1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Правительство улучшит неплохое положение нефтяников

Нефтяной отрасли предстоит очередная налоговая реформа: по данным «Ведомостей», Минфин согласился ввести налог на добавленный доход (НДД) вместо фиксированного налога на добычу полезных ископаемых. Это, по оценкам чиновников, облегчит нефтяникам финансовую ситуацию и обойдется бюджету в 30—50 млрд руб. ежегодно.

Однако судя по обзору «Сбербанка CIB», финансовое положение российских нефтяных компаний далеко не плачевно. В мае экспорт нефти и нефтепродуктов достиг исторического максимума в 9,1 млн баррелей в сутки, экспорт обеспечивает свыше 80% совокупной выручки нефтегазового сектора. Внутренние же поставки упали до минимума за три года.

Валовая выручка от экспортных поставок нефтегазового сектора в мае, по данным «Сбербанка CIB», достигла впечатляющих 14,6 млрд долл., это самый высокий показатель с июля 2015 г. Но тогда средняя цена нефти была 57 долл. за баррель, или на 20% выше, чем средняя цена мая 2016 г. (47,6 долл. за баррель).

А вот выручка от внутреннего потребления достигла исторического максимума — 833 млрд руб. (13 млрд долл.). Это произошло из-за девальвации рубля и роста цены нефти, причем разницы между чистой экспортной ценой (выручка от экспорта минус транспортные и иные расходы) и внутренней ценой почти нет.

В мае чистый свободный денежный поток нефтяников за вычетом выплат по внешнему долгу увеличился на 38% по сравнению с апрелем и превысил 5 млрд долл. — а нефть сорта Brent подорожала за то же время всего на 15%. Такой рост, пишут аналитики «Сбербанка CIB», в первую очередь объясняется временным лагом при расчете экспортной пошлины и НДПИ (если будет введен НДД, НДПИ поглотит пошлину и будет плавающим), на долю которых приходится почти 60% общих рублевых расходов нефтяников.

Экспортные пошлины устанавливаются на будущий период, но рассчитываются исходя из средней цены на нефть в предшествующий месяц. Например, экспортные пошлины и НДПИ за май рассчитывались по средней цене нефти в период с 15 марта по 14 апреля, а она на 17% ниже средней спотовой цены за май. В мае, посчитали аналитики, экспортные пошлины (9 долл. с барреля) забрали лишь 18% чистой экспортной выручки; если бы пошлина рассчитывалась по текущей цене, нефтяники заплатили бы 28%. Экспортные пошлины за июнь (11 долл. с барреля) рассчитаны по средней цене нефти с 15 апреля по 14 мая (45,6 долл. за баррель), составят 21% чистой выручки. Исходя из экспортных пошлин за июнь, можно рассчитать, что экспортеры зарабатывают дополнительные прибыли, если спотовая цена выше 45,6 долл. за баррель.

В июле свободный денежный поток нефтяников уменьшится (при допущении, что спотовая цена будет ниже 50 долл. за баррель), потому что экспортная пошлина за июль (13 долл. с барреля) основана на средней цене в 49,7 долл. за баррель (период с 15 мая по 14 июня) при стабильном обменном курсе и инфляции.

Немалую роль в формировании свободного денежного потока нефтяников играет инфляция, которую, по мнению аналитиков «Сбербанка CIB», часто недооценивают. Чем ниже инфляция, тем меньше расходы и выше рентабельность. Снижение годовой инфляции на 1 п.п. приводит к увеличению свободного денежного потока в течение месяца в среднем на 1 долл. на барреле. Средняя инфляция в 2015 г. составила 15,6% при средней цене нефти 50 долл. за баррель. Это значит, что свободный денежный поток был отрицательным — –8,5 долл. на барреле. Если при той же стоимости нефти и при том же обменном курсе инфляция в среднем равнялась бы 7,5%, свободный денежный поток увеличился бы на 8,4 долл. на барреле — до всего –0,1 долл. на барреле.

В мае операционные расходы, которые в основном включают транспортные затраты, себестоимость добычи, общие, коммерческие и административные расходы, а также налоговые выплаты, остались на апрельском уровне, оценивают аналитики. Эффект курсовых разниц был практически нулевым, так как динамика рубля и цен на нефть была более или менее сбалансированной, в соответствии с анализом чувствительности.

Интересно, что значительное увеличение свободного денежного потока и чистой выручки в мае не сопровождалось увеличением продаж иностранной валюты, а даже наоборот: они сократились на 30% по сравнению с апрелем. Аналитики «Сбербанка CIB» объясняют, что дело в налоговых обязательствах: в мае они были менее значительными, чем в апреле. Тем не менее нефтегазовый сектор обеспечил 50% продаж иностранной валюты в мае. Есть и еще одно объяснение: нефтяники, вероятно, генерировали достаточно рублевой выручки, чтобы покрывать по крайней мере часть налоговых выплат.

Однако во второй половине года нефтяникам придется более активно использовать и рублевые средства, и продажи валюты: ЦБ продолжает стерилизовать рублевую ликвидность — снижает лимиты рублевого рефинансирования и повышает нормы резервирования для банков.

В июне, оценивают аналитики «Сбербанка CIB», продажи иностранной валюты увеличились на 24% по сравнению с маем, а доля нефтегазового сектора в продажах уменьшилась до 44% — трехлетнего минимума. Это опять-таки потому, что чистая выручка от внутренних поставок позволяет нефтяникам выплачивать налоги и покрывать прочие денежные расходы из рублевых доходов.

Кроме того, банки в июне наводнила рублевая ликвидность: от распределения бюджетных расходов в конце мая ставки межбанковских кредитов резко понизились, и нефтяники могли дешево занимать избыточную ликвидность.

В июле будут выплачиваться дивиденды и налоги, поэтому спрос на рублевую ликвидность вырастет; подорожают и межбанковские кредиты, и не только из-за нужды в рублях, но и из-за повышения норматива обязательного резервирования для коммерческих банков (на 1% с 1 июля). Таким образом, нефтяникам придется снова продать больше валюты.

Скорее всего, этот дополнительный спрос на рубли благоприятно скажется на российской валюте: не исключено, что вследствие продажи долларов курс может опуститься до нижней границы трендового канала 63,50 руб. и даже ниже.