1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

На марше... экономический империализм

По страницам экономических зарубежных (и «продвинутых» отечественных) изданий загуляли новые термины: «экономический империализм», «теория фирм», «теория сигнала». Что это? Какова их природа? Откуда они взялись? И главное, какая от этих теорий предпринимателям польза? Об этом нашему обозревателю В. Головачеву рассказал Е. Сабуров — доктор экономических наук, профессор.

Сабуров Евгений Федорович окончил мехмат МГУ. Работал заместителем министра образования (по экономике), министром экономики, заместителем Председателя Совета Министров России, возглавлял Правительство Республики Крым, руководил Институтом проблем инвестирования. В настоящее время — научный руководитель Института развития образования Государственного университета — Высшей школы экономики.

— Экономическим империализмом назвали применение экономических подходов и методов к областям, издавна считающимся вотчинами гуманитарных наук. Надо сказать, что экономика тоже наука гуманитарная. Для экономиста главное — это мнение людей. Действительно, что такое бренд? Или на чем основано благополучие банков? Да и цена— это мнение о полезности.

Экономический империализм начался с теории человеческого капитала. Уяснив себе особенности и характер функционирования природного капитала, еще лучше разобравшись в физическом капитале, экономисты столкнулись с тем, что непонимание человеческого капитала сводит на нет прекрасные теории.

Сегодня экономисты уже поостерегутся утверждать, что денежные доходы определяют все решения человека. Это штампы. Вот не идет человек на большую зарплату в фирму А. Предпочитает фирму Б с меньшей зарплатой. И не всегда из-за лени. Работа может быть одинаковой. Но в фирме Б благожелательная атмосфера и выстроенная сверху донизу корпоративная культура, которая способствует как процветанию фирмы, так и уважительному отношению работников друг к другу. А в фирме А другой принцип: «Я начальник — ты дурак». Для многих эти различия принципиально важны.

Дальше, в фирме Б человек может получать зарплату плюс неденежный социальный доход. Можно его измерить? Можно. Кроме того, надо учесть, что на комфортность отношений чаще претендуют работники с хорошим творческим потенциалом. И вообще для человека одна из главных составляющих отношения к труду — его отождествление со своей фирмой.

Отсюда вывод: система стимулирования должна максимально этому способствовать. А еще человек всегда держит в голове, насколько стабильно его положение в организации и стабильность самой организации в целом. Зачем гадать о том, какие нужны условия и сколько необходимо платить, чтобы работники хорошо трудились и не разбежались? Надо перебирать варианты и считать.

— Выходит, правы социологи, когда говорят, что русские — это патерналистский народ. Все отца просит. Покровительства хочет. Нравится ему, чтобы фирма была мамашей, а хозяин — папашей…

— Что-то тут не так. Ведь то же самое говорили про итальянцев и испанцев, а глядите, как все изменилось. Никакого патернализма. Каждый за себя. Вообще надо помнить слова одного известного ученого, который сказал, что экономист, рассуждающий о непроходимой глупости народа, или о национальном менталитете, или о внезапном изменении предпочтений человека ни с того ни с сего, не широт у взглядов демонстрирует, а свою профнепригодность.

Почему в сегодняшней России многие стремятся к тому, чтобы фирма была непросто местом работы, а домом родным? Потому, что нормальной пенсионной системы нет, страховой системы нет, ипотеки нет, банки ненадежны… И куда податься? Крупным фирмам или пулу фирм стоит задуматься о «социальном пакете» для служащих. Это зачастую значительно дешевле, чем «полная» оплата труда. Многие предпочтут получать меньше, но сложить с себя заботы о решении социальных проблем. И здесь тоже, между прочим, считать надо.

— Сегодня много говорится о теории фирмы. В чем ее суть и опять-таки, что из нее может вынести «рядовой» предприниматель?

— Лучше всего это пояснить на условном примере:«Фирма А, конкурируя с фирмой Б, задумала перестроить свою деятельность; фирма Б разгадала ее замысел и победила». Такие рассуждения напоминают мне пикейных жилетов у Ильфа и Петрова: «Франция считает так. А Англия так. О! Англии палец в рот не клади!» Ничего Франция не считает. Там миллионы людей живут. И считают, между прочим, по-разному. А где найдешь у Англии рот, чтобы туда палец положить? В фирме работают зачастую тысячи человек. И даже единого собственника у многих фирм нет. Но все эти люди, работающие в фирме, связаны друг с другом контрактами. Очень разными: формальными и не очень, личными и неписаными «подразделенческими». И интересы у сотрудников разные. В какой степени фирму можно считать чем-то единым? И вообще, что такое фирма? Теория, о которой вы спрашиваете, считает фирму общим ядром всех контрактов, связывающих ее работников и участников бизнеса.

Современная экономика настаивает, что для оценки будущей успешности решения по реорганизации фирмы или изменению ее места на рынке следует проанализировать все контракты и понять, не сместилось ли «ядро», не возникнет ли противодействия переменам, улучшится ли действие внешних и, что немаловажно, внутренних контактов.

Опрашивать в такой ситуации людей бесполезно. Они скажут то, что вы хотите от них услышать, а не то, что есть на самом деле. Надо посмотреть, каковы их интересы по контрактам. И может оказаться, что красиво задуманная на бумаге реорганизация не учла неформальные интересы, что приведет к ухудшению ситуации.

