1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2103

Московский экономический форум. Как реализовать потенциал экономики России?

В рамках Московского экономического форума работала пленарная дискуссионная панель IV «Как реализовать потенциал экономики России? Политические механизмы». Модератор — Юрий Болдырев, экономист, публицист. Выступления ряда участников дискуссии (в сокращённом виде) представлены ниже.

Юрий Болдырев:

Я предлагаю начать с вопроса большого, глобального: о геополитической обстановке, об атмосфере в мире, о расстановке сил внутри страны.

Константин Сивков (вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук):

Ключевым аспектом современной геополитики является глобальный кризис. Кризис не экономический — кризис цивилизационный, поскольку охватывает практически все основные сферы жизнедеятельности общества. Кризис порожден западной цивилизацией — наиболее развитой, наиболее передовой в технологическом и социальном отношении.

Важная причина кризиса — в противоречии между новым технологическим укладом (пятым и переходом в шестой) и старой социальной системой, сформированной ещё в индустриальную эпоху, при третьем-четвертом технологическом укладе. То есть, попросту говоря, нынешний капитализм в том виде, в каком он существует, не обеспечивает дальнейшее поступательное развитие производительных сил. Поэтому его смена неизбежна. Ключевой момент современного мира не в том, кто и как поделит нефть и газ, кто и как будет контролировать ресурсы, а в том, кто сможет предложить миру новую социальную парадигму развития.

Попытки разрешить этот кризис традиционными (экономическими, военными и др. — В.Т.) мерами закончились ничем. В центре внимания оказывается Россия, занимающая важное геополитическое положение.

Сегодня в России сложились три основные движущие силы политического развития. Две силы находятся в элитарной группе: либерально-западническая (олигархи и связанные с ними чиновники, которые ориентированы на западную модель развития, генетически связаны своими капиталами, состояниями, родственниками, воззрением с западным миром) и имперская, которая контролирует высокотехнологичное производство, сельское хозяйство, инфраструктуру России, занимает высокие посты в силовых структурах.

Третья группировка — это активная часть протестного населения Российской Федерации. Она слабо организована и пока оказывает незначительное влияние на политическую жизнь России. В основном это коммунистически и националистически ориентированные силы.

Две группировки элиты ведут борьбу за влияние в протестном электорате. Кто будет контролировать большую часть этого протестного электората, тот победит в схватке за власть.

Для позитивного развития нашей страны, чтобы те 3%, которые присваивают себе большую часть национального дохода, согласились поделиться, нужны политическая воля и политическая сила. Нужна партия, способная интегрировать как часть здоровой политической элиты, так и большую часть активной протестной группы населения, партия нового типа, построенная на сетевом принципе. Она должна строить свою работу на упреждающих действиях на основе чёткого планирования и иметь чёткую идеологию на основе качественно нового мировоззрения, отвечающего современности.

Нужно пересмотреть представления о мироздании, в частности, ответ на основной вопрос философии: что первично, материализм или идеализм? Ответ предполагает в системном единстве неразделимость этих двух вещей и даёт ключ к решению проблем понятия собственности (в частности, собственности интеллектуальной) и проблем, связанных с определением структуры социального строительства, способов производства и многого другого, что составляет основу социально-экономической модели...

Юрий Пивоваров (академик РАН, директор института ИНИОН):

Я думаю, что русская культура, русская цивилизация по-прежнему остаётся властьцентричной. Не экономикоцентричной, не антропоцентричной (то есть человекоцентричной), а властьцентричной. Причём «власть» с большой буквы, и эта власть всегда персонифицирована.

Русский император Павел I очень точно это сформулировал: «В России только тот что-то значит, с кем я разговариваю, и только в то время, пока я с ним разговариваю». Президент Владимир Путин несколько лет назад сказал: «Я в России отвечаю за всё». Вот это самоощущение власти закреплено в русской Конституции. Суть Конституции от Сперанского до сегодняшнего дня в смысле власти только одна. Это единственная в мире Конституция, где первое лицо, будь это царь или президент, стоят над системой разделения властей. Они не вписаны в эту систему.

