1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3621

А не много ли вам квадратных метров?

Может ли кредитор забрать единственную квартиру в счет погашения долга? Этот вопрос волнует и тех, кто прибегает к займам в трудный момент, и тех, кто не чает вернуть данные в долг деньги. Нормы законодательства запрещают взыскивать долг за счет жилья, являющегося единственным помещением, пригодным для проживания должника и членов его семьи. Однако Конституционный суд РФ в постановлении от 14.05.2012 № 11-П обязал законодателей определить пределы такого запрета, чтобы установить паритет защиты интересов заемщиков и кредиторов.

Конституционный суд РФ уже не впервые рассматривает претензии к нормам ст. 446 ГПК РФ, ограничивающим право кредитора на исполнение вынесенного в его пользу судебного решения. Положения абз. 1 и 2 этой статьи запрещают обращать взыскание по исполнительным документам на жилье, которое является для должника и членов его семьи единственным помещением, пригодным для постоянного проживания. Исключением признается только жилье, взятое в ипотеку, на которое в соответствии с законом может быть обращено взыскание.

Таким образом, для защиты конституционного права на жилище законодатель предоставил гражданам-должникам и членам их семей имущественный (исполнительский) иммунитет на отчуждение имеющегося у них единственного жилья. Само по себе такое регулирование, как отметил КС РФ еще в Определении от 17.01.2012 № 10-О-О, не может считаться чрезмерным и ограничивающим права кредиторов.

В то же время служители Фемиды указали законодателю на необходимость конкретизации оспариваемых норм. Пределы имущественного иммунитета в настоящее время ничем не определены и исходя из сложившейся судебной практики защищенными от притязаний кредиторов могут оказаться как малометражная квартира в уездном городке, так и дворец на Рублевке. И здесь уже, по мнению судей, можно говорить о нарушении законных прав и интересов кредиторов.

Пусть кредитор не спит…

Поводом для разбирательств в КС РФ стали две истории.

Жительница Уфы обратилась в районный суд с иском о взыскании долга. Суд вынес решение в ее пользу. Но за время исполнительного производства должник не внес никаких денежных средств в счет погашения долга. Судебные приставы смогли только описать имущество должника на сумму немногим более 6000 руб., причем размер долга с учетом процентов и судебных издержек истицы превысил 3 млн руб. Поэтому судьи удовлетворили заявление об изменении способа исполнения решения суда и обратили взыскание на долю в размере 1/3 в праве собственности должника на жилой дом общей площадью 332,5 кв. м. Однако республиканский Верховный суд решение нижестоящего суда отменил, сославшись на ст. 446 ГПК РФ.

В аналогичной ситуации оказался москвич, пытавшийся вернуть «всего» чуть более миллиона рублей: суды отказались обратить взыскание на принадлежащую ответчице долю в праве собственности на квартиру, отметив, что ей принадлежит всего 20 кв. м общей площади.

Конечно, бросается в глаза неравноценность принадлежащей должникам жилой недвижимости и последствия для них удовлетворения требований кредиторов. В первом случае в собственности должника (при условии успешного для кредитора исхода дела) должно было остаться свыше 200 кв. м общей площади жилого дома, во втором — ничего. Неудивительно, что у московских судей в отличие от их республиканских коллег не возникло и тени сомнения в правильности применения норм ст. 446 ГПК РФ.

Между тем оба пострадавших кредитора обратились в Конституционный суд РФ с заявлениями о признании положений абз. 1 и 2 ст. 446 ГПК РФ противоречащими Основному закону страны. Судьи объединили дела по жалобам в одно производство.

КС РФ: законодатель должен внести ясность

Заявители полагали, что оспариваемые нормы нарушают их конституционные права в той части, в которой не обеспечивают надлежащее исполнение вступившего в законную силу судебного решения о взыскании долга. По их мнению, обращение взыскания на часть единственного жилого помещения должника должно быть признано правомерным при условии, что после удовлетворения исковых требований у него останется в собственности часть жилой площади, отвечающая санитарным нормам и позволяющая сохранить ему и членам его семьи необходимый уровень существования. Граждане России равны перед судом согласно Конституции РФ, в то время как положения ст. 446 ГПК РФ, запрещающие обращение взыскания на часть единственного принадлежащего должнику жилого помещения без учета его количественных и качественных характеристик (например, площади и рыночной стоимости), нарушают права кредитора.

Судьи согласились с тем, что имущественный иммунитет, предоставленный должнику, должен быть соразмерным и не нарушать баланс между общеправовым принципом добросовестного исполнения обязательств, с одной стороны, и правом на жилище — с другой.

Защита прав должника в такой ситуации конституционно оправданна постольку, поскольку направлена на сохранение для него приемлемых жилищных условий. Вместе с тем ст. 446 ГПК РФ не содержит ориентиров для определения разумного уровня обеспеченности жильем, что может приводить в определенных ситуациях к ничем не оправданному ограничению прав кредиторов. Отсутствие пределов действия имущественного иммунитета не позволяет обратить взыскание на единственное пригодное для проживания жилое помещение должника, причем размеры жилья могут значительно превышать средние показатели, а стоимость может быть достаточной для удовлетворения требований кредитора без ущерба для существа конституционного права на жилище гражданина-должника и членов его семьи.

Судьи не признали оспариваемые нормы ст. 446 ГПК РФ противоречащими Конституции РФ исходя из принципа разумной сдержанности. Ведь в условиях отсутствия надлежащего правового регулирования отмена спорных положений может привести к нарушению уже прав должников, которых в таком случае кредиторы смогут лишать действительно жизненно необходимой жилплощади.

КС РФ предписал законодателю установить пределы действия имущественного иммунитета на единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение должника. Для этого потребуется внести в законодательство дополнения, которые позволяли бы установить «излишки» жилья, то есть определить характеристики жилого помещения, достаточного для удовлетворения разумной потребности должника в жилище (площадь, рыночная стоимость и т.д.).

Законодатель также должен предусмотреть порядок обращения взыскания на единственное жилье. Описать жилье за долги можно будет только на основании судебного решения и исключительно в том случае, когда суд установит не одно лишь формальное соответствие жилья критериям, позволяющим преодолеть имущественный иммунитет, но и несоразмерность доходов должника его обязательствам перед кредитором.