1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Российское производство не думает расти

Банк HSBC опубликовал очередной, апрельский индекс деловой активности (PMI) для России. Он опять ниже 50, хуже всего то, что держится в этой нехорошей зоне уже шесть месяцев подряд.

Индекс высчитывает исследовательская компания Markit Group, проводя опросы менеджеров по закупкам частных компаний. Подсчет ведется по такой формуле:

индекс PMI = (доля респондентов, заметивших улучшение ситуации) + (0,5 х доля респондентов, не заметивших изменений в ситуации) + (0 х доля респондентов, заметивших ухудшение ситуации).

Таким образом, если все участники опроса заявляют об улучшении ситуации, индекс имеет значение 100; если все замечают ухудшение — индекс равен нулю; если ситуация не поменялась — индекс будет 50; следовательно, если индекс выше 50, это говорит об улучшении в производственной экономике; если же он ниже 50 — об ослаблении. Опрос проводится по пяти составляющим: новые заказы; выпуск; занятость; своевременность исполнения заказа; складские запасы. Важность каждой из составляющих индекса различна, поэтому при расчете им приданы разные коэффициенты: 0,3 — для новых заказов; 0,25 — для выпуска; 0,2 — для занятости; 0,15 — для своевременности исполнения заказов; 0,1 — для складских запасов.

Интегрированный российский PMI в апреле составил 48,5, в марте было 48,3; с одной стороны, показатель улучшился, с другой — он по-прежнему ниже 50, а следовательно, ситуация в производственной экономике продолжает ухудшаться; хуже всего, что российский PMI держится ниже 50 уже шесть месяцев подряд. Плохо и то, что в апреле снижение продолжалось во всех пяти составляющих интегрированного индекса, хотя в большинстве случаев и не так интенсивно, как в марте.

Оценка новых заказов ухудшается пятый месяц подряд, более того, она оказалась почти такой же, как в марте, когда был зафиксирован худший за последние 58 месяцев показатель. Объяснение этому — прежде всего, неважные перспективы существующего экспорта; исследователи также обращают внимание, что ситуация с новыми экспортными возможностями ухудшается уже восемь месяцев подряд.

Участники опроса по-прежнему скептически относятся и к открытию новых деловых проектов — из-за чего вторая составляющая интегрированного индекса, выпуск, продолжает оставаться в отрицательной зоне; это фиксируется с января нынешнего года, динамика минимальная. На максимуме с лета 2013 г. находится, по данным опроса, оценка количества незавершенных проектов.

Слабые деловые перспективы России находят свое отражение и в третьей составляющей интегрированного индекса PMI — занятости: ухудшение ситуации наблюдается десятый месяц подряд. А тренд на снижение занятости — еще более длинный: полтора года.

Своевременность поставок оценивается как ухудшающаяся, причем все с большим темпом, связано это, по мнению опрошенных, со все увеличивающимися сложностями с импортными поставками.

Ситуация с запасами непрерывно ухудшается с ноября — и это также ничего хорошего не говорит о состоянии экономики.

Авторы исследования указывают и на еще один показатель, не входящий в расчет интегрированного индекса, но важный для понимания состояния экономики — речь идет о быстро растущей инфляции в промышленности. Связано это также с ослаблением российского руб­ля. Апрельский показатель инфляции в промышленности вышел не таким высоким, как мартовский, однако все равно он находится на исторически высоком уровне. А вот инфляция в выпуске ускорилась и установила трехлетний рекорд.

Главный экономист банка ­HSBC по России и СНГ Александр Морозов так прокомментировал данные очередного месячного опроса: «Главная плохая новость состоит в том, что все показатели, из которых формируется индекс PMI, продолжают ухудшаться. Главная хорошая новость — что ухудшение все-таки замедлилось. В целом, исследование показывает, что ситуация не слишком меняется — в апреле она примерно такая же, какой была в феврале и марте: умеренно плохая.

В то же время есть и некоторые именно апрельские скверные новости. Во-первых, производители потребительских товаров сигнализируют об увеличении складских запасов, что означает негативный прогноз для динамики выпуска в этом секторе экономики. Во-вторых, ценовое давление, чуть снизившееся в апреле, тем не менее остается высочайшим за последние несколько лет. В-третьих, несмотря на очевидное снижение деловой активности, рост цен в выпуске продолжает расти, что несомненно скажется на спросе в производственном секторе. Особенно быстро растет инфляция в производстве потребительских товаров, а это не может не сказаться на розничных ценах».

Таким образом, заключает Александр Морозов, можно сделать вывод, что российская промышленность привыкает к жизни в условиях рецессии, и есть риск, что это становится новой экономической нормой.