1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

«В пользу св. Евгении»

История русской рождественской открытки

Появление иллюстрированной почтовой открытки («открытого письма») относят к более позднему времени — к Франко-прусской войне 1870 г. и связывают с именами немца Шварца и француза Беснардо. Шварц в день мобилизации немецкой армии выпустил открытку с виньеткой, изображающей артиллериста с пушкой, а Беснардо, продававший французским солдатам идущий на письма резаный картон, заметив, что те сопровождают тексты рисунками, тоже придумал издавать соответствующие открытки.

В том же 1870 г. уже и в России был рассмотрен проект улучшения почтового сообщения, предусматривающий введение по примеру других стран «открытых писем». Сам циркуляр, дозволяющий пересылку подобных писем, появился у нас в январе 1872 г. Русские открытки поначалу не были иллюстрированными. На их лицевой стороне проставляли строгую надпись: «На этой стороне, кроме адреса, не дозволяется ничего другого писать». Обратная сторона предназначалась для сообщения и сопровождалась предупреждением о том, что «почтовое управление за содержание письма не отвечает».

Более двадцати лет потом русская открытка никак не развивалась. Лишь с последовавшим в октябре 1894 г. разрешением частного изготовления «открытых писем» началась их новая жизнь: открытки стали выпускать иллюстрированными. И огромная заслуга в этом принадлежит... Общине сестер милосердия св. Евгении.

Среди специалистов нет единого мнения о том, когда вышла в свет первая русская иллюстрированная почтовая открытка. Называют 1895-й,1893-й, даже 1888 г., но многие соглашаются с тем, что первыми подобными открытками следует считать изданные Обществом св. Евгении к Пасхе 1897 г. 4 акварели художника Н. Каразина.

Интересна история этой благотворительной организации. Рассказывают, что известный в свое время живописец Г. Кондратенко будучи в Севастополе познакомился с одной женщиной. Когда-то она спасла жизни многих раненых. А теперь забытая всеми жила в нищете. Потрясенный художник, вернувшись в Петербург, привлек к участию в судьбе бывших сестер милосердия многих влиятельных людей. В результате в 1882 г. в Петербурге был создан Попечительный комитет о сестрах Красного Креста под покровительством принцессы Евг. Ольденбургской. Благое начинание сразу же приобрело широкую известность, но собранные средства оказались чрезвычайно скудны, и целых три года ничего путного созданной Комитетом Общине сестер милосердия св. Евгении (названной в честь небесной покровительницы принцессы Ольденбургской) сделать таки не удалось. Так бы и не сдвинулось дело, если бы не Ю. Нечаев-Мальцев, владелец знаменитых хрустальных заводов, внесший в казну Общины сразу 250 тыс. руб.!

На эти деньги построили здание для курсов медсестер, начали возводить больницу для неимущих, приют. Но через какое-то время вновь столкнулись с нехваткой средств. Тогда «для укрепления финансового положения Общины» и придумали создать издательство.

Опробовали необычное начинание на выпуске благотворительных (более дорогих, чем обычно), «в пользу Общины св. Евгении», конвертов для рассылки визитных карточек. А к Пасхе 1897 г. и были выпущены упомянутые открытки Н. Каразина.

Маленькие шедевры

В этом же году Община обратилась к целому ряду известных русских художников с просьбой «содействовать в издании иллюстрированных открыток». Над их созданием согласятся трудиться Е. Бем, А. Бенуа, И. Билибин, Л. Бакст, А. и В. Васнецовы, Б. Кустодиев, И. Репин, десятки других известных живописцев самых разных школ и направлений. Издатели заявляли потом, что «ни один талантливый художник, ни одно мало-мальски значительное явление в области искусства не остаются без отклика с их стороны». Но и сами художники работали весьма добросовестно. Проявленная ими на этом неожиданном поприще необыкновенная серьезность кажется тем более удивительной, что и гонорары многие из них не получали — работали по большей части «в пользу св. Евгении».

Открытки, изданные Обществом, нередко выглядели «шедевром» полиграфического искусства, и их вскоре стали принимать за эталон. У них, по меткому замечанию одного из тогдашних критиков, был всего один недостаток: «Их было жаль посылать в почту…» На их фоне привозимые в Россию немецкие открытки с «кафешантанными сюжетами» стали казаться «макулатурной пошлятиной».

Цена открыток Общества составляла 5 (за черно-белую) и 10 коп. (за цветную), но все они расходились почти мгновенно. Полученная прибыль, средства, сэкономленные на гонорарах, шли частью на строительство больницы и приюта, частью — на улучшение полиграфического исполнения самих открыток, что еще более обусловливало их успех. Особенной популярностью пользовались рождественские открытки, тиражи которых нередко приходилось дозаказывать... Общее количество выпущенных св. Евгенией открыток кажется невероятным — более 6 тыс. наименований общим тиражом свыше30 млн, и, конечно, рождественские и новогодние открытки составляют среди них значительную часть.

Вслед за «св. Евгенией» рождественские открытки стали выпускаться и другими издательствами. В Киеве, Риге, Петербурге, Москве. И в разнообразии необыкновенном! Их украшали блестками, бисером, мелким жемчугом, птичьими перьями, покрывали серебряной фольгой, «снегом» из борной кислоты... Появились открытки ароматные, с колокольцами, звучащие, изготовленные с применением дерева, металла, шелка, бархата, кружев...— всего не перечесть!

Для особо тонких ценителей предлагались открытки «рельефные», «блестящей эмали», «глянцевые», «аристократические в стиле модерн», «гравюрные с золотым обрезом»…Очень скоро русские рождественские открытки по своему художественному достоинству, по качеству печати не только перестали уступать зарубежным, но и превзошли их, так что привозная открытка, чуждая русскому национальному духу, стала вытесняться с российского рынка. «Мы наконец можем поздравить своих родных и знакомых не открыткой с изображением обрядов из немецкой жизни, а русской, где все так близко нам и дорого», — с восторгом писал один из современников.

Привет с фронта!

Революция поставила крест на многих «буржуазных пережитках». Попали в опалу и Рождество с Новым годом. В 1935 г. запрет на празднование Нового года был снят, но новогодние открытки вновь стали издавать лишь с началом войны: в декабре 1941 г. выпустили открытки с надписями: «Новогодний привет героическим защитникам Родины!» и «Новогодний привет с фронта!»...

В советское время новогодняя открытка достигла своего высшего развития. Конечно, по художественным достоинствам ей трудно было тягаться с «открытыми письмами» того же Общества св. Евгении, но по массовости тиражей равных ей не было.

В наше время в открытках удивительно смешались, переплелись Снегурочки и Деды Морозы советской поры с рождественскими сюжетами. Появилось и множество новых композиций. Выбирай на вкус! С Новым годом и Рождеством!