1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Тоскуют скважины по счетчикам трехфазным

Высокие мировые цены на нефть для России, занимающей второе место по объемам добычи, принесли долгожданное пополнение бюджета и возможность решить накопившиеся социальные проблемы. Но все плюсы может разрушить скачок инфляции, вызванный стремительно дорожающим топливом. Наше конкурентное преимущество оборачивается против нас.

Введение моратория на топливные цены не решает противоречий между задачей государства сдержать инфляцию и целью нефтяных компаний увеличить прибыль. В такой ситуации замораживание цен приведет к их росту вначале следующего года.

Политика изъятия у нефтяников сверхдоходов понятна. Страна живет за счет сырьевых ресурсов. Прирост бюджета в 2006 году на 90% обязан экспорту нефти и газа, на 10% — экспорту металлов. Это подтверждает и недавнее заявление Германа Грефа: «Помимо сырьевого экспорта, в стране пока не сложились другие источники устойчивого роста».

Доводы нефтяников тоже логичны. Эффективные корпорации мирового уровня волнуют макроэкономические проблемы страны лишь отчасти. Главное в настоящий момент — использовать период высоких цен для накопления собственных ресурсов.

Государство как структура, устанавливающая правила игры, может корректировать деятельность частных компаний. Это нормальное положение вещей во всем мире.

Как в России регулируется нефтяной бизнес? Лицензированием, НДПИ и экспортной пошлиной. А как нефтяники влияют на государство? Уровнем добычи и производства нефтепродуктов, объемами поставок на внутренний и внешний рынки. Таким образом, хозяин крупной нефтяной компании при желании может поставить в «неловкое положение» всю страну. И у государства нет рычагов ему противодействовать. Сегодняшняя ситуация с ценами на бензин это подтверждает.

В 2005 году добыча нефти растет не так быстро, как в прошлые годы. Нефтяники утверждают, что основной причиной здесь является выработанность месторождений, которым по 20—30 лет.

Однако, по мнению широкого круга специалистов, прирост добычи в 2000—2003 гг. обеспечили 4 нефтяные компании: «ЮКОС», «Сибнефть», «ТНК» и «Славнефть». На них приходился основной объем. Структурные изменения в этих компаниях и обусловили торможение прироста добычи нефти.

Кроме того, одной из главных причин «нездоровой» ситуации в отрасли является недостаточный контроль государства за эксплуатацией скважин. Мало выдать лицензию, нужно еще контролировать соблюдение нефтяниками лицензионных соглашений. Сейчас у компаний на балансе много недействующих скважин, которые по разным причинам были законсервированы. Видимо, при наличии более «легких» новых скважин старые просто закрывались, так как росли затраты на их эксплуатацию. Таким образом, нефтяники используют стратегию «снятия сливок».

Для контроля за рациональной эксплуатацией скважин необходим учет добычи нефти по ним. Во всех развитых странах на скважинах стоят трехфазные счетчики, фиксирующие добычу. Россия, видимо, не относится к развитым, и объем добычи нефти из скважин государство не контролирует. Фиксируется лишь ее объемна этапе транспортировки. Да и то если нефтепроводы можно проконтролировать более или менее адекватно, то железнодорожный, речной и другой транспорт удается отследить гораздо хуже.

Другой существенной проблемой нефтяной отрасли, которую предстоит решить государству, является отсутствие разведанных запасов, так как увеличение добычи нефти сейчас не сопровождается восстановлением минерально-сырьевой базы.

Причина — частным компаниям невыгодно заниматься наукой, так как на ближайшие 20 лет запасы у них есть. Гораздо эффективнее вкладывать деньги в добычу, поскольку результат в виде конкретной выручки есть уже сегодня.

МПР пытается решить задачу воспроизводства МСБ путем оптимального разделения финансовых вложений и рисков между государством и инвесторами. В новом законопроекте «О недрах» частным компаниям, осуществляющим разведку месторождения, дается автоматическое право на его эксплуатацию.

Чтобы бизнесу стало выгодно заниматься ГРР уже сегодня, МПР предлагает ввести механизмы налоговых кредитов и налоговых каникул. В первом случае часть затрат на геологоразведку будет освобождаться от налогов, во втором — для разработки новых месторождений до момента получения прибыли возможно полное налоговое освобождение. По мнению МПР, истощенным месторождениям(частично выработанным) также необходимо предоставлять льготы. Это должно способствовать увеличению добычи на них. Вот только непонятно, как оценивать эффективность данной меры, если нет контроля за добычей по скважинам.

Многие эксперты в качестве причины отсутствия рыночных рычагов воздействия на «нефтянку» называют ее неконкурентную структуру. В начале девяностых годов государство само формировало крупные ВИНКи, например «ЛУКОЙЛ». И сейчас положение дел таково, что динамику добычи определяют 3—4 крупные нефтяные корпорации. Будь их 100— таких цен на нефтепродукты не было бы.

Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов утверждение о том, что корпоративная структура отрасли соответствует структуре рисков в данный момент времени. А сейчас главный риск— политический. Гарантия стабильности собственности в России на сегодняшний день возможна лишь при наличии огромных финансовых и производственных ресурсов, чего нет у мелкого и среднего бизнеса.

Государственная политика не должна быть близорукой. Необходимо рассматривать развитие нефтяной отрасли в перспективе: создавать конкурентные условия на рынке за счет подключения среднего бизнеса, внедрять жесткий контроль за эксплуатацией скважин, за уровнем добычи.

Пока же эксперты утверждают, что все предпринятые правительством меры не помогут сдержать цены на топливо. Нефтяники в ближайшие 2 года будут осторожно инвестировать в отрасль по политическим мотивам. Представители «ЛУКОЙЛа» ясно выразили свою стратегическую позицию в отношении взаимодействия с государством. Добытую нефть выгоднее экспортировать — выручка больше. А снижать цены на топливо внутри страны можно за счет сокращения спроса на него. Тем более что энергоемкость России в 4—5 раз выше других стран, есть над чем работать. Так что пора пересаживаться с автомобиля на велосипед… и по сугробам!

К сведению!

Налоговый фактор не является первичным при принятии решения — вкладывать или не вкладывать средства в развитие отрасли. Никакая сверх льготная налоговая система не станет сама по себе стимулом для инвестиций. Однако при прочих равных условиях инвестиции поступят в ту страну, которая предоставит удобный налоговый режим. А в России, как известно, политические риски очень высоки.

Пути выхода из кризиса

Предложения МЭРТ:

✔ дифференциация НДПИ по территориальному признаку;

✔ льготы для разработки новых месторождений;

✔ повышение качества нефти;

✔ стимулирование нефтедобычи и глубины переработки нефти (отмена импортных пошлин на оборудование, не производимое в России).

Предложения Минпромэнерго:

✔ введение дифференцированного НДПИ (коэффициенты дифференциации будут устанавливаться с помощью закона);

✔ независимость НДПИ от мировых цен;

✔ уменьшение ставок акцизов на топливо;

✔ введение налога на реализацию моторного топлива.

К сведению!

Около 60% разведанных в России запасов нефти относятся к трудноизвлекаемым, то есть являются низко рентабельными. Средний дебет нефтяной скважины в России —7—9 тонн, в Иране — 400,а во Вьетнаме — 600.

Сумма:
%