1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3493

Каким станет ГК РФ в сентябре: новое в признании сделок недействительными

Основной массив поправок в Гражданский кодекс, внесенных Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ, вступит в силу с 1 сентября 2013 г. В том числе и те новшест­ва, которые касаются крайне важных положений о недействительности сделок: ограничения по оспариванию таких сделок и основания признания их недействительными.

Вторым шагом в процессе внесения изменений в ГК РФ в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства, принятой в 2009 г., стал Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Закон № 100-ФЗ). Благодаря принятым новшествам существенно обновились положения ГК РФ, посвященные, в частности, регулированию сделок.

Недобросовестные контрагенты не смогут оспорить сделку

В новой редакции ГК РФ сохраняется деление недействительных сделок на оспоримые (недействительные в силу признания их таковыми судом) и ничтожные (недействительные независимо от такого признания) (п. 1 ст. 166 ГК РФ). При этом существенно изменяются условия, при которых сделка может быть признана недействительной, что обусловлено распространенной практикой оспаривания сделок по формальным основаниям. В частности, обновленная редакция п. 2 ст. 166 ГК РФ устанавливает, что оспоримая сделка может быть признана недействительной, только если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, или третьих лиц, если сделка оспаривается в их интересах. То есть новая редакция Кодекса исключает возможность признания оспоримой сделки недействительной, если права оспаривающего сделку лица не нарушаются. При этом сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить сделку, не вправе оспаривать сделку по основаниям, о которых она знала или должна была знать при проявлении своей воли.

Схожая норма содержится и в п. 5 ст. 166 ГК РФ: не имеет правового значения заявление о недействительности сделки, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно. Необходимо обратить внимание на то, что п. 5 ст. 166 ГК РФ говорит именно о заявлении о недействительности, то есть данная норма распространяется не только на случаи предъявления исков о признании сделок недействительными, но и, например, на случаи выдвижения ответчиком соответствующего возражения. Действия лица, заявляющего о недействительности сделки, будут являться недобросовестными, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на ее действительность.

Отметим еще одну важную деталь: п. 3 ст. 166 ГК РФ ограничивает возможность стороны ничтожной сделки требовать признания ее недействительной без применения последствий недействительности. Истец будет обязан доказать наличие у него охраняемого законом интереса в оспаривании сделки без применения последствий ее недействительности. Однако трудно себе представить целесообразность признания сделки недействительной без применения соответствующих последствий.

Указанные нововведения направлены в первую очередь на ограничение возможностей недобросовестных участников гражданского оборота добиваться признания сделок недействительными. Как было отмечено выше, в настоящее время подобная практика является крайне распространенной, например, нередки случаи оспаривания договора в целях ухода от установленной им ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств.

Также новая редакция ст. 166 ГК РФ существенно ограничивает право суда применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе. Если раньше суд был вправе это сделать без каких-либо ограничений, то сейчас такое возможно только при необходимости защиты публичных интересов и в иных предусмотренных законом случаях. По мнению разработчиков, обратное положение вещей нарушало бы принцип состязательности гражданского, арбитражного процессов и принцип автономии воли сторон сделки.

Полномочия руководителя филиала можно ограничить положением о нем

Несколько слов скажем о новом в регламентации последствий нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица (ст. 174 ГК РФ). В п. 1 новой редакции ст. 174 ГК РФ конкретизирована сфера применения данной нормы по сравнению с ранее действовавшей ее редакцией. В частности, предусмотрено, что полномочия на совершение сделки могут быть ограничены, в том числе в отношении руководителя филиала, представительства соответственно положением о филиале, представительстве.

