1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1411

Зарплатная экономика себя исчерпала

Рост ВВП в России больше зиждется не на росте производства тех или иных товаров или услуг и не на росте инвестиций в экономику, а на росте зарплат темпами более быстрыми, чем рост производительности труда. Это опасно. Так не может продолжаться вечно, попытка отложить решение этой задачи чревата большими неприятностями.

Центр развития НИУ ВШЭ (ЦР) исследовал эту проблему в своем очередном бюллетене. ЦР напоминает, что статистика Росстата за июнь зафиксировала «ухудшение промышленной и общеэкономической динамики». А далее ученые отмечают, что в России несколько замедлился рост удельных трудовых издержек (ULC) в валютном выражении (в обрабатывающей промышленности России в мае эти издержки выросли лишь на 0,6% год к году, против 9% в среднем за месяц в предшествующие месяцы года). Но и этот рост заметно выше, даже чем в Евросоюзе, где в I квартале 2012 г. ULC выросли в среднем лишь на 1,7% в годовом выражении.

С выводами ученых не поспоришь: нельзя непрерывно наращивать зарплаты без роста производительности труда. ЦР пишет: «…российская экономика при ее дальнейшем замедлении может столкнуться с необходимостью взять курс на „внутреннюю девальвацию“, которая уже происходит в кризисных странах еврозоны, где ULC заметно снижаются — например, в Греции в I квартале они упали более чем на 9% год к году. Однако в отличие от Греции или Ирландии достигнуть этого (у нас. — „ЭЖ“) можно не только за счет урезания затрат и зарплат, но и за счет номинальной девальвации национальной валюты».

Иными словами, власти могут прибегнуть к девальвации.

Эксперты ЦР развенчивают еще один повод для оптимизма — про радость от того, что «уровень загрузки мощностей в промышленности в июле… вырос на 1 п.п. к июню». Они уточняют, что этот уровень остается весьма низким — 64%, «что не способствует росту инвестиций». При этом, продолжает ЦР, «рост внешнего спроса — на фоне известных проблем в мировой экономике — под большим вопросом, а рост внутреннего потребительского спроса, подстегиваемый бурно растущим потребительским кредитом, также не выглядит устойчивым, так как теряет бюджетную подпитку. При этом он будет сдерживаться и ростом инфляционных ожиданий...».

Выходит, что пора срезать зарплаты в России. Понятно, что на это власть не пойдет. И хорошо, что не пойдет. Как раз рост зарплат и вообще доходов населения стимулирует экономику. Кстати, эксперты «Вышки» доказывают, что нам так называемый «парадокс Калдора» не грозит.

«… „парадокс Калдора“, то есть... рост удельных трудовых издержек в ряде стран в период после мировой войны, которые в то же время увеличивали свою долю на внешних рынках… объяснялся улучшением неценовых параметров конкурентоспособности на фоне роста удельных затрат, но в сегодняшней России не наблюдается никакого опережающего роста инвестиционной и инновационной активности как компенсатора роста трудовых издержек — она скорее затухает», — пишут ученые ЦР.

Понятно, что если рост зарплат не подкрепляется ростом производительности, то что-то другое должно стать таким компенсатором. У нас до сих пор этому служило то, что финансовые вложения приносили рекордные прибыли (на фоне роста цен на углеводороды). Но теперь ситуация нестабильная.

В бюллетене ЦР по этому поводу сказано просто: «Вряд ли можно говорить и о том, что рост удельных трудовых издержек постоянно будет компенсироваться параллельным улучшением другого индикатора конкурентоспособности — удельных капитальных издержек (UКC), рассчитываемых как отношение номинальной нормы прибыли к производительности капитала (UКC), как это происходило долгое время в России и происходит в южных странах еврозоны, что заставляет некоторых экспертов говорить о том, что кризисные страны еврозоны „застряли на среднем уровне технологического развития, и снижение выплат работников не поможет решить проблему конкурентоспособности“. По нашим оценкам, в России в отличие от юга еврозоны роста UКC не наблюдается — они, скорее, имеют тенденцию к снижению, то есть доля прибыли в ВВП, умноженная на дефлятор ВВП, неуклонно снижается, однако, повторим, этот процесс не может быть постоянным».

