1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1880

Анна Смола: Примирительные процедуры не для затягивания процесса

В скором времени арбитражное процессуальное законодательство должно заметно измениться. Во-первых, 24 сентября вступит в силу Федеральный закон от 25.06.2012 № 86-ФЗ (далее — Закон № 86-ФЗ), которым вводятся новые правила рассмотрения дел в порядке упрощенного производства. Во-вторых, высока вероятность превращения в закон пока еще законопроекта № 121844-6, предусматривающего нововведения в сфере примирительных процедур (внесен в Госдуму 2 августа 2012 г.). О новых правилах упрощенного производства и перспективах развития института судебного примирения рассказала «ЭЖ» Анна Смола, заместитель начальника Управления публичного права и процесса ВАС РФ, к.ю.н., один из разработчиков законопроекта.

«ЭЖ»: Анна Александровна, как повлияет на судебную практику вступление в силу Закона № 86-ФЗ, предусматривающего изменения в порядке упрощенного производства?

А.С.: Упрощенное производство подразумевает, в частности, быструю процедуру рассмотрения спора судом, судебное разбирательство без вызова сторон. По сути, это письменный процесс с технологиями удаленного доступа через Интернет.

Категории дел, которые отнесены к упрощенному производству, прежде всего ориентированы на определенные суммы. Так, в порядке упрощенного производства подлежат рассмотрению дела по исковым заявлениям о взыскании денежных средств, когда цена иска не превышает 300 000 или 100 000 руб., если ответчик является организацией или индивидуальным предпринимателем соответственно.

Задача такая: упростить процедуру по спорам, которые не отягощены подлежащими доказыванию обстоятельствами, необходимостью сбора дополнительных доказательств и позициями третьих лиц, которых в деле может быть очень много. Словом, чтобы по делам, не требующим длительного и тщательного рассмотрения, суд мог быстро, в течение двух месяцев, вынести решение, подлежащее немедленному исполнению. Обжалование такого решения допускается также в сокращенные (по сравнению с обычным порядком) сроки.

«ЭЖ»: Можно ли сказать, что Закон № 86-ФЗ, посвященный упрощенному производству, и законопроект о процедурах судебного примирения взаимосвязаны?

А.С.: Нет, Закон № 86-ФЗ и внесенный в Госдуму законопроект о совершенствовании примирительных процедур преследуют разные цели. В рамках упрощенного производства не исключается применение процедуры судебного примирения, но задачи у этих законодательных новелл разные.

«ЭЖ»: Какую же цель преследует законопроект о совершенствовании примирительных процедур?

А.С.: Цель этого законопроекта заключается в том, чтобы дать сторонам — участникам арбитражного процесса дополнительные возможности к примирению, помимо предусмотренных АПК РФ и Федеральным законом от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — Закон о медиации). Эти субъекты должны иметь механизм, позволяющий предпринять попытку урегулирования возникшего спора без вмешательства суда.

На сегодняшний день в АПК РФ есть положения, предусматривающие возможность мирного урегулирования спора. Речь идет о главе 15 «Примирительные процедуры. Мировое соглашение». Закон о медиации также дает возможность обратиться к такой форме урегулирования спора при взаимном волеизъявлении сторон, готовых последовательно и намеренно решать конфликт во внесудебном порядке.

Но если у сторон не сформировалось желание «уйти» в процедуру медиации, то возникает вопрос — каким образом суд мог бы этому содействовать? И мы (здесь и далее — разработчики законопроекта. — Примеч. ред.) исходили из того, что нужно прописать в законе конкретный механизм, в рамках которого судья сможет предлагать сторонам использовать примирительные процедуры и в том числе судебное примирение, которое будет осуществляться сотрудниками аппарата суда. Судебное примирение неидентично медиации, но и не заменяет ее. Это дополнительная процедура, или опция, которая может быть использована участниками процесса. Судебное примирение наряду с медиацией выступает способом стимулирования участников спора к мирному урегулированию конфликтов, предоставляет участникам возможность снять разногласия самостоятельно.

«ЭЖ»: При этом судья играет активную роль?

А.С.: Да, безусловно. Например, судья может предложить судебное примирение в определении. Согласно законопроекту это лишь предложение, но в дальнейшем, возможно, станет обычной процедурой, которую будет осуществлять сотрудник аппарата суда. В свою очередь, стороны вправе решить, готовы ли они попробовать урегулировать спор таким образом. Сегодня для того, чтобы обратиться к медиатору, сторонам необходимо предпринять некоторые усилия. Им как минимум нужно найти того, к кому они готовы обратиться. Если же законопроект примут, то этот процесс станет проще, в арбитражных судах будут списки судебных примирителей — сотрудников суда. Сторонам останется лишь дать свое согласие, и они смогут приступить к такой процедуре, не выходя из здания суда и не заключая предварительно, до начала примирительной процедуры, каких-либо дополнительных соглашений.

«ЭЖ»: В каких делах будет применяться предлагаемая процедура судебного примирения?

А.С.: Мы исходили из того, что она может применяться в любых делах без каких-либо ограничений. Но считаем особенно важным наладить ее использование в делах, возникающих из административных правоотношений с участием государственных органов. Поэтому мы попытались отразить в законопроекте обязательность волеизъявления частного лица или организации как слабого субъекта в административных отношениях на применение примирительной процедуры с целью реализации права гражданина или организации участвовать в переговорах с государственным (например, налоговым) органом.

