1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Чем ближе к «источнику»,тем лучше контроль

Со следующего года в сфере контроля за производством и оборотом алкогольной продукции грядут серьезные изменения: упраздняются акцизные склады и специальные региональные марки, обязанность по уплате акциза возлагается на производителей алкогольной продукции. Между тем в Счетной палате считают, что ситуацию нужно менять кардинально, поскольку перечисленные меры не позволят полностью избавиться от недостатков ныне действующей системы взимания акцизов. Об этом читателям «ЭЖ» рассказывает аудитор Счетной палаты РФ Владимир Пансков.

— Владимир Георгиевич! Вы предлагаете перейти на взимание всей суммы акциза с этилового спирта. С чем это связано?

— Сама по себе идея переноса уплаты акциза в полном объеме на спирт не нова: Счетная палата обращалась к ней еще года четыре назад, если не раньше. Да и сейчас фактически подакцизным товаром тоже является спирт, ведь ставки акциза устанавливаются в зависимости от содержания спирта в алкогольной продукции. Чем меньше спирта, тем меньше сумма налога.

По логике акциз, как и любой косвенный налог, уплачивается потребителем на последней стадии. Но такова специфика, что чем дальше, скажем так, «от источника», тем труднее контролировать уплату акцизов на алкоголь. В рознице это вообще невозможно. Это подтверждают и результаты проверок, недавно проведенных Счетной палатой. А если предприятие — производитель алкогольной продукции покупает спирт с акцизом, то оно может что угодно с ним сделать, хоть вылить: акциз уже в казне!

— То есть вы считаете, что вариант, когда акцизы уплачивают ликероводочные заводы, не лучший?

— Этот вариант мы уже проходили. До 2001 года действовала система, когда акциз из расчета 50% в федеральный бюджет, 50%— в региональный платил производитель. Понятно, что регионы были заинтересованы в появлении заводов-производителей, ведь тогда они получали свои 50% акциза. Для защиты рынка стали использоваться идентификационные марки. Пионерами этого движения у нас были Москва и Московская область. Это самые крупные рынки сбыта, и поэтому все производители были заинтересованы на них попасть. Региональные власти пытались создавать для своих предприятий (зарегистрированных на территории этого субъекта) тепличные условия: цена марки для своего производителя, скажем, была рубль, а из другого региона — семь. Меры заградительные. Поэтому мы говорили, что созданная система тормозит свободное перемещение продукции между регионами, блокирует нормальный рынок в принципе.

Что касается контрольных мероприятий, то здесь большую роль играет количество объектов. Например, при социализме в Московской области не было ни одного ликероводочного завода, а сейчас 62 предприятия имеют лицензии на производство ЛВИ. В целом по стране их 445. Производителей спирта в два раза меньше. Значит, контроль может быть более жесткий.

— Но отмену акцизных складов вы приветствуете?

— Когда ввели систему акцизных складов, мы сразу сказали, что она порочна. Ив первую очередь потому, что был создан механизм, при котором акцизы уплачивают организации, не имеющие активов. В результате за неуплату налогов этим складом даже нет возможности обратить взыскание на его имущество.

Ведь для учреждения акцизного склада достаточно арендовать складские помещения и получить соответствующее разрешение. Все, дальше можно работать. Естественно, появилось множество акцизных складов (на порядок больше, чем производителей). За ними же нужно осуществлять контроль! Ввели институт налоговых постовых, но людей налоговым органам на это не дали. В результате в Москве на акцизном складе (а их там свыше сотни) постовой появляется раз в неделю, в Мордовии все акцизные склады зарегистрированы на одной территории и к ним «приставлен» один постовой. То есть практически создана система ухода от налогов.

Какие обороты у нас совершает водка по бумагам! Из Москвы в Горный Алтай, потом через Татарию снова в Москву и опять возвращается в Горный Алтай… Сами налоговики говорят, что на третьей-четвертой итерации уже концов не найдешь. Проблема в том, что декларации поступают в налоговые органы поставляющего и потребляющего регионов, но их никто не стыкует.

