1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

«Мелочиться»... не дано

Последнее время государство неуклонно наращивает свое участие в экономике: подминает под себя компании в топливно-энергетическом комплексе, повысило планку бюджетных инвестиций на следующий год до 600 млрд руб. К сожалению, бурная и весьма масштабная деятельность чиновников зачастую носит хаотический характер, присутствие державы в стратегических отраслях расширяется на фоне бесхозяйственности в госпредприятиях и сопровождается их растущими заимствованиями в зарубежных банках.

Наибольшую активность чиновники проявляют в ТЭК, стараясь вернуть в госсобственность компании нефтяной и газовой отраслей. Но прежде, чем возвращать себе активы в добывающих отраслях экономики, было бы очень полезно посмотреть на то, как их отдавали.

В прошлом году Счетная палата (СП) провела анализ приватизации государственной собственности в Российской Федерации в 1993—2003 гг. и по его результатам написала представление в правительство. Однако Кабинет министров до сих пор не принял никаких мер для возмещения ущерба, нанесенного государству.

То есть не разобравшись с нарушениями законодательства (кстати, весьма лояльного по отношению к будущим собственникам) во время передачи госпредприятий в частные руки в девяностых годах, государство полным ходом приобретает эти же активы, причем по рыночным ценам.

Многие эксперты считают, например, что цена «Сибнефти» — 13 млрд дол.— явно завышена, поскольку рыночная оценка компании формируется в первую очередь за счет стоимости запасов нефти, которые принадлежат государству. Проще говоря, продав за бесценок предприятие один раз, чиновники затем покупает его же втридорога. В любой частной компании за такие коммерческие операции менеджеров уволили бы за профнепригодность, но нашим доблестным чиновникам все сходит с рук.

На следующем этапе государство собирается консолидировать активы в металлургии. Однако и в этой отрасли оно не проявило себя как рачительный хозяин. Чего только стоят 5,4 тыс. неучтенных тонн золота, обнаруженных аудиторами СП два года назад на Приокском заводе цветных металлов.

Счетная Палата уже неоднократно обращалась в Минфин России и руководству завода с требованием вернуть золото стоимостью свыше 2 млрд руб. в Гохран, но воз с драгоценным металлом и ныне там.

Нет сомнений, что консолидация активов в металлургической промышленности будет сопровождаться крупными заимствованиями госкомпаний за рубежом, аналогичными кредитам, полученным ведущими предприятиями ТЭК.

Между тем недавно директор департамента финансовой политики Минфина Алексей Саватюгин с тревогой отметил, что госкомпании уже выпустили евробондов на сумму более 20 млрд дол. При этом зарубежные кредиты российских госпредприятий равняются примерно такой же сумме. Только синдицированные кредиты «Роснефти» и «Роснефтегаза» составили7,5 млрд дол., почти в два раза больше занял у иностранных банков «Газпром».

А государство при этом активнейшим образом гасит внешний долг, используя средства Стабфонда. По официальным данным Минфина, в январе — сентябре текущего года наш внешний долг уменьшился на 24% —до 86,6 млрд дол. До конца 2006 г., как сообщает замминистра финансов Сергей Сторчак, Россия готова погасить долг Парижскому клубу в размере 12 млрд дол.

То есть одной рукой отдаем, а другой — занимаем, фактически переливая деньги из Стабфонда в госкомпании и накручивая двойные проценты на одни и те же суммы. Причем если сложить проценты по заимствованиям государства и компаний, можно обнаружить цифры с девятью нулями в валюте. Не проще ли было сэкономить хотя бы на процентах госпредприятий, выдав им кредиты из бюджета или средств Стабфонда? Ведь умудрился же Минфин в девяностых годах дать взаймы частным компаниям средства для выкупа госсобственности. Впрочем, тогда речь шла о личных интересах участников приватизационных сделок…

Не стоит также забывать, что сами зарубежные кредиты, направленные на выкуп бывших госпредприятий из частных рук, почти ничего не дадут для модернизации производства. Ведь используются они для приобретения долей в акционерном капитале, а не для покупки нового оборудования, обучения персонала и т. д.

Так что консолидировать активы в добывающих отраслях чиновники, конечно же, смогут, но вот что они будут делать с этими компаниями дальше? Чтобы получить средства на техническое перевооружение и внедрение новых технологий придется либо набирать еще кредиты за рубежом, либо увеличивать тарифы на газ и электроэнергию.

Раз уж государство решило всерьез вернуться в стратегические отрасли, ему все равно придется выстраивать качественно новую систему управления своей собственностью. В главных экономических ведомствах надо создавать структуры, способные эффективно распоряжаться предприятиями в нефтегазовом комплексе, металлургии, а также в авипроме, оборонно-промышленном комплексе и других локомотивных отраслях, в которых сейчас выкупаются активы частных фирм.

На сами же предприятия нужно назначать топ-менеджмент, способный не только успешно присоединять чужие активы, но и наращивать свои за счет профессиональной работы. В противном случае при падении цен на углеводороды уже на госкомпаниях повиснут долги, которые они не смогут выплачивать западным кредиторам. А то придется тогда объявлять дефолт «Газпрому» и отдавать за долги его активы иностранным кредиторам…

Цифры и факты

52 938 преступлений, связанных с приватизацией, выявило МВД в 1993—2003 гг.

11 045 уголовных дел были направлены в суд по факту этих преступлений

1,25 млрд дол. составляет ущерб только для федерального бюджета

По данным Счетной палаты

К сведению

2,6 млрд дол. равняется балансовая стоимость объектов федеральной собственности за рубежом, не учтенных в государственном реестре.