1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1092

ВАС РФ готовится рассказать, какие судебные решения из-за границы нельзя исполнить в России

Управлением публичного права и процесса Высшего арбитражного суда разработан проект информационного письма «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основании для отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений» (далее — проект Обзора). Перед новогодними каникулами Президиум провел первое обсуждение проекта Обзора, который может значительно конкретизировать основания отказа в приведении в исполнение решений иностранных судов, противоречащих российскому правопорядку.

По общему правилу решения судов иностранных государств по спорам в сфере предпринимательской деятельности признаются и приводятся в исполнение на территории России, если это предусмотрено международным договором и законом (ч. 1 ст. 241 АПК РФ).

Однако арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, если последствия такого исполнения явно противоречат российскому правопорядку (ст. 1193 ГК РФ).

Под противоречием публичному порядку понимается направленность на совершение преступления, нарушение на­циональной безопасности или общественной нравственности. Но речь тут идет не столько о нарушении норм законодательства, сколько норм этики, которые не зафиксированы в кодексах и сводах законов, а просто являются общепризнанными.

Публичный порядок могут нарушать последствия исполнения решения, а не само решение

Для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения нужно установить противоречие последствий его исполнения российскому публичному порядку, а подобные выводы всегда носят весьма субъективный характер. Четкие критерии, которые помогли бы судам оценить наличие или отсутствие таких противоречий, сформулировать невозможно в силу неопределенности самого понятия пуб­личного порядка.

Решить эту проблему разработчики проекта Обзора попытались в п. 1, где есть дефиниция публичного порядка: фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства. Правда, при обсуждении данное определение вызвало критику участников из-за использования неизвестного российскому праву термина «сверхимперативная норма». Но все сомнения по этому поводу пресек председатель ВАС РФ Антон Иванов, пояснивший, что написать «императивные» вместо «сверхимперативные» было бы неверно из-за того, что в ГК РФ содержится множество императивных норм, что чрезмерно расширяет в этом случае возможность применения пуб­личной оговорки.

Нарушение принципа соразмерности может стать причиной неисполнения иностранного решения

В проекте Обзора приводятся и иные конкретные примеры случаев, при которых возможно нарушение публичного порядка посредством признания и приведения в исполнение решения иностранного суда.

В частности, если мера ответственности, которая была применена в результате рассмотрения спора иностранным судом, несоразмерна совершенному должником правонарушению, данное обстоятельство может служить основанием для применения нормы ст. 1193 ГК РФ (п. 6 проекта Обзора).

Еще один случай применения публичной оговорки относится к спорам, решения по которым были вынесены иностранным третейским судом в усеченном составе — когда арбитр, привлеченный одной из сторон, по какой-то причине не смог принять участия в вынесении решения. При таких обстоятельствах, по мнению разработчиков проекта Обзора, исполнение решения суда может повлечь за собой нарушение принципа процессуального равенства сторон (п. 11).

Противники приведенной формулировки исходят из того, что согласие сторон на рассмотрение их спора судом, в регламенте которого предусмотрена возможность принятия решения в усеченном составе, свидетельствует о легитимности данного решения. А потому оно не может нарушать российский публичный порядок. В противовес этой позиции разработчики проекта полагают, что отказ от фундаментальных процессуальных прав, к которым относится и право на справедливое судебное разбирательство, невозможен. В аспекте арбитражного разбирательства таким правом является право на своего арбитра. И в условиях, когда пересмотр решения невозможен, данное право должно быть незыблемым.

Вопрос о нарушении публичного порядка суд обязан рассмотреть самостоятельно

В проекте обзора есть и более конкретные примеры возможного нарушения российского правопорядка посредством приведения в исполнение решений иностранных судов. В частности, в виде нарушения такой основы правопорядка, как противодействие коррупции (п. 2 проекта).

Так, российское предприятие — заказчик отказалось исполнять обязательства по договору перед иностранным контрагентом, цена по которому вдвое превышала рыночную стоимость аналогичных услуг, поскольку спорный договор от имени российской компании был подписан представителем в результате коммерческого подкупа последнего. Данный сотрудник был привлечен к уголовной ответственности. Но иностранный суд взыскал в пользу исполнителя сумму неус­тойки за отказ заказчика от исполнения договора, а исполнитель в свою очередь обратился в российский арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение указанного судебного решения.

Однако в судебном процессе, инициированном им самим, иностранного исполнителя ждало поражение: российский суд решил, что приведение в исполнение иностранного судебного решения приведет к нарушению одной из основ российского, а также международного правопорядка — противодействию коррупции.

Интересно, что при обжаловании решения первой инстанции в кассационном порядке иностранная компания заявила, что норму ст. 1193 ГК РФ применить нельзя, поскольку российский контрагент не заявлял об этом при рассмотрении дела. Но окружной суд пришел к выводу, что нарушение публичного порядка относится к тем основаниям, которые суд должен устанавливать по собственной инициативе и без ходатайства от стороны.

В то же время сторона, заявляющая о возможном нарушении публичного порядка в результате признания и приведения в исполнение решения иностранного суда, обязана обосновать свою позицию, указав негативные последствия такого признания, а также представив соответствующие доказательства (п. 3). Однако в ходе обсуждения данного положения участники указали на одну проблему. Заявить о нарушении публичного порядка лица, участвующие в деле, могут в ходе судебного разбирательства в любой инстанции, в том числе кассационной или надзорной. В то время как суды этих двух инстанций принимать новые доказательства не вправе. Получается, что участвующее в деле лицо не имеет возможности обосновать свою позицию.

Председатель ВАС РФ предложил признать заявление о нарушении публичного порядка экстраординарным случаем, при котором доказательства разрешено предоставлять и оценивать. По словам Антона Иванова, судам никуда не деться от необходимости принимать и оценивать представленные доказательства в такой ситуации. Более того, при исследовании вопроса о нарушении публичного порядка по инициативе суда собирать доказательства все равно потребуется. В случае отказа от ограничения по предоставлению и рассмотрению доказательств подлежат применению общие правила доказывания, которые плюс ко всему дадут суду возможность оценить действия сторон по содержащимся в законодательстве критериям.