1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1329

«Вы работать будете?» — 2

Бытующее мнение, что «мы сами с усами», не может скрыть порождающего пессимизм обстоятельства: вольно (неслучайно) или невольно (от безграмотности) хвататься за рецепты мирового опыта — давно отжившие своё либо новомодные, даже если они не вполне соответствуют отечественным реалиям. Ситуация усугубляется и множеством иных, хорошо известных российской общественности причин, борьба с которыми объявлена, но традиционно безуспешна и неэффективна.

Кризис мотивации

Всё больше россиян жалуются на отсутствие интереса к работе. Социологи и психологи говорят об остром кризисе мотивации, при котором не увлекают ни процесс трудовой деятельности, ни её результат, ни награда за труд. Перегрев рынка труда проявился ещё в 2000-е: в дефиците квалифицированных кадров, росте зарплат, превышающем рост производительности труда. Ситуацию временно смягчил экономический кризис, под угрозой массовых увольнений временно взбодривший работников. Компании пытаются стимулировать эффективный труд разного рода денежными вознаграждениями, бонусными программами, образовательными возможностями, карьерными перспективами и др. Это условия необходимые, но не достаточные («Итоги», № 07, 13 февраля 2012 г.). Но проблема остаётся.

Между тем правительства и центробанки разных стран пока безуспешно пытаются определить оптимальные пути стимулирования экономического развития: дороги, дешёвые кредиты для промышленности, инфраструктура, бесплатная ипотека и множество других стимулирующих бюджетных программ.

Экономисты МВФ исследовали связь бюджетных расходов и роста на основании изучения статистики по 56 странам мира (развитым, развивающимся и самым бедным) за период 1970—2010 гг. Оказалось, что миллиарды долларов «уходят в песок», так и не успев оказать влияние на рост. Расходы на оборону, создание инфраструктуры, здравоохранение и социальную защиту мало влияют на долгосрочный рост экономики. Установлена устойчивая прямая связь между расходами на образование и долгосрочным экономическим ростом, особенно сильна такая связь, когда при этом сокращаются социальные расходы.

Образование стало одним из важнейших драйверов вертикальной мобильности. Экономика сегодня требует больших знаний. Акцент должен быть сделан на необходимости понимать ситуацию и решать проблемы, а не просто на знаниях. Важны не знания сами по себе, а навыки.

Для каждого уровня развития характерна своя структура расходов. Однако это не противоречит обобщающему заключению: лучший способ ускорить рост экономики в долгосрочной перспективе — вложить значительную часть средств в образование. В последние 40 лет мир идёт в противоположном направлении: расходы на образование практически не растут, зато социальные расходы заметно увеличиваются («Финмаркет», 11 и 16 июля 2013 г.).

Смысл сформулированного вывода в следующем: при достижении оптимальных (приемлемых) пропорций в финансировании важнейших составляющих вложений в человеческий капитал дальнейшие вложения целесообразно осуществлять преимущественно в различные формы образования граждан.

Каковы оптимальные (приемлемые) пропорции? Это должно бы следовать из контрольных цифр долгосрочной стратегии развития. Её отсутствие в нашей стране, кто бы ни утверждал обратное, на руку чиновникам-корректорам и известной части российского бизнеса, но не на пользу экономике и обществу в целом.

Информация к размышлению

Доходы бюджета в 2014—2015 гг. будут меньше, чем предполагалось. При этом бюджет нарастил долгосрочные обязательства. Выход один. «Если денег на все не хватает, то нужно определить приоритеты», — посоветовал президент. Основной бюджетный маневр — снижение трансферта Пенсионному фонду за счёт проведения пенсионной реформы (NEWSru.com/Экономика, 2 июля 2013 г.).

На рисунке приведена структура бюджета-2013 («Росбалт», 6 июня 2013 г.). В проекте бюджета на 2014—2016 гг. запланировано снижение инвестиций в образование с 5 до 4% ВВП, в здравоохранение — с 4 до 2% ВВП. Одновременно на оборону будет расходоваться ежегодно свыше 3% ВВП (в развивающихся странах этот показатель существенно ниже, например в Мексике — 1% («Кто должен инвестировать в российскую экономику», «Экономика и жизнь», 2013 г., № 27).