Ранее в практике арбитражных судов уже был сформирован аналогичный подход1, однако он противоречил буквальному тексту ст. 174 ГК РФ. Строго говоря, руководитель филиала, представительства не является органом юридичес­кого лица (как и сами филиалы и представительства), а положение о филиале, представительстве — его учредительным документом (ст. 52, 53, 55 ГК РФ). Несмотря на это, арбитражные суды распространяли действие ст. 174 ГК РФ и на случаи, в которых, например, руководитель филиала банка заключал кредитный договор на сумму большую, чем та, что указана в положении о филиале. Данный подход был оправдан. В настоя­щее время он будет соответствовать не только духу закона, но и его буквальному тексту. Необходимо отметить и иной положительный эффект от изложения ст. 174 ГК РФ в новой редакции — формирование единообразной судебной практики по данному вопросу. Дело в том, что в настоящее время в арбитражной практике отсутствует единство мнений в необходимости распространения положений ст. 174 ГК РФ на руководителей филиалов, представительств2.

Подход нераспространения соответствует буквальному тексту ГК РФ, а также п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.98 № 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок». В последнем обращалось особое внимание на то, что полномочия органа юридического лица на совершение сделки должны быть ограничены учредительными документами, в противном случае ст. 174 ГК РФ применению не подлежит. С внесением изменений в ст. 174 ГК РФ судебная практика по данному вопросу должна стать единообразной.

Немаловажное значение имеет и другое новшество — п. 2 ст. 174 ГК РФ, которым вводится в качестве самостоятель­ного основания признания сделки недействительной нарушение представителем или органом юридического лица, действующим от имени юриди­ческого лица без доверенности, интересов представляемого юридического лица. Необходимо обратить внимание, что подобная сделка может быть признана недействительной даже в том случае, когда представитель действовал в пределах предоставленных ему полномочий. Квалифицирующим признаком недействительности в данном случае является нарушение интересов представляемого, например, продажа имущества компании по явно заниженной цене.

Отсутствие согласия может стать основанием недействительности сделки

Новая редакция ГК РФ пополнилась ст. 173.1 «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления». Данной нормой впервые закрепляются общие положения о сделках, требующих получения согласия третьего лица или органа государственной власти. Общие положения о согласии на совершение сделки содержатся в ст. 157.1 ГК РФ (также введенной вторым пакетом поправок в ГК РФ), иные правила могут быть закреплены в законе или ином правовом акте.

Закон № 100-ФЗ различает два вида согласия — предварительное и последующее (одоб­рение). В предварительном согласии должен быть указан предмет сделки, а в последующем — соответствующая сделка. При этом, как следует из пояснительной записки к Закону № 100-ФЗ, согласие и в том и в другом случае должно быть достаточно определенным. Это означает, что, например, в последующем согласии не требуется указывать конкретные реквизиты сделки. Для ее одоб­рения будет достаточным, если из содержания соответствующего заявления можно определить, о какой именно сделке идет речь.

Последствием заключения сделки в отсутствие согласия является признание ее оспоримой. При этом ГК РФ содержит три исключения из этого ­правила:

■ сделка, совершенная без необходимого согласия, является ничтожной, если это следует из закона. Как указано в пояснительной записке к Закону № 100-ФЗ, к таким случаям должны относиться ситуации, при которых положения о необходимости получения согласия установлены в интересах третьего лица (например, согласие кредитора на перевод долга). По мысли разработчиков, ничтожность сделки в данном случае объясняется тем, что несправедливо требовать от третьего лица оспаривания каждой такой сделки;

■ если сделка, совершенная в отсутствие согласия, не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, то такая сделка является действительной;

■ соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность. В этой части возникает вопрос: соответствующее соглашение должно быть заключено до совершения сделки или же оно может быть заключено после? По мнению автора, учитывая, что согласие может быть как предварительным, так и последующим, соответствующее соглашение должно считаться имеющим юридическую силу и в случае его заключения после совершения сделки в отсутствие согласия.

1 См. Определения ВАС РФ от 19.12.2012 № ВАС-4883/12 по делу № А19-5201/2011, от 21.12.2012 № ВАС-15628/12 по делу № А19-20668/2011.

2 См. постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2011 № 17АП-7931/2011-ГК по делу № А50-25828/2010, ФАС Уральского округа от 22.12.2011 № Ф09-8133/11 по делу № А50-25828/2010, Северо-Западного округа от 01.02.2011 по делу № А56-77991/2009, от 30.11.2010 по делу № А56-71614/2009.