1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 779

Оборонпром получит добавку в урезаемом бюджете

Независимые эксперты анализируют материалы Минфина о бюджете на 2014—2016 гг. Они говорят о том, что наблюдается перекос в пользу оборонпрома за счет здравоохранения и образования, и доказывают, что это не даст роста ВВП.

гентство «Финмаркет» приводит такие данные со ссылкой на Минфин. Реальные оборонные расходы в 2014 г. вырастут на 391 млрд руб., или на 18,6%, по сравнению с нынешним годом — до 2489,4 млрд руб. В 2015 г. оборонщики получат еще прибавку почти в 540 млрд руб., в 2016 г. — еще 350 млрд руб. За три года доля оборонных расходов в федеральном бюджете вырастет с 15,7% в 2013 г. до 20,6% в 2016 г. Вместо 3,1% они будут составлять 3,9% ВВП.

Экономить же в следующем году Минфин хочет на образовании. Расходы по этой статье предлагается уменьшить на 88 млрд руб., или 13%. В дальнейшем их предлагается понемногу увеличивать, но их доля в общих бюджетных расходах и в ВВП будет только снижаться: с 5,4 до 3,9% от бюджета и с 1 до 0,7% ВВП.

Примерно 9% своих сегодняшних средств, или 44 млрд руб., может потерять здравоохранение. Новое сокращение ждет отрасль в 2015 г. К 2016 г. доля расходов на здравоохранение в бюджете снизится с нынешних 3,8 до 2,6%, в ВВП — с 0,8 до 0,5%.

Эти подсчеты особенно интересны на фоне разговоров про то, что мировая ситуация вынуждает экономить, что части денег — примерно по 5% — будут лишены все бюджетополучатели. Однако ряд экономистов, среди которых Сергей Алексашенко, после анализа материалов Минфина пришли к выводу, что на самом деле не будут сокращаться ни доходная, ни расходная части бюджета. И многие аналитики уверены, что в любом случае рост оборонных расходов не стимулирует рост ВВП.

«Я считаю, что наш бюджет имеет военно-полицейскую направленность. Столь значительные оборонные расходы крайне неэффективны. Прошлогодний оборонный заказ не выполнен на 20%, а деньги все ушли. Но и 80% — это то, что мы получаем от нашей промышленности в основном в виде „металлолома“. Пока большинство граждан считает, что он нам до зарезу нужен, все спокойно. Прироста ВВП оборонные расходы не дают. Сначала прирастает ВВП, а потом оборонная промышленность получает деньги из бюджета и еле переваривает этот ВВП. Она очень мучается из-за того, что им запретили переваривать эти средства за счет повышения цен на свою продукцию», — цитирует «Финмаркет» Василия Зацепина из Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара.

«Даже в условиях секвестра и призывов к всеобщей экономии сделали так, что абсолютные сокращения затронули в основном человеческий капитал. Даже с учетом переноса части расходов в здравоохранении на внебюджетные фонды общие расходы консолидированного бюджета по этой статье сокращаются. Хорошее здравоохранение столько стоить не может, доля расходов на него должна быть более 5% ВВП. А у нас в консолидированном бюджете 3,5% и есть тенденция к сокращению. Доля обороны растет. И даже некоторое сокращение этого роста — это не отказ от затрат, а перенос их на более поздние сроки. Оборонщики не уступают ни копейки. Расходы на оборону у нас увеличиваются не первый год. А экономический рост почти прекратился. При нынешней неэффективности это не источник экономического рос­та», — полагает директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова.

Иначе настроена Елена Пенухина из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). «Произошел бюджетный маневр: часть расходов сократили, чтобы перебросить высвободившиеся средства на приоритетные направления. Прежде всего на выполнение социальных указов президента мая прошлого года. Сокращение федеральных расходов на здравоохранение, образование, социальную политику связано с переходом на эффективный контракт, когда зарплата в бюджетных секторах повышается по мере роста производительности труда, с переносом части расходов на регионы (большая часть социалки у нас на плечах регионов лежит), с переходом в здравоохранении на страховые принципы с переносом части расходов на фонды медицинского страхования. Фактически это тоже своего рода бюджетный маневр».