Глава ФНПР Михаил Шмаков указывает, что зарплата отстаёт от прожиточного минимума на 40%, а в проекте бюджета на ближайшие три года запланировано снижение её доли в ВВП. По замыслу Минфина, вырастут доля платных услуг населению и доля кредитов, за счёт чего будет обеспечиваться высокий спрос в экономике. «Как два этих ваших параметра свести в жизни? Вы вгоняете россиян в бедность, ставите их на порог выживания», — утверждает профсоюзный лидер.

По мнению руководителя РСПП Александра Шохина, «эти прогнозные цифры противоречат задаче развития человеческого капитала» («Российская газета», 3 июля 2013 г.).

В процессе исполнения бюджета может произойти снижение объёма поступлений доходов бюджета или поступлений из источников финансирования дефицита бюджета, что ведёт к неполному финансированию расходов (см. рисунок). В таком случае, согласно Бюджетному кодексу Российской Федерации, вводится режим сокращения расходов бюджета, который не предусматривает деления на защищённые и незащищённые расходные статьи.


Рисунок. Российский бюджет — 2013.

Как показывает отечественная практика (в частности, проект бюджета на 2014—2016 гг.), по мере роста бюджетного дефицита в первую очередь будут сокращаться расходы на образование (например, через уменьшение числа бюджетных мест в вузах и др.) и прочие вложения в человека.

Часто произносимые к месту и не к месту фразы о вложениях в человеческий капитал означают, по сути, объективно необходимый, интенсивный рост вложений в социум. Чтобы понять набирающий силу тренд, вспомним: на смену ушедшим в историю примитивным технологиям, основанным на непосредственном (в большей степени) физическом труде работника вначале пришли процессы механизации и автоматизации производства. На нынешнем этапе экономического развития по мере перехода от индустриальной экономики к постиндустриальной необратимо возрастает роль непосредственно интеллектуального труда каждого индивида.

«Встроенный» в технологический процесс непосредственный исполнитель всё более превращается в «управленца-творца», стоящего над процессом, активно воздействующего на данный процесс, оперативно вносящего необходимые коррективы и фактически управляющего процессом. При этом «близкодействующие» исполнительские приёмы индивида постепенно замещаются его «дальнодействующими» (общественно значимыми по последствиям) функциями без ущерба индивидуальности.

Очевидно, такой человек должен быть здоров, образован, коммуникабелен, креативен, способен воспринимать и «фильтровать» информацию, быстро реагировать на возникающие обстоятельства, критически оценивать и своевременно воспринимать новшества, уметь адаптироваться к происходящим изменениям или разумно преобразовывать их, обладать достаточным набором моральных качеств, соответствующих балансу индивидуальных потребностей и коллективных (общественных) интересов и т.д. Искомые критерии ещё только предстоит сформулировать, а количественные показатели — разработать.

Чтобы воспитать таких граждан, государство должно вкладываться — системно, всерьёз, на длительный период — на основе научного прогнозирования и долгосрочной национальной стратегии развития, а не короткой строкой в текущем или трёхлетнем бюджете с правом урезать в зависимости от складывающейся ситуации. Но именно это и происходит с важнейшим финансовым документом страны — растущий дефицит планируют покрывать сокращением расходов на «социалку». Вот и получается «хилый человеческий капитал» как упрёк возникшему в России капиталу частному — экономически малоэффективному, но эгоистичному и дерзкому, отнюдь не стыдящемуся дефицита своей социальной ответственности и общественной полезности.

Подобное обстоятельство в немалой степени ответственно за отсутствие заинтересованности в активной преобразующей деятельности у большинства трудоспособного населения.

*****

Опрос читателей газеты «Экономика и жизнь» (табл. 1) показал, что почти три четверти ответивших не видят мотивационных стимулов. Лишь 25% придерживаются противоположной точки зрения, полагая, что с мотивацией всё в порядке.

Таблица 1. Мотивировано ли российское общество проводить необходимые преобразования, %

Нет

74

Да

25

Другое

1

Показательно, что порядка 63% одновременно отметили, что у российского общества не только отсутствует мотивация к проведению давно назревших преобразований — ему неведома и внятная долгосрочная Стратегия развития («Вы работать будете?» — см. здесь же).

