1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 30

«Директорский корпус» промышленности спокоен

Динамика промышленного производства в начале нынешнего года колеблется около нулевой отметки (99,3% в январе — феврале по отношению к аналогичному периоду 2015 г.). Основным фактором, сдерживающим его рост, остается слабый спрос, на втором месте — неясность ситуации. Вместе с тем высший эшелон руководства компаний спокойно оценивает сложившееся положение и готов к изменениям экономической конъюнктуры.

Главным барьером для развития производства в первых месяцах текущего года, по данным опроса Института экономической политики им. Егора Гайдара (ИЭП), оставалось традиционное и признаваемое всеми руководителями ограничение — низкий внутренний спрос. Впрочем, за последний квартал оно «прибавило в весе» только 1 п.п. и сейчас мешает увеличивать выпуск 53% российских промышленных предприятий.

Руководителям все ясно, подчиненные — в тумане

На втором месте негативного рейтинга находится индикатор «неясность текущей экономической обстановки и ее перспектив». Причем частота упоминания респондентами этого ограничения промышленного роста выросла в I квартале 2016 г. на 8 п.п. по сравнению с последними тремя месяцами прошлого года и достигла 48%.

«Резкий рост непонимания предприятиями текущей ситуации и даже ее ближайших перспектив объясняется неблагоприятным сочетанием целого ряда факторов, — подчеркивает заведующий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП Сергей Цухло. — Во-первых, вялотекущий характер кризиса лишил шансов на реализацию сценария быстрого входа в кризис и быстрого выхода из него. Во-вторых, затяжной характер кризиса позволил услышать очень широкий и постоянно пересматриваемый спектр оценок текущего кризиса и прогнозов его развития. Это, скорее, дезориентировало предприятия, чем способствовало лучшему пониманию ими текущей экономической ситуации и ее перспектив. В-третьих, немалый вклад в кризис геополитической составляющей определенно снизил предсказуемость развития экономических процессов».

Тем не менее в этом «хоре» негативных проблем есть и позитивная нота, да еще какая… Руководители различных уровней управления компаний по-разному оценивают степень неясности экономической обстановки. «При анализе результатов опросов необходимо учитывать, что анкеты заполняются на предприятиях респондентами, занимающими должности разных уровней и обладающими, скорее всего, неодинаковыми компетенциями в экономическом анализе, — считает С. Цухло. — Наши расчеты для двух должностных групп респондентов (к первой были отнесены директора предприятий и их заместители, ко второй — все нижестоящие сотрудники) показывают, что резкий скачок упоминания «неясности текущей экономической ситуации» в начале текущего года по сравнению со средним результатом 2015 г. произошел только во второй группе. Здесь рост составил 22 п.п., в результате чего уровень дезориентации второго «эшелона» сотрудников достиг рекордных 62% и вышел в этой группе на первое место, обогнав даже такой традиционный фактор, как «недостаточный внутренний спрос».

Директора же и их заместители не изменили свою оценку степени «неясности экономической ситуации». Уровень этого индикатора и в 2015 г., и в начале 2016 г. среди данной группы респондентов составлял 36%. То есть руководители российских промышленных предприятий более спокойно оценивают экономическую ситуацию в начале года и, соответственно, лучше готовы к ее возможным изменениям. Этот вывод подтверждается сохранением на одном уровне или даже снижением в «директорской» группе оценок негативного влияния на динамику выпуска более десятка других факторов, которые тоже отслеживает ИЭП.

Низкий курс рубля мешает импорту оборудования

Еще одной причиной «пробуксовки» промышленности, по мнению ученых ИЭП, стали новые принципы формирования курса рубля. Резкое обесценение национальной валюты в условиях зависимости ее стоимости от цены на нефть оказывает значительное и все возрастающее негативное воздействие на российскую промышленность.

«Заниженный курс рубля и удорожание импортного оборудования и сырья», по оценкам предприятий, в начале 2016 г. ограничивает рост выпуска уже трети российской промышленности, что вывело это ограничение на третье место в рейтинге барьеров роста. К примеру, в июле 2014 г. о нем упоминали только 10% компаний, причем ставили они его на девятое место в рейтинге тех же 17 факторов.

Надежды на рост экспортного спроса после обесценения рубля не оправдались более чем у четверти отечественных производителей и вывели фактор «низкий экспортный спрос» на четвертое место в рейтинге ограничений промышленного роста.

Таким образом, снижение курса рубля в 2014—2016 гг. укрепило позиции отечественных производителей на рынках сбыта (в первую очередь — внутренних), но создало им проблемы на рынках оборудования и сырья. Особенно в условиях буксующего импортозамещения при отсутствии российских аналогов.

Данные опроса ИЭП показывают также увеличение влияния дефицита инвестиций в начале текущего года. Недостаток средств для капвложений посчитали барьером для роста 22% предприятий, при этом данный фактор вырос на 9 п.п. по сравнению с аналогичным показателем в IV квартале 2015 г.