Мой тезис прямой и грубый — Конституция больше не соответствует современному состоянию российского общества. Эта схема мешает развитию российского общества. Видимо, и экономическому тоже, но политическому и правовому — безусловно.

Демократический принцип Конституции — легитимность власти обретается на выборах. Но поскольку наши выборы, не только парламентские, но и президентские, являются (не хочу говорить грубо) не совсем точно выборами, эта легитимность во многом деформирована и во многом не является действующей. Опасно, что наша власть (самодержавная президентская власть) стала наследнической. По существу, она возвращается к такому монархическому наследничеству. Это противоречит демократическим принципам Конституции. Нынешняя политическая элита использует авторитарные, властные потенциалы Конституции, менее обращаясь к демократическим, что тоже опасно.

Российская власть традиционно была властью насилия. Всякая власть предполагает элемент насилия, но и элемент конвенции, договора. Европейская, западная власть — это и насилие, и договор. Что касается российской власти — она традиционно была насильнической, как при царях, так и при советской власти. Она остается такой и сейчас. Это не обязательно мощное давление, может быть soft, какая-то технология. Она по преимуществу не договорная, не конвенциональная с обществом.

Если российская политическая система не изменится в ближайшее время от состояния монархии к полиархии (перераспределение властных полномочий в рамках Конституции и вписывание президента в систему разделения властей), Россию ничего хорошего не ожидает. Эта Конституция не будет работать.

Французский политический класс договорился, что нынешнее государство родилось во времена революции. Я не знаю, как договорится современный русский политический класс. Кроме легитимности в великой победе в войне (в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. — В.Т.), у нас как-то всё стыдливо обходится. Какое отношение к революции, какое отношение к царской России, какое всё-таки отношение к советской России, к различным её периодам? Нужны чёткие позиции типа французской, на которой, видимо, и основан консенсус французского политического класса. Иначе трудно себе представить любое нормальное развитие России дальше…

Жан-Луи Бьянко (депутат Национальной ассамблеи Франции):

Глобализация беспрецедентна и вызвала активность капитала, простоту перевода средств, новые развивающиеся экономики (Бразилия, Китай, Россия), запрос на конкурентоспособность. Это порождает долгосрочные проблемы, новые формы неравенства, миграцию населения, изменения климата.

Что должно быть сделано? Чисто либеральные механизмы ведут в никуда. Капитализм и рынок должны быть ограничены. Необходимо обеспечить фактическое регулирование на глобальном уровне через G8 и G20, выстроить мировое демократическое правительство на реалистических, демократических принципах с переходом на национальные уровни. Чтобы это эффективно использовать, нужен баланс сил в обществе: между политикой и экономикой, властью и бизнесом, государством и народом. Сегодня решения принимаются без учёта мнения народа. Баланс — это возможность демократического выбора.

Социальная справедливость — предпосылка и обязательное условие экономического роста. Нужен баланс сил внутри компаний — собственников, арендаторов, арендодателей, менеджеров, рабочих (не только внутри каждой группы, но и между ними — В.Т.). Это во многом идеи социал-демократии, профсоюзов. Социальные модели должны предусматривать баланс интересов, обеспечивать пенсии, охрану здоровья, достойные условия жизни. Вопросов больше, чем ответов. Но мне нравятся эти идеи, хотелось бы верить, что наши желания сбудутся…

Леонид Калашников (первый заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам):

Партнёрство — это такая мантра, которая употребляется и нашим политическим истеблишментом, и западным особенно, когда речь идёт о тех или иных очередных уступках, которые надо получить от России.

В России превалирует международное законодательство над внутренним. В Америке ровно наоборот: закон о применении сначала выполняется во внутреннем законодательстве.

Не так давно мы передали «Волжский автомобильный завод» (флагман нашего автомобильного производства) консорциуму Renault — Nissan. Передали за копейки фактически. Перед этим из бюджетных денег 4,5 млрд долл. отдав АвтоВАЗу на то, чтобы поддержать его после кризиса. Хорошо, что поддержали. Но деньги теперь у иностранного владельца.