Причины подобных выводов, как говорится, на поверхности и вполне объясняются итогами опросов, выполненных в 2010—2011 гг. («Стратеги и стратегии», «Экономика и жизнь», 2011, № 12 — см. здесь же).

Более половины читателей (порядка 52%) не удовлетворены своей работой, удовлетворены — 42%. Половину респондентов не устраивают внутрикорпоративные отношения. Причём тех, кто не удовлетворён ни работой, ни отношениями внутри компании, — более 35%. Среди удовлетворённых всем — 28%. Приблизительно равное число тех, кого устраивает одно, но не устраивает другое — соответственно 14 и 17%. Не сомневаются, что востребованы и работают с полной отдачей без малого половина опрошенных (48%). При этом почти 70% (больше двух третей!) опрошенных уверены, что «выкладываются на все сто», хотя 34% сомневаются в своей полезности компании, в том числе работающих без особого рвения — 13%.

*****

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов в одном из комментариев относительно скандального законопроекта о реформе российской науки, оказавшемся полной неожиданностью для академиков, сказал, что «очень хорошо знал внутреннюю ситуацию, позицию этих людей… Обсуждать с ними что-либо было бы бессмысленно». И далее: «Я подхожу к этой истории совершенно прагматично. Моя задача как управленца — продвинуться как можно дальше в решении тех задач, которые я считаю важными. Я действую как физик — чем быстрее продвинешься, тем меньше потеряешь» (NEWSru.com/В России, 12 июля 2013 г.).

Как видим, «физики» есть — «лириков» не хватает. «Прагматично» действовали и Чубайс с Гайдаром (приватизация любой ценой, невзирая на катастрофические социальные последствия для «расходного материала»), стремясь сделать необратимым вытеснение государства из экономики и переход на капиталистические рельсы — неважно, дикие или цивилизованные. Аналогично поступают и многие отечественные бизнесмены — начиная с первых шагов разгосударствления и пресловутых «залоговых аукционов» и до наших дней. И т.д.

Неудивительно, что наиболее значимыми составляющими достижения успеха в современной России оказываются связи + деньги + власть. Такие компоненты, как трудолюбие, образование, интеллигентность, далеко позади. Это следует из результатов опроса, представленных в табл. 2. Вряд ли можно назвать неожиданной тройку лидеров. Поручительства и протекции, взятки (неистребимая основа коррупции) и административный ресурс — их наличие сегодня, безусловно, способно вознести на Олимп. Но и низвергнуть, безжалостно и в одночасье, стоит только нарушить одно из этих условий.

Таблица 2. Главное для успеха в России
(до трёх вариантов ответа), %

Связи

69

Деньги

53

Власть

43

Беспринципность

28

Трудолюбие

26

Престижное образование

17

Интеллигентность

6

Другое

2

Превосходство связей, денег и власти означает, что в российской действительности (в экономике, в частности) эгоистичный и таранный авторитет силы важнее законопослушной и уважаемой общественностью силы авторитета. Последнее как раз и объясняет аутсайдерские позиции интеллигентности и образования.

То, что образованию отводится весьма скромная роль, неудивительно. Достаточно вспомнить, кто, начиная с лихих 90-х, оказался в рядах новоиспечённых российских собственников. Да и сегодня среди тех, кто «рулит» российскими капиталами, немало таких, для кого авторитет силы убедительнее силы авторитета. Конечно, высококлассных профессионалов среди российских предпринимателей немало, и с каждым днём становится всё больше.

Но факты, подтверждаемые многочисленными опросами, — вещь упрямая. В таких условиях вложения в человеческий капитал действительно становятся лишь ощутимой статьёй расходов, эффективность отдачи которых далеко не очевидна.

Итак, с одной стороны, отсутствует полноценная, официально принятая долгосрочная стратегия развития (не путать с множеством ведомственных «стратегий», которые регулярно и по указанию легко и быстро обновляются в нужном направлении).

С другой — нет массовой заинтересованности и мотивации к эффективному, общественно полезному труду вследствие продолжающегося отчуждения большинства трудящихся от результатов труда и доходов, от участия граждан в принятии управленческих решений разного уровня.

