1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Высокие отношения

Власти продолжают «улучшать» налоговое администрирование. Чем это в итоге обернется для налогоплательщика, предположить несложно. Но очень хочется надеяться, что депутатам удастся хоть немного ослабить правительственный напор.

С незапамятных времен в Думе «зависло» несколько законопроектов, предусматривающих поправки в часть 1 НК РФ. Часть из них внесена депутатами, часть — правительством, изменения (зачастую абсолютно противоположные)предлагаются в одни и те же статьи. Законопроекты и неприняты, и не отозваны, а потому один из вопросов, стоявших перед участниками недавно прошедших парламентских слушаний «Проблемы взаимоотношений налогоплательщиков и налоговых органов и проект федерального закона «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса РФ, связанных с совершенствованием администрирования налогов и сборов», — над каким из них продолжить работу. Ответ, конечно, был известен заранее: это законопроект, который правительство внесло в Госдуму по весне.

Он, конечно, вызывает массу нареканий, но, как говорится, при всем богатстве выбора другой альтернативы нет. Именно этот законопроект призван коренным образом улучшить налоговое администрирование и разом снять проблемы во взаимоотношениях налогоплательщиков и налоговых органов.

Хотя, если вдуматься, эти самые взаимоотношения и внесение изменений в НК друг к другу отношения не имеют. Как не раз писала «ЭЖ» (см. № 23, 36), проблемы не в тексте Налогового кодекса, а в том, как его используют правоприменители, то есть в установке налоговиков. И она, как в очередной раз подтвердилось на парламентских слушаниях, не меняется.

Первое, о чем сказал заместитель руководителя ФНС России Сергей Шульгин (на фото слева), так это о том, что платить налоги не любит никто. Но налоговики, дескать, постарались создать атмосферу, в которой налогоплательщик добровольно и с желанием отдаст деньги, причитающиеся государству. И «одно окно» внедрили, и стандарт по работе с налогоплательщиками разработали, и проверяющих от налогоплательщиков отделили, и специальные залы создали, где в бесконтактном режиме работа идет. А что бумаг много требуют — так сдавайте отчетность в электронном виде. Да и при том, что в 2004г. было проведено более 37 млн камеральных проверок, только в одной десятой части случаев истребовались дополнительные документы, а в остальных налоговики прекрасно обошлись декларациями. Так что говорить об угрозе, которую несет законопроект с точки зрения неограниченного перечня истребуемых документов, по его мнению, несерьезно.

В общем, попутал господин Шульгин все, что мог (в смысле новые веяния со старыми достижениями), но к главному выводу пришел безошибочно: «Ослабление бремени требует эффективного налогового контроля!». А что такое эффективный контроль, налогоплательщики хорошо знают.

С точки зрения налоговиков, этот контроль ни в коей мере не должен быть направлен на предотвращение нарушения. Так что с предварительным и текущим контролем можно проститься и настроиться исключительно на контроль последующий. Один факт, что камеральная проверка согласно законопроекту из счетной проверки отчетности превращается в проверку обоснованности данных отчетности, свидетельствует о многом. Не вникая в первичные документы, нельзя сделать вывод об обоснованности отчетности. Следовательно, ни о какой задаче ограничения количества истребуемых вне рамок выездной проверки документов речи не идет.

По результатам камеральной проверки будет составляться акт и взыскиваться санкции. Следовательно, налогоплательщику поправить ошибку не удастся, а проверка фактически приравнивается к выездной.

Замминистра финансов Сергей Шаталов (на фото справа), правда, убежден, что камеральная проверка имеет право на аналитику, это пойдет только на пользу налогоплательщику, поскольку приведет к сокращению времени на выездные проверки.

Не менее эффективному контролю, видимо, должны способствовать повторные проверки. Вроде бы все в п. 7 предлагаемой правительством редакции ст. 89 НК РФ сформулировано четко: «Запрещается проведение налоговыми органами повторных выездных налоговых проверок по одним и тем же налогам… за уже проверенный налоговый период». Но в п. 17названной статьи еще раз говорится о запрете на проведение повторных проверок, на этот раз в весьма интересной формулировке: «...по одним и тем же вопросам проверки за уже проверенный период…»И налогоплательщики непременно почувствуют разницу, считает Сергей Пепеляев, управляющий партнер компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», потому что налог на прибыль, например, можно проверять и по вопросам затрат, и по вопросам льгот. Вопрос, как всегда, в цели.

А цели у Минфина (разработчика проекта) и налогоплательщиков разные. Одним (догадайтесь, кому) нужен прозрачный и понятный закон, а другим — чтобы и волки были сыты, и овцы целы. В смысле, чтобы одновременно и платежи не снижались, и налогоплательщики не возмущались. Вот и говорит замминистра финансов каждый раз, что разработанный законопроект — плод длительной работы совместно с экспертным и бизнес-сообществом.

Только вот бизнес-сообщество, с которым действительно проводились совещания при разработке законопроекта, открещивается от него, как может. Потому что говорили они об одном, а в текст попало совсем другое.

Да, Налоговый кодекс в его нынешнем виде несовершенен. Но «по случайности» те изменения, которые подготовило правительство, не сделают его лучше. С точки зрения взаимоотношений с налогоплательщиками, я имею в виду. Потому что нет в этом законопроекте даже видимости стремления к равенству в правах для проверяющих и проверяемых. Если письмо направил налоговый орган, то безусловно считается, что налогоплательщик получил его на шестой день после отправки. А вот если налогоплательщик… В этом случае такого доверия почте нет! И так во всем, красной нитью через весь законопроект.

Так что перспектива ясна: депутаты правительственный законопроект по-быстрому в первом чтении примут и засядут, как это не раз бывало, готовить и обсуждать с представителями все того же правительства поправки ко второму. А дальше— чья возьмет.

Андрей Макаров, зампредседателя Бюджетного комитета Госдумы:

— При внесении изменений в общую часть НК мы должны исключить возможность возникновения в правоприменительной практике разграничения налогоплательщиков на добросовестных и недобросовестных, потому что подобное разграничение всегда зависит от налогового инспектора.