1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1771

Оценка достоверности бухгалтерской отчетности

(Окончание. Начало см. «БП» 37)

Методика расчета

В силу отсутствия в специальной литературе методик, позволяющих определить объективную меру искаже­ний бухгалтерской отчетности, а также с целью избежа­ния конфликтов по вопросу оценки существенности как с клиентами, так и с собственными сотрудниками не­сколько лет назад автором была разработана методика расчета существенности, позволяющая без сложных процедур рассчитать уровень существенности, соответ­ствующий приведенным выше критериям объективно­сти. Изначально он был разработан с применением ап­парата линейной алгебры, который позволяет матема­тически строго утверждать, что данная задача имеет единственное решение, иначе говоря, предлагаемая ав­тором методика объективна, однако по соображениям объема публикации при описании методики мы обой­демся математическим аппаратом в пределах началь­ной школы и базовыми понятиями теории бухгалтер­ского учета.

Предметом бухгалтерского учета является сбор и от­ражение информации о хозяйственных процессах на предприятии. С точки зрения бухгалтерского учета пред­приятие представляет собой обособленную совокупность разнокачественных объектов. Под разнокачественностью следует понимать их невзаимозаменяемость. В ре­зультате хозяйственных процессов происходит движе­ние (изменение) упомянутых объектов, для отражения которого в учете применяется двойная запись и единый (денежный) измеритель. Результатом двойной записи яв­ляется уравнение баланса, то есть равенство активов и пассивов.

С точки зрения теории бухгалтерского учета бухгал­терская отчетность является не нормативно установлен­ным набором бланков, а единым (неделимым) инфор­мационным сообщением, каждый показатель которого взаимоувязан и взаимозависим от других показателей. Иначе говоря, каждый показатель бухгалтерской отчет­ности не является величиной случайной или произволь­ной. Система учетных показателей, составляющих бух­галтерскую отчетность, выводится непосредственно из счетов главной книги. При этом баланс представляет со­бой перечень сальдо счетов этой книги, а отчет о фи­нансовых результатах — перечень оборотов результат­ных счетов (до их закрытия) этой же главной книги (Я. В. Соколов. Основы теории бухгалтерского учета. — М., Финансы и статистика, с. 370). Что касается нацио­нальных или международных стандартов (форм) бух­галтерской отчетности, то они могут устанавливаться произвольно, например, денежные средства могут по­казываться в одной строке баланса, а могут в несколь­ких. Основные средства можно показывать свернуто (с учетом износа), а можно отдельно первоначальную сто­имость и начисленную амортизацию. Однако независи­мо от принятого в стране стандарта отчетность состав­ляется исходя из данных учета, то есть оборотов и саль­до по счетам. Наиболее простым и вненациональным бухгалтерским отчетом является оборотно-сальдовый баланс. В нем отражена вся исходная информация, не­обходимая для составления бухгалтерской отчетности за период, а именно: начальные сальдо по счетам, обо­роты по счетам, конечные сальдо по счетам и общие итоги. Именно здесь и следует искать показатели, слу­жащие базой принятия решения о достоверности и рас­чета уровней существенности. Для примера рассмотрим главную книгу и оборотно-сальдовый баланс условного предприятия. Для краткости предположим, что на предприятии открыты всего 7 счетов, обозначаемых бу­квами: а, Ь, с, d, e, f, g. Итак, хозяйственные операции отчетного периода отражены в главной книге следую­щими записями (см. табл. 1):

Таблица 1

Д-т сч.

К-

т сч.

Сумма, руб.

а

с

10 000

с

Ь

10 000

е

а

10 000

f

Ь

25 000

d

f

30 000

Итого


85 000

По итогам отчетного периода составлен оборотно-сальдовый баланс (см. табл. 2, с. 4).

Теперь необходимо определить, какие показатели, содержащиеся в оборотно-сальдовом балансе, могут быть базой для принятия решения о достоверности сче­тов и всей информационной совокупности оборотно-сальдового баланса. Поиск базы будем осуществлять пу­тем исключения.