При этом встречными проверками Счетной палаты установлено, что данные об объемах алкогольной продукции, полученной организациями-покупателями Кабардино-Балкарской Республики, Республики Северная Осетия — Алания, Московской области и г. Москвы и отгруженной в их адрес организациями-поставщиками названных регионов, в большинстве своем не совпадают. В ряде случаев поставки, отраженные в декларациях поставщиков, не значатся в декларациях покупателей. Тот факт, что указанные в декларациях данные не совпадают, свидетельствует об умышленном искажении налоговой базы для исчисления акцизов, что ведет к потерям бюджета.

— Кстати, о потерях бюджета. Регионы весьма недовольны тем, что со следующего года вся сумма акциза будет поступать в федеральный бюджет и они потеряют источники дохода…

— Действующая система не лишена недостатков, несмотря на то что с 2004 года весь акциз уплачивается в региональные бюджеты (80%платит акцизный склад, а20% — производитель).

Основная доля акциза(80%) поступает в бюджет того региона, на территории которого алкогольная продукция реализуется в оптово-розничную сеть. В результате регионы, имеющие развитое производство алкогольной продукции и преимущественно вывозящие ее, теряют значительную часть доходов по акцизам, которые они имели до введения системы акцизных складов (тогда в региональные бюджеты поступало 50% акцизов). Например, некомпенсированные выпадающие доходы консолидированных бюджетов РСО —Алания и КБР в 2004 году составили 1157,8 и 425,5 млн руб. соответственно.

Что касается 20% акциза, возложенных на производителей, то они в основном призваны снять нагрузку с бюджетов, которая неизбежно возникла бы при предъявлении ликероводочным заводом, купившим спирт, акциза, уплаченного при его покупке, к возмещению из бюджета. Следовательно, серьезных доходов они не дают.

С поступлением акциза в федеральный бюджет мало что изменится. Платить акциз на алкогольную продукцию будет производитель, а распределение доходов от акцизов по регионам будет происходить по уровню поступлений в их бюджетную систему в 2004 году. Так что производящие регионы так и останутся в проигрыше.

— Вы сказали «по уровню поступлений». Но с поступлениями, наверное, тоже есть проблемы?

— Конечно. На алкогольном рынке сейчас критическая ситуация, характеризующаяся стагнацией легального производства этилового спирта и алкогольной продукции. Налоговая база по акцизам практически не растет, и увеличение сборов идет исключительно за счет повышения ставки. Крепнет нелегальный оборот алкогольной продукции (то есть продукции, произведенной налегальных предприятиях, но выведенной из-под уплаты акциза). Этому во многом способствовала система акцизных складов.

Один акцизный склад отгружает водку другому, тот— третьему и так далее по цепочке. Потом тот, который в середине, исчезает, и проверить уже невозможно, сколько продукции он отгрузил и кому. Остается верить цифрам, которые показал последний склад в цепи. Только в Москве исчезает25% акцизных складов в год.

Понятно, что никакого реального движения продукции через них нет — иначе можно разориться на одних транспортных издержках. Но бумажный оборот позволяет избежать уплаты акциза. И когда говорят, что отмена акцизных складов — благое дело, сразу возникает вопрос: а зачем вводили? Кто понесет ответственность зато, что сделано? Ведь отменяют с теми же обоснованиями, с которыми вводили: ликвидация межрегиональных барьеров и сокращение случаев уклонения от уплаты акцизов.

— Акцизные склады —это же не единственное, что позволяет избежать уплаты налогов?

— Нет, схем достаточно. Вот в прошлом году действовала «коньячная» схема уклонения от уплаты акцизов. По ней якобы 1,5 млн дал коньяка со 100%-ным уплаченным акцизом было направлено в Московскую область на переработку из Осетии. Акциз, естественно, переработчики выставляли к возмещению. При проверке выяснилось, что на деле отгрузки из Осетии не было, там объем производства коньяка от 20 до 60тыс. дал, а тут 1,5 млн.