Чтобы отыскать формулу успеха, необходимо перевернуть пирамиду ценностей (не крушить-ломать, а именно перевернуть). Связи, деньги, власть — во-вторых. Трудолюбие, образование, интеллигентность — во-первых. Иначе постиндустриальное общество, основанное на экономике знаний и эффективных вложениях в человеческий капитал, не построить.

А пока реальная ситуация противоречит мировым трендам поиска эффективных путей мотивации и вовлечённости сотрудников в дела компании, существенно влияющих на производительность труда работника. Наиболее продвинутые варианты демократизации производственных отношений связаны с наделением работников на тех или иных условиях акциями своих компаний. Вот высказывание президента корпорации «Дюпон» Джона Крола, опубликованное в советской печати в теперь уже далёкие 80-е годы прошлого века: «Я хочу, чтобы все, кто работает в компании, являлись бы её инвесторами... Чтобы их личное благосостояние было в прямой зависимости от успехов компании».

Нельзя сказать, что в России ничего подобного нет. Всё более распространённой становится практика наделения топ-менеджеров и отдельных категорий работников акциями компаний, в которых они работают. Недавний пример — решение Олега Дерипаски передать свой бонус за 2012 г. — 3 млн долл. — в специальный траст, который скупит на рынке до 0,05% акций «Русала» в интересах сотрудников, добившихся высоких производственных показателей.

Премируют примерно 120 человек — работников заводов, в том числе зарубежных. Компания возьмёт на себя расходы по компенсации налоговых обязательств, которые они должны будут заплатить со стоимости бумаг, пишет издание. У новых акционеров не будет никаких ограничений по распоряжению своими акциями, кроме установленных законодательно. Если эта программа окажется успешной, то со временем количество сотрудников-акционеров увеличится: «Мы считаем программу премирования генерального директора сотрудников компании за счёт своих средств одним из самых эффективных средств мотивации, что единодушно поддержано всеми членами совета директоров „Русала“» («Слон.ру», 4 июля 2013 г.).

Ещё более «продвинутой» с точки зрения развития и укрепления мотивационных стимулов у большинства к эффективному, производительному, общественно полезному труду могла бы стать систематическая политика формирования института акционерной собственности либо других доступных для большинства форм соучастия. Вплоть до формирования контрольного пакета у трудовых коллективов в соответствии с Федеральным законом «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» («Народные предприятия России» — см. здесь же).

Мир обеспокоен растущей социальной дифференциацией (межстрановой и внутри государств) и социальной несправедливостью, порождаемой существующим порядком распределения производимого дохода. Классический экономический принцип, согласно которому произведенный доход принадлежит собственникам средств производства, давно превращён в незыблемый экономический постулат. Но должно ли из права собственности на средства производства следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности?

Такой вопрос был задан читателям газеты «Экономика и жизнь» и без малого 1300 студентам-экономистам Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Финансового университета при Правительстве РФ, Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова и Кубанского государственного университета (табл. 3).

Таблица 3. Из права собственности на средства производства не должно следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности, %

Варианты ответа

Читатели «ЭЖ»

Студенты

Не должно

62

54—60

Должно

29

35—39

Другое

7

9—13

Затрудняюсь ответить

2

1—1,5

Как следует из полученных данных, более половины (от 54 до 62%) респондентов разного возраста не считают справедливой ситуацию, когда результаты общественного труда безоговорочно достаются собственникам средств производства. Разделяют общепринятую точку зрения порядка 30—40%, то есть существенно меньшая часть опрошенных.

Как видим, читатели газеты «Экономика и жизнь» и студенческая молодёжь ставят под сомнение вековую аксиому классической экономики о неразрывности собственности на средства производства и результатов общественного труда, полученных с использованием этой собственности. Она всё менее соответствует современным глобальным тенденциям эпохи перехода от индустриальной экономики к экономике знаний, основанной на всемерном развитии человеческого капитала.

Спрашивается, не с растущим ли анахронизмом права собственника средств производства присваивать полученный доход связана проблема социальной несправедливости, всё более беспокоящая мировое сообщество? Не отсюда ли берут начало истоки современного неравенства и несправедливости, грозящие катастрофическими последствиями?