Во-первых, следует исключить начальные сальдо по счетам, так как они — результат хозяйственных операций отчетных периодов, предшествующих текущему. Конеч­ные сальдо следует также исключить, так как на их значе­ние влияют начальные сальдо. Однако на изменение ко­нечных сальдо повлияли и операции отчетного периода. Исключим их влияние, рассчитав конечные сальдо по сче­там и итоги без учета вступительных остатков. Таким об­разом мы получили информационную совокупность от­четного периода, которая состоит из действия (обороты по счетам) и результата (конечных сальдо) отчетного пе­риода (см. табл. 3).

Таблица 2 (вруб.)

счета

Начальное сальдо

Обороты .

за период

Конечное сальдо


Дебет

Кредит

Дебет

Кредит

Дебет

Кредит

1

2

3

4

5

6

7

а

10 000


10 000

10 000

10 000

0

Ь


10 000

0

35 000

0

45 000

с



10 000

10 000

0

0

d

4000


30 000

0

34 000

0

е



10 000

0

10 000

0

f


2000

25 000

30 000

0

7000

g


2000

0

0

0

2000

Итого

14 000

14 000

85 000

85 000

54 000

54 000

Таблица 3 (вруб.)

№ счета

Действие (обороты за период)

Результат


Дебет

Кредит

Дебет

Кредит

а

10 000

10 000

0

0

Ь

0

35 000

0

35 000

с

10 000

10 000

0

0

d

30 000

0

30 000

0

е

10 000

0

10 000

0

f

25 000

30 000

0

5000

g

0

0

0

0

итого

85 000

85 000

40 000

40 000

Сумма действия и результата и составляет базу для принятия решения о достоверности учета в отчетном пе­риоде. Рассчитаем общий уровень существенности, при­няв за критерий достоверности 5%:

(85 000 руб. + 40 000 руб.) х 5% = 6250 руб.

Далее рассчитаем частные уровни существенности по счетам, для чего наибольший оборот по счету (база при­нятия решения) умножим на тот же критерий достовер­ности, то есть 5% (см. табл. 4).

Как видно из таблицы, сумма частных уровней сущест­венности равна общему уровню существенности, рассчи­танному от другого показателя. При этом использован единый критерий достоверности как для всей совокупно­сти, так и для каждого счета.

Принципиальным отличием предлагаемой автором методики является тот факт, что в качестве базы приня­тия решения является бухгалтерская отчетность в целом как неделимая совокупность информации, а не выдернутые по субъективным суждениям ее отдельные пока­затели. Аналогично и для принятия решения о досто­верности отдельных показателей отчетности базой для принятия решения является счет как целостность, а не обороты и не сальдо, выбранные опять же по субъектив­ным критериям.

К сказанному необходимо добавить следующее. Для расчета как общего, так и частных уровней существенно­сти не использовались никакие субъективные оценки или критерии. Расчет основан исключительно на существую­щих объективно (в учетных регистрах) данных бухгалтер­ского учета. Кроме того, рассмотренная методика основа­на только на общих принципах бухгалтерского учета, то есть она вненациональна. Что касается официальных форм бухгалтерской отчетности, то, поскольку информа­ционной базой для их заполнения является оборотно-сальдовый баланс, нет никакой проблемы определить уровень существенности для любого показателя отчетно­сти. Таким образом, изменения форм бухгалтерской от­четности на работоспособность методики не влияют.

К сожалению, объем публикации не позволяет опи­сать методику в полном объеме, а также накопленную за много лет практику ее применения. Однако сказан­ного достаточно, чтобы развеять миф о невозможности объективной оценки достоверности бухгалтерской от­четности.

Зачем это нужно

В соответствии с Правилом (стандартом) аудиторской деятельности № 1 «Цель и основные принципы аудита финансовой (бухгалтерской) отчетности»(в ред. от 07.10.2004) целью аудита является выражение мнения о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц и соответствии порядка ведения бухгал­терского учета законодательству Российской Федерации.

Таблица 4 (вруб.)


Обороты за период

Расчет существенности

счета

Дебет

Кредит

база принятия решения

частный уровень существенности

а

10 000

10 000

10 000

500

Ь

0

35 000

35 000

1750

с

10 000

10 000

10 000

500

d

30 000

0

30 000

1500

е

10 000

0

10 000

500

f

25 000

30 000

30 000

1500

g

0

0

0

0

Итого

85 000

85 000

125 000

6250

Аудитор выражает свое мнение о достоверности финан­совой (бухгалтерской) отчетности во всех существенных отношениях.

