой прокурор никогда не смирится с тем, что на поднадзорной ему территории кто-либо из руководителей правоохранительных органов держится независимо и не признает в прокуроре высшей власти.

ПАУК. Если «царек» наслаждается прежде всего своим высоким должностным положением и внешними атрибутами прокурорской власти, то «паук» получает удовольствие от самого процесса управления. Таким образом, это тип, акцентированный на власти. В совершенстве овладев искусством плетения паутины интриг и подковерной возни, он старается оставаться в тени и делать все чужими руками. Всячески избегает лично подписывать важные документы или давать письменные указания. Делает намеки, и худо будет тому, кто их не поймет и не исполнит. У «паука» есть свой особый эзопов язык. Он не говорит напрямую: «Прекратите это уголовное дело» или «Освободите этого обвиняемого из-под стражи». Он скажет: «Прошу дополнительно разобраться» или «Внесите предложения». А потом, когда понятливый подчиненный исполнит все как надо, «паук» без зазрения совести его за это и накажет.

Прокурор-«паук» жесток, но осторожен. Это проявляется как в отношениях с коллективом, так и при осуществлении уголовного преследования. «Паук» никогда не конфликтует со своими работниками в открытую. Он, как правило, выжидает, когда неугодный ему прокурор или следователь допустит серьезное нарушение либо начнет конфликтовать с частью коллектива, и, будучи абсолютно уверен в беспомощности намеченной жертвы, мгновенно наносит смертельный удар. Точно так же и в уголовных делах. Если «паук» почему-либо невзлюбил поднадзорного начальника отдела внутренних дел или главу местного самоуправления, он никогда не обнаружит своей неприязни многочисленными придирками, а дождется, когда тот совершит серьезное правонарушение или впадет в немилость своим прежним покровителям. Вот тут-то «паук» сразу же навалится на него всей мощью своего репрессивного аппарата.

Если «царек» вспыльчив, но отходчив, то «паук» злопамятен и методичен: вцепившись в своего противника, он будет действовать на уничтожение. В то время как «царек» получает удовольствие от любых проявлений своей власти, в том числе от возможности миловать падших и покровительствовать нижестоящим, «паук» по-настоящему наслаждается лишь мучениями своей жертвы. У него нет постоянных друзей, есть лишь попутчики, которых он использует в своих целях и которые в любую минуту могут стать для него очередной жертвой. Он подобен Кроносу, пожирающему своих детей: горе тому, кого «паук» к себе приблизит, ибо в конечном счете он его обязательно съест. Будучи хитрым и безжалостным хищником, «паук», как правило, достигает в прокуратуре высокого положения.

Прокуратура в России – один из немногих сохранившихся институтов государственного управления, который был учрежден Петром Великим. В этом качестве он продолжает оставаться атрибутом имперского блеска нашей Родины. Более того, для всей системы правоохранительных органов механизм его работы является эталонным. Элита Следственного комитета – сотрудники подразделений процессуального контроля – это выходцы из прокуратуры и носители высокого прокурорского стиля работы.

ТРУДОГОЛИК. Работать в прокуратуре – дело сложное, тяжкое, а подчас грязное и неблагодарное. Недаром законодатель предусмотрел для прокурорских работников ряд льгот, в том числе досрочный выход на пенсию по выслуге лет. Поэтому задерживаются в ней, как правило, только настоящие энтузиасты, среди которых тип прокурора-«трудоголика» – наиболее характерный.

Прокурор этого типа не просто любит свою работу, он живет ею, зачастую в ущерб своей семье и своему здоровью. О таких говорят: «Сгорел на работе». Наличие у подчиненного жизненных приоритетов, не связанных с прокурорско-следственной деятельностью, он воспринимает как личное оскорбление. Его девиз: «Кто не с нами – тот против нас». Если подчиненный не склонен к переработкам и не разделяет его преданность службе, он становится его личным врагом. Но даже некомпетентный следователь или прокурор, если он просиживает на работе днями и ночами, создавая иллюзию бурной деятельности, имеет все шансы попасть в разряд его любимчиков.

«Трудоголик» – плохой организатор и сторонник ручного управления. Ему проще взвалить на себя громадье обязанностей, чем грамотно распределить их исполнение по своим заместителям и другим сотрудникам. Он самостоятельно вникает во все детали прокурорского надзора и следствия, внимательно изучает уголовные дела. Не всегда может видеть в деле главное, принимая за главное количество и объем следственных действий.

«Трудоголики» избегают публичности, не умеют выгодно подать ни себя, ни результаты своей деятельности. Они лишены воображения, а их мышление несколько приземленно и немасштабно. Их ценят в качестве заместителей, начальников отделов, в крайнем случае – прокуроров неблагополучных городов или районов.

***

Таковы шесть типов of the full-fledged prosecutor. Выделить каждый тип в его чистом виде удается далеко не всегда. Чаще встречаются смешанные или смазанные типы. Встречались и «царьки–завхозы», и «временщики–царьки», и «отцы-трудоголики». Но все чаще в последние годы стали попадаться такие прокуроры, которых можно было бы назвать так, как людей такого сорта назвал известный австрийский писатель Роберт Музиль, – «человек без свойств».