1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 17

Модернизация правительства

О том, что правительство хочет получить право принимать отдельные решения без созыва заседаний, сообщило РБК со ссылкой на три источника в правительственной комиссии по законопроектной деятельности. Эта комиссия одобрила в понедельник, 4 апреля, соответствующие поправки в конституционный закон «О правительстве».

Все эксперты делают один вывод – правительство становится все более закрытым. Это так. Но надо еще отметить то, что у правительства остается все меньше полномочий – они сосредоточены в администрации президента.

Теперь вот, отмечают источники РБК, предлагается перестать обсуждать на правительственных заседаниях планы государственных заимствований (объемы выпуска ценных бумаг), продажу федеральной ​государственной собственности, проекты оказания финансовой поддержки на суммы меньше 100 млн руб., а также вопросы заключения международных договоров РФ, подлежащих ратификации.

Вот, что показательно: обсуждения подготовленного Минюстом законопроекта не было, он поступил на рассмотрение «в полностью согласованном виде», рассказал РБК один из участников заседания комиссии. Кабинет министров, таким образом, и не претендует на то, чтобы иметь свою точку зрения, во всяком случае – не пытается высказывать свою позицию. Логика известная – коль законопроект не вызвал нареканий в администрации, то он хорош.

Что остается правительству? В пояснительной записке к проекту об этом сказано. На его заседаниях Минюст предлагает решать только вопросы, «непосредственно вытекающие из конституционных норм», касающиеся организации деятельности органов исполнительной власти, формирования и исполнения федерального бюджета, законодательных инициатив. Остальное проект предлагает решать «без созыва заседаний». В проекте оговорено, что на своих заседаниях правительство может рассматривать «и иные вопросы» — по решению президента или премьер-министра.

Эксперты заговорили о том, что новый законопроект ограничит права общества знать, как и кто намерен распоряжаться общественными деньгами, ограничит права на информацию. Это не верно. Во-первых, в стране никто не говорит «общественные деньги» или «деньги налогоплательщиков». Принято выражаться иначе: «государственные деньги». Так что и запроса на знание не наблюдается. Во-вторых, и без нового законопроекта все, что надо, надежно скрыто от любопытных глаз и ушей. Прессу допускают только на открытую часть заседания. Это обычно первые пара минут, когда фотографам позволяют снимать серьезных людей, и когда ведущий произносит ритуальное вступление к заседанию, которое проходит уже без прессы.

Надо сказать, что к этому шли двадцать с лишним лет. Поначалу пресса могла находиться в зале заседаний, ее просили удалиться только когда начиналось обсуждение действительно секретных вопросов – про войну, или там разведку. Однако и тогда можно было задержаться в зале, если загодя одеться в серый костюм с галстуком и хранить серьезное выражение лица. Кроме того, свободным было передвижение по Белому дому. А главное – в курилке возле зала заседаний можно было в перерыв свободно общаться с членами правительства, и подслушивать, о чем они между собой говорят.

После прихода в правительство Евгения Примакова, эту вольницу урезонили. Открытые части заседания стали показывать по мониторам, установленным в охраняемом зале для прессы. Из года в год время открытого показа сокращалось, а закрытая часть становилась все длиннее. Сегодня все уже в норме – судить о том, что было на заседании, можно только со слов уполномоченных участников мероприятия.

То есть, скорее всего, не для закрытия от общества написан закон. Но и не для того, чтобы пресечь, скажем, возможную обструкцию уже принятых решений членами кабмина. С этим тоже все в порядке – вот же и проект Минюста даже внимательно читать не стали. Зачем же?

А просто чтобы узаконить уже сложившуюся ситуацию и не тратить время на некие действия, на выслушивание нудных докладов, зная загодя итоги заседания. Это логично.

Конфигурация власти известная – центр принятия решения находится в администрации президента. Конечно, речь идет о принципиальных решениях. То есть, о тех, где распределяются очень большие деньги. Для правительства останется широкое поле деятельности, к примеру – вопросы посевной кампании и т.д.

Так что формальное сокращение вопросов, которые выносятся на заседания правительства, можно рассматривать как удачный и своевременный пример оптимизации работы органов власти.