1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 680

Реклама со ссылкой на стороннее лицо вводит потребителей в заблуждение относительно производителя товаров или услуг

Ссылаться в рекламе на другое лицо нельзя, даже если такое лицо расположено в одном здании с рекламодателем или услуги оказываются через него опосредовано. Подобные ссылки, содержащиеся в рекламе, приравниваются к сведениям, которые могут сформировать у потребителя ложные выводы относительно производителя услуг, а это является нарушением законодательства и может служить основанием для привлечения рекламодателя к административной ответственности (постановление Верховного суда РФ от 22.09.2014 по делу № 308-АД14-622).

Суть дела

Общество с ограниченной ответственностью, арендовавшее помещение в здании городской поликлиники, заключило договор с рекламным агентством на размещение в радиоэфире рекламы медицинских услуг. Рекламное сообщение содержало в себе перечень оказываемых услуг, а также указание на то, что за их получением нужно обращаться в поликлинику № 9 (с упоминанием точного адреса медицинского учреждения). Ссылок на наименование рек­­ламодателя (ООО) текст рекламы не содержал. В связи с этим Управление Федеральной антимонопольной службы по Ставропольскому краю усмотрело в действиях общества наличие состава административного правонарушения и по собственной инициативе возбудило в отношении общества дело по признакам нарушения п. 20 ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» (далее — Закон о рекламе) — распространение недостоверной рекламы, то есть рек­ламы, содержащей не соответствующие действительности сведения о продавце или изготовителе рекламируемого товара. По итогам рассмотрения материалов дела постановлением УФАС общество было привлечено к административной ответственнос­ти на основании ст. 14.5 КоАП РФ с назначением штрафа в размере 101 000 руб. Не согласившись с вынесенным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд.

Судебное разбирательство

В обоснование своей позиции истец указал, что в спорной рекламе не упоминается наименование другой организации, оказывающей медицинские услуги, а используемый термин «поликлиника № 9» служит лишь для индивидуализации помещения, в котором осуществляются оказываемые обществом медицинские услуги.

Представитель заинтересованного лица — той самой поликлиники № 9 с указанным мнением не согласился, пояснив, что из дословного восприятия текста рекламы следует, что за квалифицированной медицинской помощью необходимо обращаться именно в поликлинику. При этом потребитель вводится в заблуждение относительно того, кто предоставляет услуги, поскольку слово «поликлиника» у большинства ассоциируется с государственным учреждением. Данный факт позволяет обществу получать преимущества в виде повышения его узнаваемости за счет репутации самой поликлиники. Это также может повлечь за собой дополнительные расходы со стороны потребителей или даже ухудшение состояния их здоровья при некачественном оказании услуг.

Суд первой инстанции встал на сторону заявителя. В спорной рекламе не было указано, что поликлиника сама оказывает услуги, как не было и ссылок на организационно-правовую форму организации, оказывающей услуги. В ходе судебного разбирательства было установлено, что медицинской организации с наименованием «поликлиника № 9» вообще не существует, доказательства обладания исключительными коммерческими правами на обозначение «поликлиника № 9» в материалы не представлялись.

Истец фактически арендует у треть­его лица часть здания поликлиники, то есть располагается с ним по одному адресу, в техничес­ком паспорте на здание его наименование значилось как «поликлиника».

Что касается контактной информации, то в рекламе был указан телефонный номер, принадлежащий заявителю, и на фасаде здания поликлиники имелась вывеска с необходимой информацией об обществе. Потому суд согласился с позицией истца о том, что ссылка на поликлинику № 9 в рекламе служит лишь средством индивидуализации помещения, в котором оказываются услуги.

Закон о рекламе не содержит требований, обязывающих рекламодателя сообщать свое наименование или давать информацию относительно платности или бесплатности предоставляемых услуг. Доказательств того, что термин «поликлиника № 9» ассоциируется у большинства населения с государственной или муниципальной структурой, в материалы дела представлено не было.

Не согласившись с вынесенным решением, Управление ФАС России подало апелляционную жалобу, но опять потерпело поражение. Апелляционное постановление вновь было обжаловано в ФАС Северо-Кавказского округа, который все же усмотрел наличие в действиях рекламодателя признаков правонарушения.

Кассационный суд жалобу удов­летворил, отменив решение и постановление. По мнению кассационной инстанции, предыдущими судами не учтено то, что общество было привлечено к ответственнос­ти на основании п. 20 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе. Потребитель не обладал информацией о том, что по указанному в рекламе адресу размещается сразу несколько хозяйственных субъектов, осуществ­ляющих медицинскую деятельность, и поликлиника в том числе. Суды не дали оценку доводу Управления ФАС России о том, что содержание рек­ламы создает впечатление, что услугу оказывают врачи проктологического отделения поликлиники. Необоснованно были отклонены и доводы Управления ФАС России о том, что термин «поликлиника № 9» для географической привязки является некорректным, так как понятия «здание» и «хозяйствующий субъект» не являются тождественными. В итоге дело было направлено на новое рассмотрение.

По результатам нового рассмотрения дела суд первой инстанции вынес решение об отказе в удов­летворении требований общества с учетом тезисов, сформулированных ФАС Северо-Кавказского округа. Дополнительно суд согласился с доводами Управления ФАС России о том, что общество вводит в заблуждение потребителя относительно производителя оказываемой услуги с целью получения преимущества в предпринимательской дея­­тельности путем снижения затрат на продвижение своего предприятия (повышения его узнаваемости). Суд назвал этот метод недобросовестным, поскольку перечисленные в рекламе услуги входят в территориальную программу обязательного медицинского страхования.

Общество обжаловало решение суда последовательно в апелляционной и кассационной инстанциях, а затем, так и не получив судебного акта в свою пользу, обратилось с жалобой в Верховный суд РФ.

Позиция ­Верховного ­суда

При кассационном пересмотре судебных актов по делу Верховным судом РФ заявитель опять получил отказ. В постановлении судьи дополнительно подчеркнули: то обстоя­тельство, что рекламируемые медицинские услуги оказывает врач, являющийся сотрудником городской поликлиники № 9, не имеет значения для разрешения спора даже с учетом того, что между предприятиями заключен договор о взаимном оказании услуг.

Более того, отклонение судами довода заявителя о том, что фраза «Обращайтесь в поликлинику № 9» является средством индивидуализации помещения, признано верным, ведь в рекламном сообщении и так был указан точный адрес, по которому следует обращаться пациентам.