Отдельный разговор — о применении примирительной процедуры как таковой в административных отношениях, точнее, о самой возможности примирения. Дело в том, что в любом судебном споре первостепенным вопросом является установление фактов. Для разрешения спора необходимо выяснить фактические обстоятельства, имевшие место в правоотношениях между первичными субъектами. На этих обстоятельствах и основывается та или иная правовая квалификация. Это касается в том числе и выводов суда. Думаю, примирительные процедуры получили бы серьезную заявку на востребованность, если бы нам удалось ввести для госорганов обязанность участвовать в дополнительной проработке спорных вопросов с конкретным физическим или юридическим лицом, если именно последнее инициировало процедуру примирения и эти спорные вопросы не были сняты на досудебной стадии.

«ЭЖ»: А каковы прогнозы по другим категориям споров?

А.С.: Здесь сложно что-либо предсказать. При готовности участников вступать в переговоры скорее всего это будут сложные комплексные дела, затрагивающие длительные взаимоотношения между субъектами.

Одно из существенных преимуществ медиации и судебного примирения, как и любого взаимоприемлемого урегулирования споров, — продолжение взаимоотношений в благоприятном режиме. Если у участников спора возник конфликт, но вместе с тем для них ценно сохранить хорошие отношения на будущее время, тогда и имеет смысл найти решение в процессе переговоров, а не наблюдать за эскалацией конфликта. На днях, 24 сентября, как я уже сказала, у нас заработает упрощенное производство, и сочетание этих процедур должно дать гибкий механизм для разрешения споров: в тех случаях, когда, например, речь идет о взыскании задолженности, наличие которой не вызывает сомнений исходя из представленных суду документов, дело разрешается в порядке упрощенного производства. Хотя и в этом случае примирение возможно, если у сторон есть к тому желание. Если же речь идет о более сложной ситуации, например, о признании договора недействительным, о правах на недвижимое имущество, заявлено встречное требование, то чем больше дискуссионных позиций существует в споре, тем более очевидна целесообразность предпринять хотя бы попытку снять хоть часть разногласий. Многое будет зависеть от участников спора. Наша задача — создать возможности, предоставить метод. И постараться сделать его эффективным, то есть привлекательным.

«ЭЖ»: В каком порядке будет проходить процедура судебного примирения?

А.С.: Законопроект устанавливает лишь рамочные положения. Конкретный порядок проведения судебного примирения и требования к судебному примирителю будут установлены в специальном регламенте, мы сейчас работаем над этим. Продолжается работа и над законопроектом, идет непрерывный процесс, правительство готовит отзыв, собирает заключения от ведомств. Мы постоянно работаем в режиме онлайн — реагируем на отзывы от других органов, например, поясняем какие-то положения, которые оказываются для сторонних лиц неочевидными. Как авторы законопроекта мы обязаны постоянно вести подобный диалог.

«ЭЖ»: Что потребует меньше временных затрат: судебный процесс или примирительная процедура?

А.С.: Зависит от разных факторов, в частности, от категории спора. Если это спор, подпадающий под упрощенное производство в новой редакции АПК РФ, применение примирительных процедур может быть неконструктивным, оно может обернуться, напротив, затягиванием судебного процесса. Но в таком случае приоритет иной, не скорость, а все-таки желание сторон прийти к соглашению. Если же это обычный спор, с привычной процедурой, перспективой судебного разбирательства, и стороны в таком судебном процессе смогли в рамках процедуры примирения прийти к компромиссу, то в таком случае примирение будет сторонам выгодно. Оно не только позволит сэкономить время (поскольку исчезает необходимость проведения судебных заседаний, часто многократных), но и снизит вероятность последующего обжалования судебных решений.

Важно помнить: примирительная процедура предназначена не для затягивания арбитражного процесса. Просто у сторон должен быть шанс попробовать разрешить возникший конфликт без суда. При этом стороны не должны быть связаны обязательностью примирительной процедуры, если они не хотят решать вопрос в таком порядке. Мы очень долго этот аспект обсуждали, и тот вариант законопроекта, который внесен в Госдуму, представляется наиболее сбалансированным в этой части.

«ЭЖ»: Как будет оформляться решение, принятое по итогам судебного примирения?

А.С.: Оно будет фиксироваться в судебном акте, в каком именно — зависит от исхода спора. Если участники придут к соглашению, оно будет зафиксировано судом по правилам мирового соглашения и исполняться будет в соответствующем порядке. В случае отказа от иска или признания иска, в том числе в части, данное процессуальное действие также будет зафиксировано в судебном акте по правилам, которые оговариваются в АПК РФ. Результат примирительной процедуры — это всегда результат, зафиксированный судом. Здесь нет дифференциации.

«ЭЖ»: Потребует ли введение судебного примирения финансовых затрат?

А.С.: В идеале введение этой процедуры должно сопровождаться дополнением штатной численности арбитражных судов новыми штатными единицами для обеспечения их судебными примирителями. Кроме того, не помешала бы и организация (и финансирование, разумеется) специального обучения. Но этого, к сожалению, не дано: на дополнительное финансирование арбитражных судов в контексте нововведений законопроекта государство скорее всего не пойдет, поэтому мы вынуждены ориентироваться на имеющиеся ресурсы.

«ЭЖ»: Насколько будет эффективной новая процедура судебного примирения? Каковы прогнозы?

А.С.: Любое нововведение поначалу предстоит освоить, адаптировать к существующим реалиям. Примирение предлагается потому, что оно эффективно во всем мире и снимает необходимость дальнейшего, традиционно более тяжеловесного и длительного судебного разбирательства, с учетом также перспективы последующего обжалования принятых по делу судебных актов.

Разрешение конфликта всегда лучше на ранней стадии, полагаю, что это очевидно. Вопрос в том, как судебное примирение встроить в существующую систему и стимулировать участников спора к тому, чтобы применять дополнительный способ урегулирования спора. В дальнейшем, если участники процесса и судьи увидят, что процедура эффективна, примирение будет развиваться.