Каковы политические механизмы для того, чтобы ту или иную экономическую реформу воплотить? Главное, надо понять, какая партия должна или может выполнить то или иное политическое задание.

Все наши экономические воззрения, чтобы их реализовать политически, укладываются в обычные, элементарные человеческие нормы: право на труд, право на образование, право на то или иное медицинское обслуживание и т.д. Этими правами мы с вами уже обладали.

Почему сегодня «Капитал» Маркса издаётся такими огромными тиражами, уступая лишь некоторой бульварной литературе или Библии? Мы возвращаемся тем самым к экономическим категориям, решать которые можно только через политические механизмы. Они давно опробованы. Часть из них не задействована…

Юрий Болдырев:

Леонид Иванович был одним из тех, кто год назад активно боролся против необоснованной, с международно-правовой точки зрения, передачи части нашей спорной акватории Баренцева моря Норвегии. Сейчас там подтвердились запасы углеводородов не менее чем на 30 млрд евро. Вот где связь этой политики, которая кажется отдалённой, с реальной экономикой и нашей жизнью...

Валентина Боброва (организатор движения «Зеленая лента»):

Сырьевая экономика не сулит для будущего России ничего хорошего. Сельское хозяйство не развивается, животноводство, промышленность — ничего не происходит. Просто выкачиваются ресурсы. Это до поры до времени. Как только цена на нефть упадёт — что делать будем? Это понимают все люди простые, даже просто от земли, от сохи. Но мало кто говорит о том, что горнодобывающая промышленность ещё к тому же серьезно нарушает экологический фон по стране. Здесь уже под вопросом здоровье нации.

С кем будем строить то светлое будущее, о котором мы сейчас все говорим, когда у нас просто людей не будет? Выживание России за счет сырьевой экономики — в будущем под большим вопросом. Ничего не развивается, ничего не делается, всё только выкачивается...

Михаил Делягин (директор Института проблем глобализации):

В Российской Федерации сложился редкий тип государства, который ориентирован на переработку природных ресурсов в личные богатства. Они легализуются в качестве личного богатства в фешенебельных странах.

Мотивация государства в том, чтобы построить себе «домик в Париже».

У нас коррупция производит впечатление основы государственного строя, основы благосостояния правящего класса.

Почему у нас множатся проблемы? Потому что проблема — основной инструмент обогащения правящей неоднородной тусовки. Есть люди, которые считают, что человек живёт только ради материального потребления. Это условно либералы. Они считают, что государство должно служить глобальному бизнесу. Есть люди, которые считают, что нужно самоутверждаться. Это условно силовики. Они конкурируют и даже борются с либералами, но это борьба нанайских мальчиков.

Социально-экономическая политика Российской Федерации — это либеральный фашизм, направленный на переработку людей в богатства. Никто не хочет уничтожать сознательно. Ничего личного — только бизнес.

Такая система нежизнеспособна. У нас в этом году начался промышленный спад. В январе –0,8%, в феврале –2,1%. Это при дорогой нефти и благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре! Не факт, что он будет продолжаться. 2013 год будет относительно стабильным.

Система, которая не допускает возможности развития, потому что любой рубль, потраченный на развитие, уже нельзя украсть, нежизнеспособна. В мире назревает глобальный кризис: сложились глобальные рынки — на них загнивают глобальные монополии. Источников внешней конкуренции нет, поэтому мы сорвёмся в глобальную же депрессию. Она будет хуже Великой, потому что из нее нельзя будет выйти через войну. Нефть скоро будет стоить недорого. Удешевление нефти приведёт к обесценению ценных бумаг. Российские международные резервы если не обнулятся, то сильно обесценятся.

Российский правящий класс в этой ситуации сядет в свои персональные самолеты и улетит к своим дворцам. Они улетят в пасть к пираньям, потому что закон существует только до начала кризиса. Международное право не существует (по крайней мере, после войны) в Ливии. Если фешенебельным странам будет не хватать денег, они будут знать, у кого эти деньги брать в первую очередь. Юридические процедуры для этого существуют.