— Сегодня все очевиднее, что основную прибыль приносит экономика компетентности. Даже если фирма — чисто производственное предприятие в старом советском смысле, то все равно самые большие зарплаты там платят тем, кто работает головой, а не руками. И это не благотворительность — это жестокая необходимость. Сводить работу с человеческим капиталом лишь к кадровой политике в обычном смысле этого понятия нельзя. Почему же, работая с человеческим капиталом наши предприниматели по-прежнему полагаются на «собственную интуицию»?

— Я думаю, что для интуиции предпринимателя все равно останется место, как оно, безусловно, осталось при инвестировании в природный и физический капитал. Но все-таки, согласитесь, это интуиция уже другого уровня, чем в XIX или даже в XX веке. Вопрос об инвестировании встает и при работе с человеческим капиталом. Инвестированием в человеческий капитал теория считает образование. Отдельному предпринимателю это часто не под силу. Допустим, семья инвестирует в своих детей. Но что же делать, если качество человеческого капитала на предприятии не устраивает его руководителя? При этом его волнует не только профессиональная неподготовленность, но и способность к освоению нового, и стремление к успеху, и много чего разного, без чего в современном бизнесе не выживешь.

Пора перестать удивляться тому, что в развитых странах работодатели вмешиваются не только в вузовские программы, но ив школьные. Ассоциации работодателей определяют рейтинг университетов, а свидетельства о начальном профессиональном образовании выдают не государственные чиновники, а союзы работодателей по профессии. Пора прекратить сетовать на наше плохое образование.

Большинство тех, кто работает с человеческим капиталом в системе образования, в основном даже понятия не имеют, что предпринимателям нужно. Если предприниматели и их сообщества не вмешаются, то бизнес обречен сидеть на голодном пайке. Или предприятиям придется брать некачественный товар, который выдает система образования.

— А какая взаимосвязь между человеческим капиталом и теорией сигнала?

— Самая прямая. Допустим, работодатель в глубине души знает, что той работе, на которую он собирается нанять претендента, можно научить месяцев за шесть. Знает он и то, что в вузе этой технологии не учат. Почему же работодатель берет выпускника вуза, а не выпускника школы? Почему банкиры предпочитают выпускника мехмата МГУ, а не выпускника тмутараканской Академии дизайна, права и экономики? Ведь на мехмате банковскому делу не учат.

Ответ предлагается следующий. Согласно теории сигнала диплом — это сигнал, который получает работодатель. Именно основываясь на доверии к нему, работодатель считает, что выпускник мехмата освоит работу раньше чем за шесть месяцев, а когда технология изменится, и новую освоит. Что же касается экономиста-дизайнера, то ему веры меньше. Как написала в одной из своих статей «ЭЖ», «доверие — категория материальная». Оно поддается счету. Особенно в банковском бизнесе.

В общем, экономический империализм — не выдумка и не «наезд» на другие гуманитарные науки. Экономический империализм и для ученых-экономистов и для предпринимателей — это сложная работа по созданию инструментов налаживания бизнеса, который все больше зависит от предпочтений, желаний, мнений и чувств людей, занятых в этом самом бизнесе. Причем проблемы здесь обоюдные. Предприниматели наши не очень-то осведомлены, чем занимается современная экономика в области человеческого поведения, а наши экономисты, осваивая новые знания, не выдают внятных и простых методик для предпринимателей. Пора бы пойти друг другу навстречу. Иначе проиграем.

Наша справка

ТЕОРИЯ ФИРМЫ. Раньше экономисты рассматривали фирму как единый монолитный хозяйствующий субъект. Подразумевалось, что она имеет такую же природу, как и точка в математике. Внутрь фирмы не лезли.

Теория фирмы посмотрела на все это по-другому. Оказалась, что устройство фирмы и ее внутренняя организация оказывают очень сильное воздействие на всю ее работу. Именно взаимоотношения внутри фирмы (определяемые формальными и неформальными контрактами) зачастую играют решающую роль в ее местонахождении на рынке.

Поэтому изучение фирмы как целого образования связанных контрактов (внутренних и внешних), понимание в этом смысле ее мобильности и ресурсов стало сегодня одним из модных «экономических шлягеров».

Наша справка

ТЕОРИЯ СИГНАЛА — впервые появилась в экономической статистике лет пять назад. Первоначально она трактовала, что сам по себе статистический показатель уже в принципе искажает реальность. Поэтому нельзя заниматься исследованиями, не анализируя, какой вообще сигнал послан. Например, поезд Х идет от станции А к станции В, не останавливаясь на станции Б. Поэтому если проводить исследование о необходимости остановки исходя из количества людей на них, то на станции Б людей, естественно, не будет. А из этого следует неверный вывод, что остановка на Б не нужна. Именно подобного рода пример позволил основоположникам теории сигнала поставить под сомнение оптимизацию транспортных сетей в городе.

Что касается образования, сигналом к принятию (или непринятию) на работу выпускника вуза может служить то, что многие видные люди (министры, бизнесмены, ученые) тоже заканчивали его. Есть здесь и обратный сигнал: много талантливых подростков поступают в этот вуз, так как с его дипломом берут на хорошую работу.