Логично предположить, что, даже если наёмных работников объединяют одни и те же интересы, а совместные действия целенаправленны и системны, их труд, являясь коллективным, не становится солидарным. Ибо подобное «техническое» единение позволяет решать социальные проблемы не столько органично и успешно, сколько вынужденно, по необходимости.

Несмотря на расцвет наёмного труда на индустриальной стадии, эта форма принудительного труда теряет свою эффективность. Не понуждение к рвению в труде, а мотивация труда, основанная на интересе и возбуждающая творчество, уже играет большую роль в современной индустрии. Она же будет повышаться с увеличением вклада нематериальной составляющей в общественное производство и по мере перехода на постиндустриальную стадию, к экономике знаний.

В лучших умах от экономики (представителей науки, бизнеса) постепенно и необратимо вызревает понимание актуальности сбалансированного потребления национального дохода, полученного общественным трудом, необходимости избегать крайностей и настойчиво минимизировать противоположные социальные группы очень богатых и очень бедных через укрепление среднего класса.

Состоявшееся в XX веке распыление капитала, в частности через формирование эффективного института акционерной собственности, появление десятков и сотен миллионов акционеров в ведущих экономиках — не панацея от социально-экономических проблем, но, как свидетельствует мировой опыт, оказалось достаточно адекватной и успешной реакцией на проблемы прошедшего столетия.

Информация к размышлению

1. Американским гражданам и корпорациям принадлежит 55% всех выпущенных в мире акций (Выделено. — В.Т.). Это в немалой степени способствовало тому, что около 70% национального продукта США производится за пределами страны, куда американские компании инвестируют капитал («Федеральный Патриотический Вестник», 2013, № 05/12).

2. Российское правительство одобрило законопроект, предусматривающий налоговые льготы на доходы физлиц при инвестировании на срок более трёх лет в обращающиеся на организованном рынке ценных бумаг акции и облигации российских компаний, и в паевые инвестфонды. Это должно стимулировать граждан делать долгосрочные инвестиции, а не участвовать в спекулятивных операциях, покупать акции, а не продавать их. С ростом числа желающих купить акции будут расти цены и сам фондовый рынок (Expert Online, 2 августа 2013 г.).

Напрашивается вывод, что преодолению углубляющегося в России отчуждения трудящихся от капитала и доходов, легитимизации возникшей собственности будет содействовать политика становления работника труда одновременно в качестве работника капитала. Солидарный труд и социальная справедливость, основанные на солидарной собственности на средства производства и результаты труда, уничтожающие социальное неравенство, — две стороны ещё одной медали. Страна, которой эта медаль достанется, будет уверенно смотреть в будущее.

*****

Однако сегодня подобные идеи не в чести у власть имущих. А действия правительства, зачастую далёкие от реальности, неэффективные и стратегически не обоснованные, не только не имеют перспективы, но и выталкивают Россию всё дальше на цивилизационную обочину.

Упорная привязанность властей к неожиданным и спонтанным поворотам на извилистом пути невнятного движения, во многом безуспешные попытки российского общества повлиять на её действия заставляют вспомнить слова Милтона Фридмана: «Только от нас самих зависит создание такого общества, которое охраняет и расширяет свободу человеческой личности, не допускает чрезмерного расширения власти государства и следит за тем, чтобы правительство всегда оставалось слугой народа и не превращалось в его Хозяина» (Выделено. — В.Т.).

Неплохо, если бы не только сахалинские, но и федеральные чиновники услышали риторический вопрос президента: «Вы работать будете?»

Хотелось бы верить, что не состоится и предупреждение премьера, за которое его пришлось бы извинять: «Мы слышим каждый день: „конкретно смотреть“, „разбираться“, „действовать аккуратно“. В результате, если мы ничего не применим никогда, нас только и будут дрючить, извините за выражение» (Выделено. — В.Т., «Слон.ру», 16 июля 2013 г.).

*****

Мир меняется необратимо. Ещё недавно мы грозились «мочить в сортире», а теперь нас самих «дрючить будут»?

После своей исторической поездки по России Александр Солженицын как-то признался: «Воздержусь сказать, что я оптимист — скажу, что не потерял надежду». Имеющий уши — да услышит, имеющий глаза — да увидит…