1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Минфин играет на повышение

Вывешенные на сайте Минфина «Основные направления бюджетной политики на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов» и разъяснения планов от министра Антона Силуанова в недавнем интервью газете «Ведомости» позволяют представить будущее. Нас ждет непременное повышение налогов и ряд подобных мер для того, чтобы ни в коем случае не допустить роста дефицита бюджета. Почему и чем опасен этот дефицит — нигде и никем не разъясняется. Может быть потому, что объяснений этому просто не существует.

Перечислив сделанное, авторы «Основных направлений» дают прогноз на 2014—2017 гг. В том числе «прогнозируется снижение доходов федерального бюджета с 19,9% ВВП в 2014 г. до 19,6% в 2015 г. и до 18,1% ВВП к 2017 г., в основном за счет снижения нефтегазовых доходов. Объем нефтегазовых доходов снижается с 9,9% ВВП в 2015 г. до 8,4% ВВП в 2017 г., а ненефтегазовых остается на уровне 9,7% ВВП».

Прочие прогнозы тоже не совсем успокаивающие. К примеру, по пенсионной реформе. «Изначально мы задумывали выход пенсионной системы на самодостаточность, а она в нынешнем состоянии дефицитна... Необходимо работать и над повышением пенсионного возраста», — говорит А. Силуанов «Ведомостям».

В общем, по «Основным направлениям» и заявлениям А. Силуанова выходит, что бюджетная конструкция у нас трещит по швам. Нужны меры по спасению. Предлагаются такие действия.

По пенсионной реформе — повышение, судя по всему, пенсионного возраста.

По налогам — повышать. При этом А. Силуанов для приличия говорит, что «никому, конечно, не хочется увеличивать налоговую нагрузку». И добавляет: «…в сложившейся ситуа­ции просто нельзя не повышать», говорит про то, что это компенсируется предоставлением льгот. Это прокомментировал экономист Сергей Алексашенко, говоря о повышении ставки отчислений в Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС): «Ставка налога (а отчисления в ФОМС есть налог на оплату труда) распространяется на все отрасли; особенно тяжело это бремя для постиндустриальных секторов, где удельные расходы на оплату труда заметно выше. А вот налоговые послабления даются нефтяникам. Которые проели сверхдоходы, свалившиеся на них в последние годы (в том числе и раздав дивиденды своим акционерам), но при этом не захотели вложиться в модернизацию нефтепереработки».

А. Силуанов говорит, что «рассматриваются предложения о повышении на 1—2% ставки или введения прогрессивной шкалы». Министр успокаивает, что до 2018 г. ставка повышаться не будет. С. Алексашенко комментирует: «Перевожу на русский язык: нет вопроса, повышать или не повышать подоходный налог. Это будет сделано».

Итак, для спасения бюджетной конструкции будут повышать пенсионный возраст и налоги. Но от чего конструкцию надо спасать? От полуторапроцентного дефицита бюджета. Чем опасен такой дефицит — непонятно. Как вопрошает С. Алексашенко: «Министр в принципе не может объяснить, почему дефицит в размере 0,5% ВВП его не беспокоит, а вот полуторапроцентный дефицит является категорически недопус­тимым».