1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 457

Российская промышленность держится в «зеленой зоне»

Отечественные промышленники в начале года не теряют оптимизма и демонстрируют небольшой рост производства, показывают опросы и отчетные данные Росстата. Ученые ВШЭ полагают, что отрасль стоит на развилке между ростом и рецессией, а эксперты ИЭП им. Е.Т. Гайдара и РАНХиГС считают, что кризиса промышленность еще не ощутила.

Определенный тренд снижения темпов роста российской индустрии, по мнению аналитиков «Вышки», наметился еще в 2012 г. Однако же с сентября 2014 г. началось явное оживление. И хотя в целом в прошлом году прирост промышленнос­ти составил 1,7% (против 0,3% в 2013 г.), в декабре 2014 г. он достиг 3,9%.

Данные о темпах прироста различных секторов российской экономики со снятой сезонностью говорят примерно о том же. К тем сегментам, которые во 2-м полугодии 2014 г. демонстрировали рост выпуска различной степени интенсив­ности, наряду с сельским хозяйством и розничной торговлей, можно действительно отнести и промышленность.

Среди этих трех секторов, ­которые пока растут (что особенно заметно на фоне общей экономической обстановки), именно промышленность является наиболее важной отраслью для общей экономичес­кой динамики. Это связано как с ее гораздо более высокой долей в ВВП (в сравнении с сельским хозяйством), так и с ее возможностью опираться не только на внутренний, но и на внешний спрос. Здесь доходит почти до крайнос­тей: некоторые соседние страны (например, Казахстан) пытаются запретить ввоз резко подешевевших российских товаров. Внутренний же спрос, бывший двигателем экономики все последние годы, в 2015 г. начнет сокращаться.

Опросы Росстата в январе 2015 г. говорят о том, что динамика основных показателей промышленности, характеризую­щих текущие спрос и выпуск, а также ожидания, является слабоположительной. Причем абсолютный уровень этих индикаторов весьма далек от провальных показателей рецессионного 2009 г.

К примеру, разница долей опрошенных, говорящих о рос­те и о снижении спроса на промышленную продукцию, в январе 2015 г. составила плюс 4 п.п. Это соответствует показателю сентября 2014 г., когда разница резко увеличилась (с нулевого уровня).

Аналогичный показатель по выпуску продукции вырос до 8 п.п., вернувшись на уровень начала 2014 г. ­после падения до нуля в июне — ­августе.

Отчетные данные Росстата за январь 2015 г. также показывают пусть небольшой, но все же рост выпуска отечественной индустрии. Индекс промышленного производства в январе 2015 г. по сравнению с первым месяцем 2014 г. составил 100,9%.

Государственный спрос плюс девальвация

Каковы же могут быть причины подобного оптимизма?

«Одной из них может являться рост государственного спроса, — отмечает аналитик Центра развития ВШЭ Валерий Миронов. — При стагнационной в целом динамике расходов федерального бюджета в реальном выражении в январе — ноябре 2014 г. по отношению к тому же периоду прошлого года, в декабре их прирост по отношению к тому же периоду 2013 г. составил порядка 30% в реальном выражении. В январе же 2015 г., по предварительным данным Минфина РФ, прирост составлял уже порядка 90%».

Тем не менее одним этим фактором трудно объяснить сохраняющийся и порой вызывающий удивление оптимизм российских промышленников. Причина их энтузиазма может также состоять еще и в серьезном воздействии произошедшей девальвации руб­ля на конкурентоспособность продукции отечественной индустрии. Расчеты ученых ВШЭ на основе показателей Росстата за 1-е полугодие 2014 г. говорят, что она в целом очень положительно влияет на валютную рентабельность большинства секторов промышленности.

Падение номинального курса руб­ля к доллару за указанный период составило около 50% (если исходить из курса в 65 руб./долл.). Это привело к росту рентабельности в валютном выражении в среднем по обрабатывающим производствам на 34,6 п.п. (с 8,9% в первой половине 2014 г. до 43,5%), а по добыче полезных ископаемых — на 37 п.п. (с 25 до 62%). Наиболее сильный эффект получился в отраслях, где наименьшую долю в выручке составляют импортные комплектующие и сырье. К примеру, в секторе строительства и ремонта судов доля импорта в выпуске составляет 7,4%, и рентабельность увеличилась здесь на 84,3 п.п. (наибольший прирост в обрабатывающей промышленности).

В добывающей индустрии наибольшее увеличение рентабельности наблюдалось в добыче драгоценных и полудрагоценных камней. Тут этот показатель возрос на 51 п.п., так что рентабельность из негативной превратилась в положительную (рост с –3,2 до 48,4%).

Совершенно иная картина сложилась в нескольких секторах промышленности, где доля импорта составляет больше 50% от выручки. Самое сильное падение рентабельности среди них произошло в производстве аппаратуры для приема, записи и воспроизведения звука и изображения — до –31%, что объясняется большой долей импортных комплектующих (70%).

Однако общая доля подотраслей обрабатывающей промышленности, где наблюдается падение рентабельности, составляет всего 0,64% выпуска обработки в целом (по данным формы 5-з), или 0,49% выпуска всей экономики.

Таким образом, формально девальвация руб­ля создает хорошие условия с точки зрения изменения относительных цен российских товаров.

Однако есть и малоприятные факторы. В частности, западные санкции могут создавать прямые препятствия для ввоза важных компонентов в некоторых отраслях. Помимо этого, для увеличения экспорта и импортозамещения даже при наилучших ценовых соотношениях промышленность нуждается в дополнительных производственных мощностях и трудовых ресурсах.

На перепутье

В целом январские данные динамики промышленного производства, по оценке экспертов Центра развития ВШЭ, могут говорить как о простой коррекции объемов промпроизводства после избыточного роста в конце прошлого года, так и о переходе индустрии от стагнации к рецессии.

Не видят кризисного спада в промышленности и аналитики Института экономической политики им. Е. Гайдара, которые совместно с учеными Российской академии народного хозяйства и государственной службы подготовили Оперативный мониторинг экономической ситуации в России. Динамика спроса, по их оценкам, в январе 2015 г. продемонстрировала обычную для начала года траекторию: баланс ответов опустился до значений, традиционно регистрируемых в месяце, первая декада которого является общенациональными каникулами.

Поэтому очистка от сезоннос­ти показала сохранение темпа изменения показателя примерно на прежних уровнях, даже с символическим улучшением по сравнению с декабрем. «Таким образом, никакого кризисного спада спроса промышленность пока не ощутила», — делают вывод ученые.