1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3281

Разъяснения высших судов по крупным сделкам и сделкам с заинтересованностью защищают добросовестных участников гражданского оборота

Одним из последних и значимых по своим последствиям документов ВАС РФ, который был принят до упразднения самого суда, является постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (далее — постановление Пленума). Его принятие было обусловлено назревшими вопросами, возникающими в судебной практике относительно квалификации и оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Остановимся подробнее на разъяснениях Пленума относительно некоторых ситуаций, практика применения по которым складывалась неоднозначно.

Помимо официальных разъяснений, пунк­том 14 постановления Пленума были признаны утратившими силу постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» и от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акцио­нерных обществах» (в част­и п. 30—36), которые ранее отчасти разъясняли регулирование этой сферы взаимо­отношений.

Постановление Пленума нацелено на защиту прав добросовестных участников гражданского оборота, пресечение попыток злоупотребления правом в различных формах, когда недобросовестные контрагенты пытались использовать механизмы оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью для реализации своих неправомерных целей.

Этой цели служат разъяснения по следующим ситуациям, практика применения корпоративного законодательства по которым была до этого неоднозначна:

  • наличие решения общего собрания участников (акционеров) об одобрении соответствующей сделки не препятствует ее признанию совершенной в ущерб его интересам, недействительной (п. 2 постановления Пленума);
  • определен момент, до которого возможно одобрение с опоз­данием крупной сделки или сделки с заинтересованностью, — до рассмотрения дела в суде (подп. 2 п. 4 постановления Пленума);
  • риск признания крупной сделки и сделки с заинтересованностью недействительными существенно сокращается, если с даты проведения первого годового общего собрания участников (акционеров), следующего за такой сделкой, прошло более года (п. 5 постановления ­Пленума);
  • конкретизированы и дополнены критерии обычной хозяйственной деятельности (п. 6 постановления Пленума);
  • участник общества, не являю­щийся участником общества на момент совершения сделки, может ее оспаривать (подп. 1 п. 11 постановления Пленума).

Рассмотрим наиболее подробно каждое из вышеуказанных разъяснений ВАС РФ, которые вызывают наибольший интерес на практике.

Сделка, одобренная в соответствии с корпоративным законодательством, может быть признана недействительной как совершенная в ущерб интересам общества, если контрагент знал (должен был знать) о явном ущербе для общества или действовал совместно с его представителем (органом) в ущерб обществу

Как установлено п. 2 постановления Пленума, наличие решения общего собрания участников (акционеров) об одобрении соответствующей сделки в порядке, установленном для одоб­рения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, не препятствует ее признанию совершенной в ущерб интересам общества, недействительной на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ, если будет доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для общества либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа этого общества и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам общества.

О наличии явного ущерба для общества свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента. При этом другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки.

Если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента, невыгодность сделки презюмируется. К аналогичным выводам приходят суды (см., например, дело № А40-105571/12-37-452). Так, по этому делу, постановлением Арбитражного суда Московского округа от 30.12.2014 № Ф05-13155/2014 был удовлетворен иск о признании недействительным договора купли-продажи и применении последствий его недействительности. Суд указал, что даже если допустить, что корпоративное одобрение первоначальной сделки по отчуждению имущества было (в данной части суды занимали различные позиции), то все равно имеются достаточные основания для признания сделки недействительной, поскольку был установлен факт занижения продажной цены помещения по договору в два раза по отношению к его действительной рыночной стоимости.

Таким образом, в практике впервые были четко закреплены существенные критерии, преимущественно направленные на защиту нарушенных прав (в частности, требования о виндикации), по сделкам об отчуждении имущества, в совершении которых имеются различные злоупотребления со стороны органов управления общества или третьих лиц. Тем самым был пресечен используемый ранее вариант, когда сделка, ущемляющая интересы общества, формально одобрялась коллегиальным органом управления с тем, чтобы попытаться обойти запреты, установленные законодательством.

