1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 303

Депопуляция — один из вызовов государственному и муниципальному управлению в современном мире

Существенное, местами драматичное уменьшение численности населения в европейских странах, в том числе в России, становится одним из главных вызовов современности, считает президент Европейского клуба экспертов местного самоуправления, доктор экономических наук Эмиль Маркварт. Это, по его мнению, требует от государственных и муниципальных властей практических действий, в частности организации взаимодействия между собой, и конкретных решений.

Исторический опыт свидетельствует о том, что попытки игнорирования властными институтами происходящих в обществе изменений чаще всего имеют негативные последствия, считает Э. Маркварт. Он любезно предоставил «ЭЖ» свою статью «Местное самоуправление и вызовы современного общества», фрагмент которой мы выбрали для сегодняшней публикации.

Депопуляция тормозит экономику

Сокращение численности населения, по общему правилу, означает падение покупательной способности территории. А это снижает ее привлекательность для предпринимателей и инвесторов. Поэтому всякий населенный пункт, поселение, город, стремящийся не только к развитию, но даже к выживанию, должен прилагать большие усилия к тому, чтобы оставаться или становиться привлекательными и для бизнеса, и для людей.

Другим прогнозируемым последствием депопуляции становится усиление конкурентной борьбы между территориями за человеческие ресурсы. В конкуренции муниципалитетов за человеческий ресурс будут не только победители, но и проигравшие. Вопрос о том, как стать более привлекательным не только для бизнеса, но в первую очередь для населения, должен стать одним из центральных в стратегиях, планах и повседневной деятельности всех институтов местного самоуправления.

Развитие экономики невозможно без трудовых ресурсов в принципе, а развитие современной экономики — в особой степени без высококвалифицированных кадров. Безусловно, технический прогресс снижает потребность в массовой и неквалифицированной рабочей силе. Однако он же (прогресс) в сочетании с потребностями социально-экономического развития создает новые сферы приложения сил, порождает необходимость в квалифицированных, образованных и мобильных кадрах.

Еще одно следствие депопуляции — уменьшение потребителей муниципальных услуг. Во многих, если не сказать в большинстве, муниципальных образований упадет спрос на коммунальные услуги — водоснабжение и водоотведение, тепловую и электрическую энергию, а также на общественный транспорт. Это порождает необходимость существенной корректировки оценок потребности — в размерах (объемах) и мощностях объектов инфраструктуры.

Спад потребления ресурсов домохозяйствами и хозяйствующими субъектами приведет к значительному уменьшению платежей. Соответственно, упадут доходы, которые являются основным источником инвестиций для поддержания и развития муниципальной инфраструктуры.

Органы местного самоуправления, а в дальнейшем и государство как регулятор, встанут перед необходимостью повышения тарифов на услуги и введения субсидий на эксплуатацию инфраструктуры из средств бюджетов различных уровней. Это требует новых решений в коммунальной сфере: децентрализации сетевых услуг, внедрения модульных и циркулирующих систем, «умных» систем управления и контроля.

Однако, по имеющейся информации, немногие наши муниципалитеты перешли от осознания проблемы к решительным действиям. То же самое можно сказать и о субъектах Федерации.

Европа раньше России осознала опасность

В европейских странах именно регионы и муниципалитеты являются самыми заинтересованными и наиболее активными субъектами политики по сохранению и привлечению жителей на свои территории. Так, в Германии все федеральные земли разработали различные стратегии, концепции и приступили к реализации этих подходов пространственного развития. В центре принимаемых мер — программы действий по повышению привлекательности территорий, по сохранению и привлечению человеческого капитала.

Аналогичную работу ведут и муниципальные образования. В первую очередь те, которые в результате демографических изменений оказались в сложном положении. В мастер-планах, программах действий и других подобных документах муниципалитеты принимают различные меры и мероприятия, стимулирующие всех акторов (жителей и их объединений, хозяйствующих субъектов, некоммерческие организации) к активной деятельности по повышению качества жизни людей, созданию условий для сохранения и притока жителей, инвестиционной и рекреационной привлекательности территорий. К разработке программных документов активно привлекаются население и эксперты. Так, мастер-план района Райнгау-Таунус (земля Гессен) был подготовлен органами местного самоуправления района и поселений совместно с объединениями жителей и независимыми специалистами.