Таким образом, аудиторское заключение представляет собой информационное сообщение неограниченному кругу пользователей бухгалтерской отчетности о том, что она не содержит существенных искажений. Однако, как было показано выше, согласно действующим сегодня правилам (стандартам) аудита только аудитор вправе су­дить, какие искажения существенны, а какие нет. Это оз­начает, что пользователи бухгалтерской отчетности полу­чают информацию аудитора об отсутствии существенных искажений, однако эта информация не имеет меры. Воз­никает вопрос: а может ли считаться информацией то, что не может быть измерено? И что означает в этом слу­чае аудиторское заключение?

Предложенная автором методика позволяет качест­венно изменить ситуацию на рынке аудиторских услуг. Участниками этого рынка являются аудиторы, клиенты и прочие пользователи бухгалтерской отчетности. Рассмот­рим последовательно, что дает применение объективно­го критерия существенности каждой из указанных групп.

Сточки зрения аудитора, использование объективного критерия существенности при проведении аудита:

1 Позволяет оптимизировать объем и характер ауди­торских процедур, необходимых для достижения разум­ной уверенности в том, что проверенная отчетность не содержит существенных искажений.

2 Дает возможность избежать конфликтов как между специалистами фирмы, так и с клиентом по поводу оцен­ки существенности выявленных искажений.

3 Способствует развитию добросовестной конкурен­ции между аудиторскими фирмами, так как появляется объективный критерий качества аудита.

4 Наличие объективного критерия качества аудитор­ских услуг приведет к ликвидации такого явления, как «черный аудит», так как появится реальная возможность привлечения «черных аудиторов» к судебной ответствен­ности.

5 Обеспечивает возможность защиты в суде доброго имени, деловой и профессиональной репутации. Как предполагается, качество аудита начиная с 2006 года бу­дет проверяться контролерами саморегулируемых ауди­торских организаций. Отсутствие объективного критерия качества аудита будет означать, что контролер всегда прав. При этом вердикт будет выноситься исключитель­но по рабочей документации аудитора. Однако мнение контролера можно будет оспаривать в суде, мотивируя это тем, что аудиторское заключение достоверно, а ка­чество рабочей документации всегда субъективно и не тождественно понятию качества аудита. При возникно­вении конфликта с клиентом также будет легко дока­зать свою невиновность, если сумма не отраженных в ау­диторском заключении искажений не превысила уро­вень существенности.

С точки зрения клиентов аудиторских фирм, наличие объективного критерия качества аудиторских услуг поз­воляет им эффективно защищаться от недобросовест­ных или некомпетентных аудиторов. Действующее на се­годняшний день законодательство позволяет опреде­лить параметры качества оказываемой услуги в догово­ре на проведение аудита. Отношения между клиентом и аудитором строятся на основе гражданско-правового договора, а именно договора возмездного оказания услуг (п. 2 ст. 779 ГК РФ). Следовательно, ответственность ау­дитора перед клиентом является гражданско-правовой и наступает в случает неисполнения или ненадлежащего исполнения аудитором принятых на себя по договору обязательств. Качество оказываемых услуг должно соот­ветствовать условиям договора (ст. 721 ГК РФ). В сущест­вующей практике, как правило, не оговариваются усло­вия о качестве услуг, что, однако, не означает, что это за­прещено или невозможно. Клиент вправе потребовать внесения в договор статьи, определяющей, что стороны признают существенными искажениями, а что нет, то есть определить общий и частный уровни существенно­сти. В этом случае при обращении в суд клиент легко сможет доказать ненадлежащее качество услуг, не обра­щаясь ни к каким внешним экспертизам. Поскольку до­говор на проведение аудита заключается, как правило, до подготовки годовой бухгалтерской отчетности, опре­делить уровень существенности в абсолютных показате­лях будет невозможно. Однако ничто не мешает вклю­чить в договор порядок его расчета. При этом клиент и аудитор согласовывают соответствующую методику рас­чета общего и частного уровней существенности и вклю­чают ее в договор. В такой ситуации аудитор будет определять характер и объем необходимых аудиторских про­цедур с целью достичь уверенности в том, что допущен­ные при ведении бухгалтерского учета искажения не превысят согласованный с клиентом уровень существен­ности. Соответствующая статья договора (при примене­нии расчета существенности по методике автора) может быть изложена в следующей редакции:

1. Предмет договора.