Суд отказывает в удовлетворении иска о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью, если к моменту рассмотрения дела в суде сделка одобрена в предусмотренном законом порядке

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 4 постановления Пленума, суд отказывает в удовлетворении иска о признании крупной сделки или сделки с заинтересованностью недействительной, если будет доказано наличие хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) голосование участника общества, обратившегося с иском о признании недействительной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием участников (акционеров), не могло повлиять на результаты голосования, даже если бы он принял в нем учас­тие;

2) к моменту рассмотрения дела в суде сделка одобрена в предусмотренном законом порядке;

3) ответчик (другая сторона оспариваемой сделки или выгодоприобретатель по оспариваемой односторонней сделке) не знал и не должен был знать о ее совершении с нарушением предусмотренных законом требований к ней.

Более предпочтительной и вызывающей с практической точки зрения наибольший интерес является ситуация, изложенная в подп. 2 п. 4 постановления Пленума, поскольку она закреп­ляет за собой правило одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью «с опоз­данием» (последующее одобрение). Так, по смыслу приведенного положения суд отказывает в удовлетворении иска о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью, если будет доказано, что к моменту рассмотрения дела в суде сделка одобрена в предусмотренном законом порядке. На практике суды довольно часто используют данное положение (см., например, постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2014 по делу № А56-7215/2014, Арбитражного суда Северно-Западного округа от 10.03.2015 по делу № А56-21726/2014, в которых представлены до­кумен­ты, подтверждающее последующее одоб­рение участниками общества спорной сделки).

Вызывающими оживленный интерес на практике являются и положения подп. 3 п. 4 постановления Пленума, которые по своей сути направлены на защиту добросовестных контрагентов и пресечение злоупотреблений путем описания ситуаций, когда контрагент презюмируется (порой совершенно необоснованно), безусловно, знавшим про нарушения. Вмес­те с тем суд удовлетворяет исковые требования о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью на основании данного положения, если не будет доказано, что контрагент действовал разумно и проявлял требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность (см., например, постановления Арбит­ражного суда Уральского округа от 13.02.2015 № Ф09-13459/13 по делу № А76-20984/2012, Пятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2014 № 05АП-13855/2014 по делу № А59-4274/2013).

При этом ВАС РФ предусмот­рел альтернативные способы защиты нарушенных прав, указав, что при рассмотрении данной категории дел следует помнить, что отказ в иске о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью, предъявленном участником или обществом, не лишает этих лиц возможности предъ­явить требование о возмещении убытков, причиненных обществу лицами, названными в п. 5 ст. 44 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и п. 5 ст. 71 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», а также не препятствует удовлетворению иска об исключении из общества участника, непосредственно заключавшего данную сделку (в том числе в качестве единоличного исполнительного органа) или голосовавшего за ее одобрение на общем собрании участников (п. 12 постановления Пленума).

Риск признания крупной сделки и сделки с заинтересованностью недействительными существенно сокращается, если с даты проведения годового общего собрания участников (акционеров), следующего по времени за такой сделкой, прошло более года

Еще одним из важных разъяснений ВАС РФ является позиция (п. 5 постановления Пленума), согласно которой участник общества должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из предоставлявшихся участникам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса следовало, что изменился состав основных средств по сравнению с предыдущим годом).

В этой связи следует подчерк­нуть, что иски о признании таких сделок недействительными могут предъявляться в течение срока, установленного п. 2 ст. 181 ГК РФ для оспоримых сделок, то есть одного года с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в порядке, предусмотренном законом или уставом, хотя она и была совершена раньше.

Тем самым Пленум ВАС РФ закрепил не только срок давнос­ти предъявления требований о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одоб­рения, но и принцип презумпции осведомленности участника общества, оспаривающего такую сделку с момента проведения годового общего собрания общества.