Тот вариант роста экономики, который мы наблюдаем сейчас в России, называется wageledeconomy — это когда рост ВВП порожден ростом заработной платы. Но что делать, если невмоготу уже постоянно наращивать зарплаты, а и снижать их нельзя под угрозой социальных волнений?

Здесь ученые делают такой вывод: «В целом можно говорить о том, что рост в экономике, ведомой заработной платой, возможен в том случае, если рост заработной платы, стимулируя внутренний спрос, одновременно стимулирует инвестиции, которые реагируют не на норму прибыли как таковую (она в условиях роста ULC снижается), а на прочие факторы, способствующие росту инвестиционной активности. В теории это рост загрузки производственных мощностей, оптимизм предпринимателей, лучший по сравнению со странами-конкурентами инвестиционный климат и условия ведения бизнеса, рост мобильности рабочей силы, что возможно лишь при сломе коррупционной машины, удорожающей строительство жилья и развитие ипотеки. Но до этого сегодняшней России — ой как далеко»...

Однако, по мнению ученых, выбора у властей нет. Или решительно ломать сложившуюся коррупционную машину, или

«…если этого не сделать, то придется резать зарплаты, а это чревато социальными конфликтами, по сравнению с которыми нынешние противостояния власти и оппозиции покажутся цветочками».

На самом деле здесь надо было бы пояснить, о каком росте зарплат именно идет речь. Судя по логике текста ЦР — о том росте, который разгоняет ВВП. В структуре ВВП в России зарплата составляет примерно 52%, почти столько же, сколько и в США — там более 56%. Но вот в себестоимости продукции доля зарплаты составляет у нас примерно 25%, а в США — 78%. То есть у нас в структуре ВВП зарплата вдвое больше, чем в себестоимости продукции, иначе говоря, имеем много мизерных зарплат на производствах с минимальной добавленной стоимостью. В США ровно наоборот — доля зарплат в себестоимости продукции почти вдвое больше, чем в ВВП, то есть превалируют рабочие места с высокой добавленной стоимостью. Иными словами, резать надо бы не якобы завышенные зарплаты россиян, а их общую сумму. Зарплаты у нас и так невысокие, но на фоне низкой производительности труда в сумме они и разгоняют ВВП. Это почти ноу-хау — обеспечивать рост ВВП за счет умножения числа довольно скудно оплачиваемых работников, уныло и медленно исполняющих поручения начальников.

Так что проблема серьезнее, чем представляют ее нам ученые ЦР. Для роста производительности труда нужно закупать оборудование, значит, нужны инвестиции. Но в приток инвестиций, в приток капитала к нам, как отмечают сами ученые ЦР, уже никто не верит. На днях замминистра Минэкономразвития А. Клепач заявил, что министерство в ближайшее время пересмотрит годовую оценку оттока капитала с текущих 15—25 млрд до 50 млрд долл. Никакого значимого притока капитала в Россию из-за ее пределов МЭР не ожидает. «…Масштабы оттока капитала из России мало предсказуемы и, значит, могут оказаться значительно больше, чем прогнозируют денежные власти (по 1 млрд долл. в месяц)… По нашему мнению, отток будет более значимым, но при этом вряд ли превысит 8 млрд долл. в среднем за месяц», —пишут эксперты ЦР.

К этому можно добавить такое предположение. Вряд ли власти будут активно препятствовать оттоку денег из страны. Потому что иначе эти доллары могут укрепить курс рубля и тем самым выбить из рук властей такое нужное оружие, как девальвация. Да и пустить эти деньги в стране некуда — власть не позволит заменять сотни плохо оплачиваемых работников, но с постоянным ростом этой плохой оплаты, на высокопроизводительных роботов, которыми управляют квалифицированные операторы. Конечно, если бы случилось именно так, с роботами, то экономика могла начать, так сказать, «приходить в себя» после долгого и тяжелого угара. Но это бы означало и то, что власти пришлось бы заняться не руководством отраслями в целом и отдельными предприятиями в частности, а своими прямыми обязанностями — заботой о жизни и переобучении безработных, помощью малоимущим, то есть защитой граждан, для чего государства и правительства и были выдуманы.