1.1. Заказчик поручает и оплачивает, а Исполнитель принимает на себя проведение обязательной аудитор­ской проверки бухгалтерской (финансовой) отчетности (далееОтчетность) Заказчика за 200_ финансовый год, в целях выражения мнения о ее достоверности во всех существенных отношениях и соответствии порядка ведения бухгалтерского учета законодательству Россий­ской Федерации.

1.2. Для целей настоящего договора по соглашению сторон устанавливается критерий достоверности дан­ных бухгалтерского учета, равный пяти процентам от оцениваемого показателя. Для оценки достоверности показателей бухгалтерского учета и отчетности рассчи­тывается сумма допустимых искажений, далее называе­мая «уровень существенности».

1.3. Уровень существенности определяется как про­изведение величины оцениваемого показателя на при­нятый сторонами критерий достоверности.

1.4. Для оценки достоверности бухгалтерской отчет­ности за отчетный период устанавливаются частные уровни существенности (для оценки достоверности от­дельных показателей) и общий уровень существенности (для выражения общего мнения о достоверности бух­галтерской отчетности).

1.5. Частный уровень существенности устанавливает­ся для каждого счета рабочего Плана счетов Заказчика и определяется как произведение наибольшего оборо­та по счету за отчетный период на критерий существен­ности. Общий уровень существенности определяется как сумма частных уровней существенности.

Разумеется, можно применить и другие методики рас­чета существенности выявленных в ходе аудита искаже­ний, однако, по накопленному автором опыту, предло­женный метод, а также критерий достоверности не вы­зывают никаких протестов у клиентов. Описание в дого­воре требований к качеству аудита позволяет клиенту защитить свои интересы в суде. На основании ст. 723 ГК РФ в случаях, когда условия договора о качестве не вы­полнены или имеются иные недостатки, препятствую­щие использованию результата оказания услуг по целе­вому назначению, заказчик вправе по своему выбору по­требовать:

• безвозмездного устранения недостатков в разумный срок или соразмерного уменьшения установленной за ус­луги цены;

• если отступления в работе от условий договора или иные недостатки результата работы в установленный за­казчиком разумный срок не были устранены либо явля­ются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возме­щения причиненных убытков.

В случае если в результате некачественного проведе­ния аудита клиент понес убытки (например, уплатил штраф по акту налоговой проверки), он может обра­титься в аудиторскую фирму с претензией или сразу же в суд с иском о взыскании суммы убытков. Как в ходе рассмотрения претензии, так и в ходе судебного разби­рательства клиент должен доказать следующие обстоя­тельства:

• факт реального нанесения убытков;

• причинно-следственную связь между наличием убыт­ков и действиями аудитора;

• совершение аудитором виновных действий, то есть ненадлежащее качество аудита.

При отсутствии в договоре условий о качестве услуги (определения общего и частных уровней существенно­сти) доказать, что аудит проведен некачественно, прак­тически невозможно, что исключает реальную ответст­венность аудитора за качество оказанных услуг. Однако, как было показано выше, действующее законодательст­во все же защищает интересы клиентов аудиторских фирм, если они сами хотят себя защитить на этапе под­писания договора.

Существует еще одна группа (и самая многочислен­ная) пользователей бухгалтерской отчетности, предста­вители которой не вступают в договорные или иные от­ношения с аудиторами, то есть неспособны оказывать влияние на выбор аудитора и условия договора о каче­стве услуг, однако могут понести существенный эконо­мический ущерб вследствие некачественного проведе­ния аудита.

Поскольку аудиторское заключение о достоверности бухгалтерской отчетности, как и, собственно, бухгалтер­ская отчетность, адресованы неограниченному кругу лиц (в чем и состоит функция аудита), существуют поль­зователи, которые принимают решения на основе ана­лиза публичной бухгалтерской отчетности или ее от­дельных статей. Например, инвестор при решении о по­купке акций той или иной компании, банк при решении о выдаче или невыдаче кредита, органы государствен­ного управления при выделении бюджетных средств той или иной компании для выполнения каких-либо ра­бот для государственных нужд и многие другие пользо­ватели, полный круг которых трудно перечислить. Однако эту группу пользователей действующее законода­тельство не защищает никак, поскольку отсутствует нормативно установленный критерий достоверности бухгалтерской отчетности. Как правило, именно эта группа пользователей и становится жертвой «черных аудиторов». Защитить информационную, а следова­тельно, и экономическую безопасность этой группы пользователей может только государство, установив специальным нормативным актом степень допустимых искажений бухгалтерской отчетности (критерий досто­верности). Тогда все группы пользователей бухгалтер­ской отчетности будут равно защищены от недобросо­вестности или некомпетентности аудиторов, а аудито­ры — защищены от необоснованных обвинений в свой адрес. При этом рынок «черного аудита», как и само яв­ление, будет ликвидирован за 2—3 года усилиями обма­нутых пользователей и судов.