Подобный опыт может быть полезен российским муниципалитетам, поскольку еще более очевидны последствия депопуляции с точки зрения социальной инфраструктуры. Так, сокращение численности детей школьного возраста делает все более сложным обеспечение качественного образования в условиях сохранения малокомплектных школ, недостатка или отсутствия современных квалифицированных педагогических кадров в малых населенных пунктах. Возникает острая потребность в новых подходах к школьному образованию, в использовании новых образовательных технологий.

Все сказанное свидетельствует о необходимости учета тенденций демографической динамики при планировании и реализации проектов в сфере коммунальных и социальных услуг.

Последние пять лет в России наблюдается рост численности населения

По данным ООН, к 2050 г. численность населения Европы снизится по сравнению с 2007 г. на 8,3%, в России — на 21,1%, и в середине столетия в европейских странах будет проживать примерно 542 млн человек, в России — 112 млн человек. В остальных регионах мира будет наблюдаться устойчивый рост, в Африке в целом, например, до 105,2%.

Европа и Россия имеют низкую рождаемость. К тому же в России чрезвычайно низкая плотность населения на большей части территории страны. Интересную градацию сельской России приводит доктор географических наук Татьяна Нефедова из Института географии РАН. Она выделяет несколько зон и отмечает, что половина территории страны слабо освоена. В этой зоне живет менее 1,5% российских селян. Вторая зона — лесная — занимает 22% территории России, в ней проживает 3% сельского населения страны. В сельскохозяйственной зоне живет почти 60% сельского населения. То есть на 3/4 сельской территории страны проживает менее 5% сельского населения страны.

В большинстве регионов России продолжается отток людей из малых населенных пунктов в более крупные. Каждый год без жителей остается значительное число малых населенных пунктов. Причем не только в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока, но и в Центральной России и Поволжье.

Какие последствия возможны при такой тенденции для местного самоуправления? Прежде всего, депопуляция значительных пространств приведет к необходимости изменения территориальной организации местного самоуправления. Если на территориях с большой плотностью населения проблема может разрешаться путем переконфигурации и укрупнения сельских поселений, то применительно к малонаселенным территориям нужно продумывать иные подходы.

Отсутствие жителей на территории, по сути, означает отсутствие там субъекта права на местное самоуправление. С этой точки зрения требует переосмысления конституционное положение об осуществлении местного самоуправления на всей территории страны. Единых рецептов организации муниципального управления на таких территориях нет. Будущая Концепция (стратегия) развития местного самоуправления должна и может предложить базовые варианты ответа на вызов депопуляции.

Численность населения России в постсоветский период

Годы

Всего

В том числе:

городское население

Сельское население

1989 (по переписи на 12.01)

147 022 000

107 959 000

39 063 000

2002 (по переписи на 09.10)

145 167 000

106 429 000

38 738 000

2010 (по переписи на 14.10)

142 857 000

105 314 000

37 543 000

2011 (по оперативным сводкам)

142 900 000

105 400 000

37 500 000

2012 (по оперативным сводкам)

143 000 000

105 700 000

37 300 000

2013 (по оперативным сводкам)

143 300 000

106 100 000

37 200 000

2014 (по оперативным сводкам)

143 700 000

106 600 000

37 100 000

2015 (по предварительным итогам миропереписи в октябре)

146 300 000

108 300 000

38 000 000

2016 (по оперативным сводкам на 13.09)

146 500 000

108 600 000

37 900 000

ИСТОЧНИК: Росстат

К сведению

Первая в России всеобщая перепись населения была проведена в 1897 г. по состоянию на 28 февраля по старому стилю. Тогда 57 579 000 россиян жили в сельской местности, 9 984 000 — в городах.

Первая в постсоветской истории всероссийская перепись населения прошла в 2002 г.

Итоги прошлогодней микропереписи населения Росстат обнародует к концу текущего года.