Иллюстрацией к сказанному может служить, например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2014 по делу № А56-15682/2014, которым в удовлетворении исковых требований о признании сделки недействительной было отказано, в том числе ввиду того, что в материа­лы дела был представлен протокол годового общего собрания акционеров общества, которым утвержден годовой отчет общества. Из положений данного протокола следовало, что истец является членом правления общества, и, соответственно, при добросовестном и надлежащем исполнении своих обязанностей должен был знать о совершенной сделке. Кроме того, суд принял во внимание, что в бухгалтерском балансе, приложенном к годовому отчету, отражено значительное уменьшение основных средств на конец отчетного периода, кроме того, в годовом отчете отражен факт проведения заседания совета директоров общества по вопросу продажи основных средств общества, а следовательно, истец, действуя разумно и осмот­рительно, реализуя права на участие в деятельности общества, должен был узнать о совершенной сделке задолго до обращения в суд с требованиями.

Таким образом, в связи с изложенным следует отметить, что смысл п. 5 постановления Пленума заключается в том, что риск признания крупной сделки или сделки с заинтересованностью, заключенной с пороками одобрения, значительно сокращается, если иск об оспаривании сделки заявлен за пределами сроков п. 2 ст. 181 ГК РФ и при наличии бухгалтерской отчетности, из которой можно будет сделать вывод о совершении такой сделки.

Сделки, совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности, не требуют соответствующего одобрения

Учитывая различные противоречия в правоприменительной практике, также обратим внимание на п. 6 постановления Пленума, в котором конкретизировано и дополнено понятие обычной хозяйственной дея­тельности, ранее изложенное в постановлении Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об акционерных обществах“» (п. 30).

Так, Пленум ВАС РФ обращает внимание, что не требуется соблюдения предусмотренного законом порядка одобрения крупных сделок в случаях, когда сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности юридического лица.

Под обычной хозяйственной деятельностью, по мнению Пленума ВАС РФ, следует понимать любые операции, которые приняты в текущей деятельнос­ти соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности, сходных по размеру активов и объему оборота, независимо от того, совершались ли такие сделки данными обществами ранее.

По мнению ВАС РФ, это определение не должно вызывать возражений как минимум к:

  • приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности;
  • реализации готовой продукции;
  • получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для их последующей реализации путем розничной продажи). При этом практика показывает, что приведенные отношения подлежат отдельному регулированию и определяются в каждом конкретном случае индивидуально.

Если первые две ситуации не вызывают какой-либо явной практической неопределеннос­ти, то относительно получения кредитов для оплаты текущих операций невозможно высказаться так однозначно.

Для более полного представления о высказанном мнении следует отметить, что хоть разъяснения ВАС РФ и устанавливают возможность получения кредитов для оплаты текущих операций, однако Пленум, на наш взгляд, не конкретизирует и не разделяет те ситуации, при которых заемщик получает кредитные средства на постоянной основе, с теми, когда кредиты предоставляются в индивидуальном (разовом) порядке. Очевидно, что если организация регулярно кредитуется, то суды с большей долей вероятности квалифицируют заключение кредитных договоров как обычную хозяйственную деятельность заемщика (см., например, постановление ФАС Дальневос­точного округа от 18.05.2009 № Ф03-1982/2009).

Сложнее обстоит дело с теми случаями, когда кредитование осуществляется не на сис­тематической основе, а имеет разовый характер. Представляется, что в таких случаях судам следует руководствоваться буквальным толкованием п. 6 постановления Пленума, из которого следует, что при оценке кредитного договора нужно опираться на цели, на которые заемщику предоставляется кредит.

Комплексный анализ законодательства и судебной практики в данной части позволяет говорить о том, что такая цель кредитования, как разовое пополнение оборотных средств для оплаты текущих операций (будь то приобретение оптовых партий товаров или иных направлений), является приемлемой и вполне безопасной для банков с точки зрения рис­ков оспаривания кредитного догово­ра как крупной сделки. При этом суды фактически отмечают, что разовое пополнение оборотных средств обществом не выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности (см., например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.05.2009 № Ф04-2581/2009).

Важно отметить, что размер полученного обществом кредита в данном конкретном случае не имеет правового значения и не влияет на применение положений законодательства о крупных сделках (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 № 62).