О регулировании аудита

Предложенная автором методика оценки достоверно­сти бухгалтерской отчетности позволяет по-другому по­дойти к вопросу о регулировании аудиторской деятельно­сти. В настоящее время преобладает административный, то есть формально-бюрократический подход к регулиро­ванию аудита, что признается, пожалуй, всеми, в том чис­ле Правительством России. Так, А. Крикунов сообщает: «Правительством Российской Федерации было определе­но, что Минфин России имеет следующие потенциально избыточные функции регулирования в области аудитор­ской деятельности:

осуществление контроля за соблюдением аудитор­скими организациями и индивидуальными аудиторами федеральных правил (стандартов) аудиторской деятель­ности;

ведение государственных реестров аттестованных аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов и учебно-методических центров в соответствии с положе­нием о ведении реестров, утверждаемым уполномочен­ным федеральным органом, а также предоставление ин­формации, содержащейся в реестрах, всем заинтересо­ванным лицам;

организация в установленном законодательством Российской Федерации порядке системы аттестации, обучения и повышения квалификации аудиторов в Рос­сийской Федерации» («Аудиторские ведомости», № 5, 2004 г.).

Действительно, бюрократизма у нас хватает. Более эффективным способом регулирования по общему сог­ласию признается экономический, то есть рыночный способ регулирования аудиторской деятельности. Как пишет Е. Гутцайт, ведущий научный сотрудник НИФИ Минфина России, «эффективная борьба с некачествен­ным аудитом возможна, на наш взгляд, лишь в рамках экономического механизма регулирования аудита, но там ведущую роль играют не внешний контроль ауди­торской деятельности, внутри фирменный контроль, а штрафные санкции за некачественные проверки со сто­роны потерпевших ущерб пользователей аудита, стра­хование гражданской ответственности аудитора и дру­гие инструменты экономического механизма»(«Ауди­торские ведомости», № 4—б, 2004 г.). Далее автор про­должает: «Основное значение в повышении качества аудита в условиях возможного усиления экономическо­го механизма регулирования аудита в нашей стране вплоть до его преобладания над административным с оттеснением последнего на вспомогательную роль бу­дут иметь штрафные санкции за некачественный аудит при юридической возможности подачи иска к аудитор­ской организации со стороны любого пользователя ау­дита» (там же). Однако юридическая возможность, о которой говорит Е. Гутцайт, обусловлена наличием кри­терия оценки достоверности бухгалтерской отчетности, закрепленного законодательно. Кроме того, наличие такого критерия позволит не только установить реаль­ную ответственность аудиторов за качество аудита, но и дифференцировать ответственность организаций за подготовку недостоверной бухгалтерской и налоговой отчетности. Например, за несущественные ошибки можно освободить от ответственности, а существенные разделить на крупные и особо крупные, разграничив и ответственность за таковые. Никаких объективных при­чин, не позволяющих государству реализовать этот ме­ханизм, не существует.

По мнению автора, к сфере государственного регули­рования аудиторской деятельности относятся лишь воп­росы, регулирующие отношения между аудиторами и пользователями аудита, то есть обеспечивающие защиту конституционных прав граждан на получение достовер­ной экономической информации. В действующем законо­дательстве к таковым относятся: Закон «Об аудиторской деятельности», а также федеральные правила (стандар­ты) аудиторской деятельности: № 1 «Цель и основные принципы аудита финансовой (бухгалтерской) отчетно­сти», № 4 «Существенность в аудите», № б «Аудиторское заключение по финансовой (бухгалтерской) отчетности», № 9 «Аффилированные лица», № 11 «Применимость допущения непрерывности деятельности аудируемого ли­ца», № 14 «Учет требований нормативных правовых актов Российской Федерации в ходе аудита», № 22 «Сообщение информации, полученной по результатам аудита, руко­водству аудируемого лица и представителям его собственника», № 23 «Заявления и разъяснения руководства аудируемого лица».