Сейчас распространена так называемая «спиртосодержащая» схема, когда для производства водки используется не спирт, а спиртосодержащая продукция. Такая схема стала возможной с утверждением Минсельхозом России и Федеральным агентством по сельскому хозяйству для отдельных организаций рецептур, технических условий на производство водки с использованием спиртованных настоев.

Дело в том, что ставка акциза на спиртосодержащую продукцию такая же, как наводку, — 146 руб. Вроде бы экономически бессмысленно покупать столь дорогое сырье. Единственный интерес у ЛВЗ может быть с точки зрения предъявления акциза к возмещению из бюджета, чем и пользуются организаторы схем.

Как показывают проверки Счетной палаты, производители алкогольной продукции Московской области приобретали спиртованные настои со 100%-ным начисленным акцизом в Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. При этом в Республику Северная Осетия эти настои поступали из Кабардино-Балкарской Республики, которая, в свою очередь, получала их из Московской, Курской и Ленинградской областей. Однако, по данным деклараций о производстве и обороте алкогольной продукции, из Московской области в КБР спиртованные настои не отгружались, в налоговой отчетности ни одного из названных регионов поступление в бюджет акцизов на них не отражено.

Всего по «коньячной» и «спиртосодержащей» схемам в течение прошлого года и первого квартала этого года организации Московской области предъявили к вычету акцизы, уплаченные поставщикам по приобретенному сырью, но не внесенные в бюджет последними, в размере 2,6 млрд руб.

И это не все потери. В 2004 году на расчетные счета организаций, осуществляющих производство и оборот алкогольной продукции на территории Московской области, возвращен НДС из бюджета в сумме 380,3 млн руб., в первом квартале 2005года — 189,8 млн.

— Акцизы на алкоголь Счетная палата уже проверяла, давала свои предложения. Неужели ничего не сделано?

— Практически нет, только в Осетии начали наводить порядок: приостановлено действие лицензий и разрешений на учреждение акцизных складов, доначислены налоги, возбуждены уголовные дела.

В Московской области пока проблемы остались. Несмотря на неоднократные обращения губернатора в правоохранительные и налоговые органы с просьбой разобраться в создавшемся положении, мер принято не было. Работа этих органов, мягко говоря, несогласованна.

— Так и получается, что все нужно отдавать в руки государства…

— Да, причем идею введения госмонополии на алкоголь Счетная палата тоже обсуждает давно. Мы не говорим о монополии на производство, мы говорим о монополии на оборот. Ведь сейчас работает масса частных заводов. Как их сделать государственными? Выкупать? По какой стоимости? Неизбежно возникнут проблемы. Но ведь была же при царизме монополия на оборот! Поэтому мы предлагали вариант, когда весь произведенный спирт в стране реализуется некоему госпредприятию (называть его можно как угодно) по отпускной цене, а оно уже продает этот спирт (с акцизом) производителям ЛВИ. Практически плательщиком становится одно это госпредприятие, и основная часть проблем решается. Главное при этом —обеспечить эффективный контроль движения спирта.

К сведению

За 2004 г. и I кв. 2005 г. акцизными складами г. Москвы получено водки на 304,3 тыс. дал больше, чем отгружено из РСО — Алания, коньяка — на 36,79 тыс. дал, а ликероводочных изделий — на 256,8 тыс. дал меньше, чем отгружено из РСО — Алания, и на 1398,3 тыс. дал меньше, чем отгружено из КБР.

За этот же период акцизные склады г. Москвы поставили 1696 тыс. дал водки и 420,9 тыс. дал ликероводочных изделий в организации РСО — Алания. При этом последние получили только 336,2 тыс. дал водки.

По данным Счетной палаты РФ

Сумма:
%