1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 935

Россия испытывает трудности роста

Как максимум — стагнация, а может быть, и рецессия — так обозначают ситуацию в российской экономике аналитики. Особенно удручающим выглядит прогноз инвестиционного банка «Ренессанс Капитал», совместный с Российской экономической школой: по их мнению, уже в июле в России можно будет формально фиксировать рецессию.

В своем исследовании аналитики сравнили показатели IV квартала 2012 г. и I и II кварталов 2013 г. (прогноз). Если рассматривать рост ВВП в сравнении с показателями прошлого года, то российская экономика в I и II кварталах 2013 г. вроде бы сохранит рост ВВП — 1,4 и 1% соответственно. Но если сравнивать поквартально, обнаружится последовательное полугодовое снижение показателей, а это и есть рецессия.

Правда, мнение «Ренессанса» и РЭШ не разделяют официальные институции — Минэкономразвития и Международный валютный фонд. По прогнозу Минэкономразвития, рост ВВП составит (в годовом измерении) 2,5% в 1-м полугодии 2013 г., а МВФ обещает 3,7% за весь год, но предупреждает, что при изменении экономической политики Россия легко сможет достичь шестипроцентного годового роста.

По мнению аналитика «Инвесткафе» Антона Сафронова, одной из преград для роста ВВП следует считать бюджетное правило, из-за него расходы ограничены, а нефтегазовые доходы, полученные сверх установленной цены энергоносителей в законе о бюджете, отправляются в Резервный фонд — пока он не достигнет 7% ВВП. Это произойдет через два-четыре года, только тогда дополнительные доходы бюджета можно будет использовать для финансирования инфраструктурных программ, создания рабочих мест и т.д. Получается, что, кроме экспорта, драйвером роста ВВП становится только внутренний спрос. Например, в 2012 г. домашние хозяйства обеспечили 48,9% ВВП.

Сбербанк в своем исследовании российской экономики обращает внимание на то, что бюджет сводится с дефицитом второй месяц подряд. И хотя для февраля дефицит — обычное явление, размер бюджетной дыры великоват — 4,9% ВВП, а за два месяца — 2,7% ВВП. И даже такое отрадное вроде бы явление, как уменьшение доли нефтегазовых доходов в структуре бюджета объясняется снижением цены нефти (на 3,7% по сравнению с прошлым годом), а не более эффективной работой обрабатывающей промышленности.

А промышленность в целом, как свидетельствуют последние данные Росстата, развивается хуже прогнозов. Аналитики и ожидали, что в феврале падение выпуска продолжится, но их прогноз был –1%, а получилось –2,1%, и это после январских –0,8%! Некоторым утешением может служить то, что наибольшее падение фиксируется в добывающих отраслях и энергетике, а в обрабатывающей промышленности заметен слабый рост. Еще один отрадный факт — индекс PMI (прогноз промышленных заказов), посчитанный HSBC, составляет 52 пункта: это значит, что менеджмент частных компаний не ждет серьезных неприятностей (если индекс ниже 50, это значит, что частные компании сворачивают активность).

И еще один важный показатель зафиксировали исследователи Сбербанка — неуклонный рост депозитов. В феврале юридические лица увеличили накоп­ления на 3,1% по сравнению с январем и на 25% по сравнению с февралем прошлого года, а физические лица — на 2,3 и 22% соответственно. Это отчасти вызвано ростом средней ставки депозита (для населения в первой декаде марта достигла 9,975% по крупнейшим десяти банкам), но главным образом, считают исследователи, — изменением поведения с кредитного на сберегательное.