1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1936

Константин Цыбко: «Мы должны создать финансовый инструмент, который сделает бизнес по переработке отходов выгодным»

В Санкт-Петербурге прошел Невский международный экологический конгресс. Одна из ключевых дискуссий конгресса была посвящена реформированию российского законодательства в целях стимулирования максимальной переработки отходов. Госдума уже приняла в первом чтении законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон „Об отходах производства и потребления“ и другие законодательные акты Российской Федерации в части экономического стимулирования деятельности в области обращения с отходами», разработанный Минприроды России. Но споры о том, достаточно ли поправок в закон об отходах или его полностью нужно переписать, не утихают. О том, каких целей нужно добиться с помощью обновленного регулирования оборота отходов, «ЭЖ» рассказал Константин Цыбко, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

«ЭЖ»: Константин Валерьевич, вы являетесь сторонником принятия нового закона. Почему вы считаете, что внесение поправок в действующий закон об отходах не решит поставленных задач?

Константин Цыбко: Я сторонник глубинной переработки всего комплекса законодательства в этой сфере. Действующее законодательство об обороте отходов устарело еще в момент появления. Уже тогда оно не соответствовало правилам и стандартам, которые были приняты в европейских и других развитых странах. В России к проблеме переработки отходов с давних времен относились как к не самой актуальной, по причине того, что у нас большая территория и организовать очередной полигон для хранения или свалку проще, чем заниматься утилизацией.

В Европе проблема переработки отходов давно стоит остро. Там посчитали, что такой ресурс, как земля, неразум­но использовать для свалок. Со временем, когда индустрия переработки отходов стала развиваться, она стала решать и проблему сокращения отходов. Отходы производства стали сырьем, в том числе и для тех предприятий, которые их произвели. В условиях, когда сырьевые ресурсы стали дорогими, это дешевый, удобный, расположенный в непосредственной близости источник вторичного сырья.

Широкий спектр применения получили и отходы потреб­ления: они используются и как вторичное сырье, и для целей энергетики, отопления. В результате индустрия отходов в развитых странах стала полноценной отраслью производства. И помимо решения экологичес­кой задачи решает определенные экономические вопросы.

В России этого, к сожалению, нет. Отходы просто некуда сдать на переработку, и законодательное регулирование этого вопроса несовершенно. У нас установлены низкие тарифы за вывоз мусора и плата за хранение отходов, а размер платы за негативное воздействие на окружающую среду не менялся с 1991 г. При таких тарифах полигоны только принимают мусор и сваливают его, загрязняя территорию и грунтовые воды. По нашему мнению, необходимо создать цивилизованную современную систему обращения с отходами. Существующих копеечных тарифов не хватает на создание современной сортировки, цехов по утилизации разных видов отходов. Поэтому необходимо создать финансовый инструмент, который сделает бизнес по переработке отходов выгодным, окупаемым. Кроме того, необходимо ввести обязанность по утилизации отходов для граждан, управляющих недвижимостью, предприятий и предпринимателей и ответственность за ее исполнение. Только в этом случае, по нашему мнению, индустрия по переработке отходов заработает.

«ЭЖ»: Какая система финансирования позволит создать инфраструктуру переработки отходов?

К.Ц.: Источником средств для создания инфраструктуры должен стать утилизационный сбор, заложенный в стоимость продаваемых товаров. В Россию в большом количестве ввозятся товары, утилизация которых, после того как они становятся отходами, ложится на плечи наших налогоплательщиков. Между тем в цену поступившего из-за границы, например, телевизора включен сбор за его утилизацию, который собирается в специальные фонды. На эти деньги страны создают у себя системы утилизации. Однако к нам эти деньги не попадают. Потому что у нас подобного фонда нет, а иностранные фонды согласно своим законам не могут направить собранные средства в бюджет России. Они должны проследить за тем, чтобы деньги шли именно на утилизацию. Из-за того, что в России нет системы утилизации и фонда, который бы ее финансировал, мы ежегодно теряем миллиарды евро, которые остаются за границей.

Единственный отечественный товар, за который взимается утилизационный сбор — автомобили. Но сбор поступает в бюджет РФ и размывается. Новый закон должен ввести утилизационный сбор, взимаемый со всех производителей. Сейчас, получая прибыль, они не несут никакой ответственности за утилизацию их товара после утраты потребительских свойств. По подсчетам экспертов, введение утилизационного сбора увеличит цену за единицу товара всего на 0,3%. Эти деньги должны будут собираться в специальный внебюджетный фонд и использоваться только для финансирования переработки и утилизации отходов. Мы добиваемся того, чтобы средства от утилизационного сбора тратились только на экологические цели и утилизацию. В частности на финансирование создания индустрии переработки.

«ЭЖ»: А как фонд будет инвес­тировать в создание предприятий по переработке отходов?

К.Ц.: Сейчас идет дискуссия о том, на каких условиях будет осуществляться финансирование. Возможны различные схемы финансирования проектов по созданию мощностей по переработке и утилизации отходов, как прямого финансирования, так и создания вспомогательных финансовых инструментов в виде субсидирования процентных ставок по кредитам или дотирования тарифов. Также важно, чтобы объемы финансирования определялись в зависимости от региональной специфики. То есть регионы, где проблема с загрязнением отходами стоит наиболее остро, получали соответствующий объем финансирования.

«ЭЖ»: Планируется ли введение каких-то экономических стимулов, которые должны подтолкнуть к вовлечению в хозяйственный оборот мусора его производителей?

К.Ц.: Мы предлагаем ввести систему, когда плата за хранение отходов повышается: в первый год плата небольшая, чтобы предприятие могло накопить отходы для переработки. Во второй и в третий — чуть выше. А начиная с четвертого года — увеличивается в разы, так что хранение непереработанных отходов для предприятия станет просто нерентабельным.

Многие опасаются, что в результате таких мер наша промышленность станет неконкурентоспособной. Однако на Западе все предприятия утилизируют отходы, платят утилизационные сборы, и экологические требования к ним очень высокие. И производство там рентабельнее, чем у нас. Мы не хотим мешать нашим производителям. Но дело в том, что сейчас они не занимаются переработкой, поскольку от них этого никто не требует. Поэтому и у нас должны появиться соответствующие требования в законе и возможность сдавать отходы в переработку.

«ЭЖ»: Какие должны произойти изменения в системе ответственности в области оборота отходов?

К.Ц.: Должна быть создана единая система обращения с отходами, в которой должны быть учтены все виды и потоки отходов, а также определены права, обязанности и ответственность всех ее участников на протяжении полного технологического цикла отходов. Сами отходы при этом должны рассматриваться прежде всего как вторичное сырье. И очень важно прописать принципы определения собственника любой группы отходов и то, каким образом осуществляется переход собственности.

Переход права собственнос­ти — это ключевой вопрос. Ведь именно собственник отходов несет за них ответственность. Почему сейчас перевозчик может выбросить отходы в лес? Потому что никто не является собственником этих отходов. Соответственно, когда будет урегулирован вопрос собственности, то мы сможем создать замкнутую технологическую цепочку.

Еще один ключевой вопрос — контроль деятельности по вывозу мусора. Предприятия, занимающиеся сбором и вывозом отходов, должны находиться под особым контролем, так как для такой деятельности необходимо обладать подготовленными специалистами, специализированной техникой и в обязательном порядке иметь юридически обязывающие документы, гарантирующие, что мусор окажется на отходоперерабатывающем объекте.