В нашей стране, скорее всего, будет неизбежен системный кризис. В условиях новой русской смуты придётся бороться. Я очень скептически отношусь к разным демократическим сценариям. Начальник будет определяться стихийным и во многом случайным образом. Правящим классом будут нынешние третьи, четвёртые уровни бизнеса и бюрократии, которые в силу возраста или недостаточного объема украденного не смогут убежать на Запад. Или не успеют, или не смогут, или не захотят.

Это будет новый правящий класс, который будет восстанавливать стабильность в Российской Федерации: в условиях глобального кризиса, глобального отсутствия спроса, распада мира на макрорегионы и попыток разъяснения того, что мы должны отдать Сибирь Америке, потому что иначе она достанется Китаю. Нам нужно уже сейчас готовиться к тому, чтобы восстанавливать Россию в этих условиях...

Дискуссия

Леонид Калашников:

Сегодняшнее общество и элита считают модным поговорить о коррупции. Статья 20-я Конвенции ООН по коррупции, которая не была ратифицирована Россией, говорит об очень простых вещах. Если чиновник решил покупать себе ту или иную недвижимость или машину, которая стоит гораздо больше, чем он заработал, он должен объяснить. Это касается любого чиновника любого уровня. Если он не может это объяснить, значит, у него излишек конфискуется. Или он отказывается от этой идеи.

Эта статья всё время блокировалась на правительственном уровне на основании того, что есть презумпция невиновности. Мы провели мини-референдум, воспользовавшись посылом Путина: «Давайте через Интернет — можно собрать определенное количество подписей, чтобы внести законодательную инициативу от людей». Собрали 115 000 голосов и внесли статью. Посмотрим, что будет в ближайшее время.

Константин Сивков:

Самая эффективная (политическая — В.Т.) борьба — когда люди работают на конкретную, чётко определённую цель. С чётко определёнными задачами и по чётко отработанным сценариям. Когда это есть, победа будет. Если же работа будет вестись на уровне реакции на какие-то уже начавшиеся события, «бить по хвостам» — это заведомо обречено на поражение.

Общество — сложная информационная система. Грамотное воздействие по информационным аспектам системы может привести даже при незначительном расходе ресурсов, сил и средств к очень хорошим эффектам за счет кумулятивного сложения всех этих воздействий. Это должна осуществлять партия нового типа. Будущее нашей страны я вижу социалистическим, но это должен быть социализм постиндустриального, информационного века. Маркс нуждается в развитии (он об этом сам говорил), и Ленин тоже…

Михаил Делягин:

Кризис, который происходит в мире, это кризис не экономики. Это кризис человечества как современной формы организации. Новые технологии, на которые так дружно все уповали, превратили конкуренцию в конкуренцию на уничтожение. Они разделили человечество на очень жёсткие границы. Неразвитая страна ни при каких обстоятельствах больше не может стать развитой. Путём Юго-Восточной Азии уже никто в мире никогда не пройдёт.

Мы видим разрушение сложившихся экономик, уничтожение социальных государств и систем социальной защиты. В том числе в развитых странах. Мы видим «вырезание» среднего класса, которое идёт в том числе в благополучных государствах. В целом человечество возвращается в новое Средневековье. Это дегуманизация. Это клановое разделение мира на тех, кто является членом глобального управляющего класса и причастен к глобальному управлению, и на всех остальных, которые являются рабами или в лучшем случае средневековыми крестьянами и прав не имеют.

Мы видим реформу образования, которая это закрепляет. Реформа образования в Российской Федерации направлена на дебилизацию населения для упрощения управления. Мы сталкиваемся с функциональной безграмотностью. В том числе у выпускников МГУ, которые умеют читать, но не умеют понять (не могут в принципе) смысл прочитанного. Болонский процесс придумали не мы. Это общемировая тенденция, которая развивается и ликвидирует привычный образ прогрессивного человечества.