Прочие стандарты аудита являются, по своей сути, технологическими, то есть описывающими порядок проведения и документирования тех или иных аудитор­ских процедур. Обществу до них нет никакого дела. Бо­лее того, конкретные технологии аудита во многих слу­чаях являются ноу-хау или тщательно оберегаемым сек­ретом той или иной аудиторской фирмы, которым она отнюдь не намерена делиться со всеми. Однако слож­ность аудиторского процесса порождает объективную необходимость создания профессиональных аудитор­ских объединений. Именно в их компетенции и должна находиться разработка технологических стандартов ау­дита. С точки зрения государственных органов эта функ­ция является излишней.

Следует сказать несколько слов о соотношении меж­дународных и национальных стандартов учета и аудита. Международные стандарты аудита устанавливаются IFAC (International Federation of Accountants — Между­народной федерацией бухгалтеров), штаб-квартира ко­торой находится в Нью-Йорке. Естественно, что руково­дящие органы этой организации полностью подконт­рольны «большой четверке». Как говорится, кто девуш­ку ужинает, тот ее и танцует. Здесь необходимо пони­мать разницу между международными и многонацио­нальными стандартами. Многонациональный стандарт

означает его применение во многих странах мира. Что касается международных стандартов, то автору неиз­вестно, где на карте мира находится международная территория и существует ли таковая. В национальных государствах, как правило, существуют национальные правительства, которые в силу действия национальной конституции несут ответственность перед гражданами своего государства за соблюдение и защиту их граждан­ских прав и свобод. В частности, в России такая обязан­ность правительства предусмотрена ст. 114 Конститу­ции. В контексте настоящей статьи обязанностью Пра­вительства России является защита права граждан на достоверную экономическую информацию. Возникает вопрос: если в России внедряются международные стандарты аудита (или учета), то какое правительство несет ответственность за полноценную защиту прав и свобод граждан России? А где это правительство нахо­дится? Не означает ли внедрение международных стан­дартов в учете или аудите отказ Правительства России от исполнения конституционных обязанностей и деле­гирования их нью-йоркским бухгалтерам? А готовы ли они их принять и дать какие-то гарантии народу Рос­сии? Может быть, у профессиональной корпорации бух­галтеров существуют собственные интересы, не совпа­дающие с интересами большинства российских граж­дан? Кто будет защищать граждан России, если корпо­рация бухгалтеров будет осуществлять свою деятельно­сти им во вред?

Ссылки на предстоящее вхождение России в ВТО как оправдание введения международных стандартов здесь неуместны, так как во Франции, старейшем участнике ВТО, действуют национальные стандарты как бухгалтер­ского учета, так и аудита.

Автор совершенно не намерен критиковать между­народные стандарты. Там есть что почерпнуть с боль­шой пользой для страны. Однако их внедрение должно происходить через изменение национальных стандар­тов учета и аудита, без ущемления прав и законных ин­тересов граждан своей страны, с учетом действующей Конституции и особенностей национального законода­тельства.

В заключение будет уместным сказать несколько слов о предстоящей реформе аудита. С точки зрения автора, готовящиеся изменения Федерального закона «Об ауди­торской деятельности»направлены на абсолютную бюро­кратизацию аудита в России в ущерб конституционным правам как аудиторов, так и пользователей аудита. Пос­кольку в упомянутом законопроекте отсутствует даже по­пытка установить объективные требования к достоверно­сти бухгалтерской отчетности и качеству аудита, реально он выражает интересы «большой четверки», а не граж­дан России. Подробно об этом автор уже писал в «БП» № 29, 34 за текущий год, а также в ряде профессиональ­ных журналов. Поскольку ежегодная выручка «большой четверки» превышает 20 миллиардов долларов, законо­проект скорее всего будет принят вопреки интересам на­циональной безопасности России, как это делалось уже не однажды. Однако даже в случае установления в стра­не «прайсвотерхаузовского ига»клиенты аудиторских фирм смогут, руководствуясь данными в настоящей ста­тье рекомендациями, эффективно защититься от некаче­ственного аудита.