1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Ожидается законопроект о фактической амнистии для вернувшихся домой денег

В Думе ждут со дня на день минфиновский законопроект, который называют «антиофшорным» и в котором ожидают увидеть предложение амнистировать все капиталы, вернувшиеся на родину, кроме преступных.

Российские предприниматели практически все время своего существования как нового класса пользуются иностранными (а было время — и внутрироссийскими) низконалоговыми юрисдикциями, в первую очередь для того, чтобы не платить налогов или хотя бы платить их поменьше. Некоторые сегодняшние схемы поз­воляют ограничиться долями процента (0,3% — фактическая ставка, а эффективная ставка с учетом всех расходов — примерно 0,5%) от подлежащей налогообложению суммы, в такой схеме задействовано минимум две низконалоговые юрисдикции, например Британские Виргинские острова и Кипр, но игра явно стоит свеч. Во вторую же очередь (и тут уже речь идет исключительно об иностранных юрисдикциях) — для того, чтобы облегчить себе ведение бизнеса. Наиболее простой пример — российская недвижимость. Значительная часть коммерческих зданий и сооружений находится в собственности у каких-то офшорных компаний: по российским законам сделка с недвижимостью — процесс крайне непростой, а если, положим, торговый центр находится во владении кипрской компании, то, чтобы его продать, достаточно реализовать кипрскую компанию.

Осенью президент Владимир Путин выступил с программной речью, в которой оповестил бизнес, что государство будет бороться с уклонением от налогов через офшорные схемы. Это выглядело так: «Хотите работать в офшорах — пожалуйста, но деньги сюда». В короткой фразе содержатся и угроза, и предложение: продолжать работать в офшорах, если будут уплачены все необходимые налоги; во всяком случае, именно так поняли президента эксперты.

В развитие идей президента Министерство финансов начало готовить документ, в котором декларировалась важнейшая новация: где бы ни были «припаркованы» рабочие (то есть не личные) капиталы российских бизнесменов, Россия их найдет и обложит налогом. Этому намерению Минфина должны были помочь два обстоятельства. Первое — что мировое финансовое и фискальное сообщества формально договорились об обмене существенными налоговыми данными, а следовательно, сделали (точнее, сделают, обмен еще не заработал на полную силу) существенно более транспарентной финансовую систему в мире. Второе — что уклонившимся от налогов были обещаны огромные штрафы. В законопроекте, который еще в нынешнюю сессию должен получить одобрение Госдумы, указаны очень строгие условия: даже если российское физичес­кое или юридическое лицо владеет всего 1% какой-либо зарубежной компании, оно обязано само сообщить об этом в налоговые органы.

Теперь выяснилось, что налоговая составляющая возникает только тогда, когда деньги находятся за рубежами России. Стоит им вернуться, как будет предложена легализация: за репатриированные деньги не надо будет платить просто ничего. Правда, рассматривается и другая версия: надо будет заплатить только НДФЛ. В любом случае, речь идет о законопроекте, которым Минфин предлагает амнистировать все капиталы, вернувшиеся на родину, кроме преступных.

Оценки, каких размеров капиталы могли бы секретно или полусекретно принадлежать российским богачам за рубежами, разнятся на порядки. Однако очевидно, что Минфину, можно сказать, повезло, причем совершенно неожиданно.

Операция России по присо­единению Крыма вызвала негодование в западном мире, и он принялся вводить санкции. Утверждать нельзя, но можно предположить, что часть утаенных от налогов капиталов была приобретена коррупционным путем, и если будет обнаружена западными противниками России, то будет, возможно, и конфискована или арестована по каким-нибудь внезапно введенным новым санкциям.