1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Законопослушность или просто послушность?

Споры о презумпции добросовестности вышли из стен Госдумы. Понятие «добросовестность» давно и активно используется и судами, и налоговыми органами, хотя в налоговом законодательстве его нет. А о том, в какой форме оно должно быть прописано, у экспертов нет единого мнения.

На конференции, посвященной мнимым сделками признанию налогоплательщика недобросовестным, организованной «Финансовым директором», эксперты сошлись в одном: признать налогоплательщика недобросовестным в настоящее время налоговым органам гораздо проще, чем доказать мнимость сделки. И это при том, что в налоговом законодательстве понятие добросовестности (недобросовестности) отсутствует. В этой связи появление в НК соответствующей статьи весьма своевременно (о том, что депутаты предложили такую поправку, «ЭЖ» писала в № 50).

Однако не все специалисты разделяют подход авторов поправки. Например, председатель Экспертного совета по налоговому законодательству Комитета по бюджету и налогам Госдумы РФ Михаил Орлов его поддерживает: «Статьей о презумпции добросовестности ставится знак равенства между добросовестностью и законопослушанием». То есть дается четкий сигнал право применителям: любое законное поведение налогоплательщика не может порицаться, даже если следование букве закона влечет сокращение налоговых платежей. В условиях господства агрессивной фискальной позиции госорганов без такой статьи дальнейшее введение правовых гарантий интересов налогоплательщика лишено практической значимости.

По мнению же директора Центра налогового планирования «Корпус права» Артема Палеева, в Кодексе должны появиться критерии недобросовестности, то есть норма должна быть ограничивающая.

Но в НК вряд ли удастся прописать критерии недобросовестности, считает директор по правовым вопросам компании «Отечественные лекарства» Владимир Альтергот: «Жизнь гораздо богаче любой схемы». И вообще, теория теорией, но чтобы свести к минимуму в том числе налоговые риски, в организации должна быть максимально формализована процедура принятия решений, включающая последовательное прохождение согласований при заключении договоров. Менеджеры могут и не понимать всей тяжести негативных последствий неграмотных договоров, а значит, требуется виза юристов и т. п. Иными словами, необходима разработка концепции единой деятельности различных служб компании при жестком разделении компетенций (сфер деятельности и ответственности).

Ну и конечно, не нужно рассчитывать на то, что презумпция добросовестности позволит не платить законно установленные налоги. По словам замруководителя Управления налогового контроля ФНС России Ольги Осауленко, внимание налоговой службы в первую очередь привлекают схемы, связанные с хищением средств из госбюджета (возмещение экспортного НДС и НДС при импорте).

Для их выявления анализируются базы данных налоговых органов — единый госреестр налогоплательщиков (ЕГРН), а также информация, поступающая из таможенной службы.

Кстати, более качественная аналитическая работа приводит к уменьшению числа выездных налоговых проверок. Инспекторы проверяют именно те организации, где присутствуют признаки нарушений.

Например, если прослеживается, что компания — импортер продукции и компания, реализующая ее в розницу, условно, учреждены одним лицом, разница между розничной и ввозной ценой приличная, то естественно, возникает вопрос: уплачен ли НДС с добавленной стоимости? А зачастую получается, что между импортером и розничным продавцом выстроена цепочка перепродавцов (19 звеньев не предел!), у которых и осела эта самая добавленная стоимость. И несколько звеньев уже растворились, НДС не заплатив. Думается, в этом случае вполне логично поинтересоваться: был ли экономический смысл в деятельности, вся прибыль от которой отдана перекупщикам?

Однако вопросы у налоговиков могут возникнуть и по сделкам, не связанным с возмещением НДС. Так, заинтересуют инспекцию беспроцентные займы. Что позволяет (и заставляет) налогоплательщика отвлекать часть своих средств и давать взаймы бесплатно? Такая ситуация вдвойне непонятна, если при этом сам он привлекает средства на возмездной основе.

Вызовет вопросы и переуступка процентов по займам, кредитам, предусмотренных соответствующими договорами. Почему налогоплательщик добровольно отказывается от них и они оседают в какой-то непонятной компании?

Еще один момент: известная компания размещает средства в векселях никому неизвестных ООО. Конечно, замена ликвидных активов неликвидными Налоговым кодексом не возбраняется, но преследуемую экономическую цель в этом случае объяснить инспектору придется.

Фирмы-однодневки тоже не останутся без внимания. Если взглянуть на ситуацию с созданием новых юрлиц, то выяснится, что налоговые органы ежедневно регистрируют порядка 1,5 тысячи налогоплательщиков. Анализ же ЕГРН показывает, что около трети физических лиц являются учредителями 90% юридических лиц. Есть случаи, когда на одно лицо зарегистрировано 150, 200 и более фирм, многие из которых служат только для того, чтобы запутать траекторию движения денежных средств.

Что касается уже достигнутых результатов, то можно отметить, что стало меньше схем, связанных с игрой на разнице ставок НДС. Меньше злоупотреблений в сфере оплаты труда. Есть ранжирование отраслей по потенциалу для контрольных мероприятий (например, согласно официальным данным строительный бизнес убыточен, а другие источники, напротив, показывают, что он весьма доходен).

Но в общем все логично: если предприятие стабильно показывает падение темпов роста и снижение налоговых платежей, люди на нем из года в год работают за минимальную зарплату, значит, у этой компании есть доходный источник, который просто пока не выявлен.

Еще одним сигналом служит изменение налоговой доходности в регионе. Например, от органов местного самоуправления налоговики получают информацию о том, что налоговые поступления в бюджет от новых крупных торговых центров меньше, чем от рынков, которые были расположены на этой территории раньше.

Так что инструментов для выявления уклонения от уплаты налогов достаточно. Презумпция же добросовестности направлена на защиту законопослушных налогоплательщиков, и об этом компаниям забывать не стоит.

К сведению

За 9 месяцев 2005 г. налоговыми органами отказано в возмещении экспортного НДС по 8,6% заявленных сумм, что составляет около6 млрд руб. в абсолютных цифрах.