Возможность выживания России заключается не в том, что «где-то в тундре много нефти». И не в том, что когда-то «в этом городе жил Пушкин». Возможность выживания России заключается в некоторых уникальных особенностях нашей культуры, которая делает нас не только конвейером по производству самого дефицитного человеческого сырья — революционеров и творцов.

Наша культура в силу большого количества разного рода особенностей сохраняет, с одной стороны, гуманизм, представление о справедливости как о чём-то, что выше личных интересов. Это абсолютно уникальное явление природы в человеческой цивилизации. Во-вторых, наша культура одновременно с тягой к справедливости и гуманизму позволяет учиться и овладевать технологиями. У нас возможен технологический социализм, который окажется преградой и не даст человечеству вернуться в эти новые тёмные века — в Средневековье. К сожалению, компьютерное Средневековье очень недолго будет компьютерным…

Роберт Нигматулин (академик РАН, директор Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН):

Все мы правильно говорим, характеризуем нынешнее состояние. Что я должен в неформальной обстановке говорить студентам? Это первая половина вопроса. Вторая более фантастическая. Вы — советник президента. Первые два-три направления в его деятельности — что бы вы предложили? В частности, в изменении Конституции?

Михаил Делягин:

Каждый должен заниматься своим делом. Профессор должен учить. Студентам нужно объяснять — да, можно эмигрировать и можно бежать в безопасность, но вы убежите в фешенебельные страны, в которых люди пользуются законами, написанными два поколения назад.

Трагедия Европы и Америки в том, что люди не знают, что правила, по которым они живут, можно изменять. Последняя дворовая шпана в люберецкой подворотне знает, что у неё есть право менять эту жизнь. Но ваши дети в нашей стране будут иметь возможность или хотя бы право строить свою жизнь самим. В фешенебельной стране у них этой возможности и права не будет. Не потому, что они чужие, а потому что этого права уже сегодня нет и не будет у народов фешенебельных стран. Это выбор между безопасностью и, грубо говоря, тем, что мы считаем творчеством, самым главным и единственно достойным нас правом человека.

Что касается советника президента. У президента очень простой выбор. Или бежать во главе шайки леммингов к обрыву и продолжать развивать коррупционную систему общества. Даже не экономики и не демократии — коррупционную систему общества, пока оно не рухнет, и пока он не повторит судьбу Каддафи. Или открыть пошире рот и половину этих леммингов съесть, а половину заставить работать…

Константин Сивков:

Чтобы Россия двинулась вперёд, сегодня учёным, нужно ответить на два вопроса. Первый — что такое социальная справедливость в постиндустриальную, информационную эпоху. Второй — какой должна быть система функционирования общества во всех сферах: материального производства, духовной, безопасности, чтобы принцип справедливости был реализован и общество развивалось поступательно. Всё.

Участник дискуссии:

Наш мир — это глобальный прекрасный сад. Если мы будем помнить о том, кто садовник этого сада, и кто этот сад насадил, и кто нас поставил в сад возделывать и хранить его, то, конечно, мы найдем выход из тупика…

Юрий Болдырев:

Подведём итоги. Первое. Хочу выразить благодарность Московскому государственному университету. Вы знаете, студенты МГУ пишут в своей переписке: «Нет ничего прекраснее звёздного неба над шпилем главного здания МГУ». Мы не в главном здании МГУ, но мы в МГУ.

Второе. Мы констатируем тяжелейшую ситуацию. Апробируем одни политические механизмы, другие, третьи, и ничто не работает! Как будто целенаправленно кто-то подгоняет страну к революции или бунту.

Третье. Мы не должны заканчивать на чёрной краске. Мы должны сказать, что всё-таки такого прецедента, такого Форума ещё не было. Вне этого Форума сейчас идёт тот же процесс. Мы перестаём делиться на левых и правых. Мы ищем способы объединить все национально ориентированные силы. Если мы найдем способ это сделать, политические механизмы достижения нашей цели найдутся.

(Завершение пленарной дискуссионной панели IV)

Использованы материалы сайтов:

http://me-forum.ru,

https://www.facebook.com/MEForum2013