Вместе с тем заслуживает внимания тот факт, что приведенный в постановлении Пленума перечень конкретных сделок, которые могут относиться к производственно-хозяйственной деятельности общества, является открытым и суды активно используют данную возможность для расширительного толкования обозначенного перечня.

Так, постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2015 № 13АП-39/2015 по делу № А56-17424/2014 к сделке, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, отнесен договор, заключенный в обеспечение обязательств общества по подрядному контракту. Судом установлено, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что договор заключен в ходе обычной хозяйственной деятельности общества, в связи с чем к порядку его заключения не применяются положения об одобрении крупных сделок, предусмотренные ст. 78, 79 Федерального закона «Об акционерных обществах». Следовательно, необходимость принятия советом директоров общества решения об одобрении указанной сделки как крупной сделки, отсутствовала (отсутствие такого решения не свидетельствует о ничтожности указанной сделки).

Участник общества, не являющийся таковым на момент совершения сделки, может ее оспаривать

Пунк­том 11 постановления Пленума установлено еще одно важное нововведение, направленное на выработку общего подхода и единообразие судебных актов по вопросу оспаривания крупных сделок. В нем указано, что не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что истец на момент совершения сделки не был участником общества. Течение исковой давности по требованиям таких участников (акционеров) применительно к ст. 201 ГК РФ начинается со дня, когда о совершении сделки с нарушением порядка ее одобрения узнал или должен был узнать правопредшественник этого участника общества.

При этом раньше суды линейно отказывали новым участникам общества в ситуациях, когда те пытались оспорить сделки общества за период, когда они не являлись участниками таких обществ (суды указывали, что новый участник, приобретший права на доли, не является правопреемником предыдущего участника в отношении права на оспаривание ранее совершенных сделок (см., например, постановления Седьмого арбит­ражного апелляционного суда от 07.03.2014 по делу № А27-18005/2012, Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2014 № 09АП-42739/2013).

Однако после принятия постановления Пленума суды заняли противоположную позицию, которая предоставляет участникам обществ возможность защитить нарушенные права и восстановить баланс интересов в ситуациях явного злоупотребления контрагентов. Так, в настоящее время формируется последовательная практика, согласно которой (в том числе) суды кассационной инстанции отменяют судебные акты нижестоящих инстанций, которые противоречили положениям п. 11 постановления Пленума (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 15.04.2015 по делу № ­А03-4956/2013).

Подводя итоги, следует отметить, что высказанные ВАС РФ подходы в части исключения возможных злоупотреб­лений при использовании механизмов корпоративного одобрения/неодобрения сделок в настоящее время последовательно продолжает ВС РФ. И даже в ситуациях, когда в соответствии с буквой закона вроде бы сделку следует признать недействительной, но из обстоятельств видно, что данное требование закона лишь используется другими субъектами для достижения своих целей, не связанных с защитой корпоративных прав, ВС РФ, используя концепцию недопус­тимости злоупотребления правом, пресекает такие попытки. В частности, такой подход был использован по недавнему делу ООО «Канон Ру» (Определение ВС РФ от 15.09.2014 по делу № А40-33110/2013), где в силу прямого указания закона сделка должна была быть признана недействительной. Но фактически эти нормы использовались недобросовестным участником одного из контрагентов по сделке для ухода от ответственнос­ти по обязательству об оплате поставленного товара, и ВС РФ не допустил злоупотребления правом в такой форме. ВС РФ обратил внимание на то, что, если суды устанавливают обстоя­тельства, свидетельствующие о злоупотреблении лицом своим правом при оспаривании крупной сделки, в частности использование корпоративных правил об одобрении исключительно в целях причинения вреда контрагенту по этой сделке, арбитражный суд имеет право отказать в удовлетворении иска о признании такой сделки недействительной. По мнению ВС РФ, интересы лица в таком случае не подлежат судебной защите в силу п. 4 ст. 1 ГК РФ, который не допускает возможности извлечения выгоды из недобросовестного поведения.