1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

9+9=99

«Думы» меняются, а концессии все нет

На словах государство из экономики уходит, но на деле этот уход касается только тех сфер, где остались одни проблемы и дыры. Там же, где еще можно что-то «освоить», об уходе и не вспоминают. На счет такого раздвоения личности можно отнести и отсутствие закона о концессиях.

Девять(!) лет назад Госдума приняла законопроект в первом чтении. Уже сменилось несколько дум, и наконец в ближайшее время думцы намерены рассмотреть законопроект «О концессионных соглашениях» во втором чтении.

Периодически власти вспоминают, что без закона не удастся привлечь средства частных инвесторов в сферу ЖКХ, строительство дорог, другие проблемные отрасли. Но чтобы принять закон, нужно определиться, кого и куда «пускать». А с этим проблемы.

Между тем во многих странах концессионные соглашения — отличный инструмент привлечения частного капитала для развития железных дорог, метро, нефтяной промышленности, коммунального хозяйства... Да и в России в1920-е годы концессии создавались практически во всех отраслях народного хозяйства.

Практика показывает, что форм взаимодействия бизнеса и государства, предусмотренных в Гражданском кодексе, недостаточно для организации эффективного инвестиционного процесса, частно-государственного партнерства. Именно механизм концессии позволяет реализовать инвестиционный проект, предоставив в концессию весь необходимый для этого имущественный комплекс с соблюдением определенных условий и гарантий.

На основе концессионных механизмов в мировую экономику ежегодно инвестируется более 75 млрд дол. В России с их помощью, по самым скромным оценкам, можно будет привлекать как минимум 2,5—3 млрд дол. в год. При этом сумма накопленных инвестиций, а значит и поступлений в бюджет, будет увеличиваться.

Но ведь чтобы механизм заработал, нужно не просто принять закон. Необходимо действительно обеспечить надежную защиту прав инвестора от произвола властей. А у нас даже тот, кто ведет свое дело, не вступая в партнерство с государством, не гарантирован от посягательств последнего. Что уж говорить о случаях, когда государство будет передавать в пользование в частные руки объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, за установленную плату (как это предусматривает механизм концессии).

В этих целях законопроект допускает исключительно судебный порядок расторжения договора по инициативе властей при нарушении концессионером условий договора. Правда, эксперты отмечают, что ряд оснований для расторжения договора сформулирован не очень четко и это может создавать для инвестора определенные риски.

Перечень таких объектов, конечно, будет закрытым, а максимальный срок— ограничен 99 годами. При этом важно, чтобы, контролируя соблюдение концессионером условия соглашения, представители государственных органов не вмешивались в их деятельность.

Видимо, сложившаяся практика проведения различного рода тендеров подвигла разработчиков на очень детальную, тщательную проработку и четкое описание механизма проведения открытых и закрытых конкурсов на право заключения концессионных соглашений. Он должен обеспечить равные права всем участникам конкурса и исключить какую-либо дискриминацию.

Концессионная плата может быть установлена в виде:

✔ определенных в твердой сумме платежей, вносимых периодически или единовременно;

✔ установленной доли плодов, продукции или доходов, полученных концессионером в результате осуществления деятельности, предусмотренной концессионным соглашением;

✔ передачи концеденту в собственность имущества, находящегося в собственности концессионера.

Виды концессионной платы могут сочетаться по условиям соглашения.

Сфера действия законопроекта не распространяется на природные ресурсы и недра. Концессионные соглашения в этой области будут регулироваться специальными законами. Стремясь к скорейшему принятию законопроекта, разработчики максимально приблизили его к закону прямого действия. Возможно, это и объясняет то, что порядок заключения концессионного соглашения очень зарегулирован условиями конкурса.

В законопроекте, по оценкам экспертов, соблюден баланс интересов инвесторов и государства. Казалось бы, четко очерчен (некоторые считают — существенно сужен) круг объектов концессии. Государство оставляет за собой право собственника, эффективного контроля, договор дает возможность прописать все необходимые условия, а дело с концессией застопорилось. Может быть, не все, что хотелось, еще приватизировано?

Концессионер — индивидуальный предприниматель, российское или иностранное лицо либо действующие без образования юридического лица по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) два и более указанных юридических лица.

Насколько новые условия партнерства с государством заинтересуют бизнес? Какие объекты концессии окажутся наиболее привлекательными? В каком объеме и от кого — иностранных или отечественных инвесторов— пойдут инвестиции? Что и как скоро это даст потребителю, экономике? На все эти вопросы ответы может дать только практика применения закона, она же подскажет и необходимые нюансы его дальнейшей доработки.

Откладывать принятие законопроекта на длительный срок больше нельзя. Сейчас он настоятельно востребован самой жизнью. Торможение оборачивается упущенными возможностями и для бизнеса, и для государства. Да и потребитель многое теряет. Кроме того, уже принят или подготовлен ряд законодательных актов, обеспечивающих условия для эффективного действия концессионных соглашений. В частности, осуществляется разграничение полномочий, а значит собственности, на уровне Федерации, ее субъектов и муниципалитетов.

Настораживает, что второе чтение законопроекта «О концессионных соглашениях» уже дважды было отложено. Еще 9 лет до принятия закона российская экономика не простит.