1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

«Жизнь»: играем с нею в прятки

Кто сказал, что строить планы на будущее в России невозможно. Другое дело, подкрепить их материально не всегда удается. Может ли помочь в этом универсальный инструмент финансового планирования— долгосрочное страхование жизни? Посмотрим, кто и как им пользуется.

Квотум недоверия

Рынок страхования жизни, который на Западе является в России основой страховой сферы, освоен лишь на 2—5%. Оценивается он сегодня, по расчетам разных специалистов, от 150 до 250 млн дол. И через пять лет, по их мнению, эта цифра вряд ли серьезно увеличится.

В чем же причина столь плачевного состояния.

Во-первых, и это самый важный аргумент, народ, наученный горьким опытом прошлых лет, не доверяет каким-либо финансовым институтам. Не стоит напоминать, что в годы советской власти более 60% населения держало сбережения в системе «Госстраха». И при ее крахе компенсировать свои накопления им не удалось. Поэтому люди просто опасаются вкладывать деньги на длительные сроки. А договор страхования жизни в силу своей специфики заключается не на один месяц: до середины восьмидесятых его минимальный срок составлял 5 лет, а сейчас — 1 год.

Во-вторых, как бы это категорично ни звучало, у подавляющего большинства наших граждан напрочь отсутствует страховая культура. В России страховку считают пустой тратой денег, тогда как во всем мире вложение части средств семейного бюджета в страхование жизни относят к инвестированию.

И, наконец, третьим препятствием смело можно назвать недостаток денежных средств у основной массы населения, что отрицательно сказывается на возможности накопления, в том числе и по договорам страхования жизни.

Страховка для богатых

Со скрипом, не спеша, но все-таки сектор потребителей услуг по страхованию жизни в стране постепенно складывается. По статистике самих компаний задумываться о такой страховке начинают лица старше 30 лет, чей минимальный доход на одного члена семьи превышает500—700 дол. в месяц. Чаще всего они заняты в сфере финансовых услуг — таким клиентам не нужно объяснять, зачем это им нужно.

И именно эти люди позволяют себе «купить» накопительное страхование. При расчете страховой суммы компании рекомендуют им ориентироваться на пять годовых доходов кормильца (просчитайте примерную сумму исходя из вышеупомянутых зарплат). В случае го потери за пять лет маленькие дети вырастут, те, кто постарше начнут работать, а взрослые члены семьи смогут пройти профессиональное обучение или переквалификацию. Эксперты утверждают, что пять лет — это срок, позволяющий семье справиться с тяжелой жизненной ситуацией. А при потере трудоспособности или получении инвалидности за это время человек может адаптироваться, найти новую работу.

На сегодняшний день наиболее востребованы программы по накопительному страхованию детей до достижения ими 18- или 20-летнего возраста, а также накопительные программы, которые трансформируются в пенсионные.

Что день грядущий нам готовит?

По прогнозам специалистов компании «Ренессанс Страхование», в 2004 —2008 годах отечественный рынок страхования жизни будет ежегодно расти на52%. Но с 2008-го рост замедлится в среднем до 21% в год. По данным исследования Объединенной финансовой группы (ОФГ), к 2009 году объем российского рынка страхования жизни составит около 1,5 млрд дол.

Несколько неоправданно оптимистичными выглядят подобные прогнозы на фоне сегодняшней ситуации: к примеру, в сентябре прошлого года только 2% опрошенных россиян застраховали свою жизнь, и в феврале 2005-го эта цифра не изменилась. Возможно, страховщики рассчитывают, так сказать, на массовые обращения, то есть на корпоративное страхование жизни.

Как высказался директор одной из крупных СК, «именно крупные корпорации напрямую заинтересованы в страховании жизни». По его словам, социальный пакет работодателя дополняет социальные гарантии государства. За рубежом пакеты включают в себя медицинское обслуживание, дополнительное соцобеспечение, пенсионные выплаты, а долевое участие работника в уплате страхового взноса повышает его ответственность. Ведь человек чувствует себя комфортно, если знает, что его пенсия будет не менее 50% от предпенсионной зарплаты.

Слова красивые. Но все мы понимаем, что на деле далеко не каждый, скорее даже совсем не каждый работодатель вкладывает в соцпакет служащего страхование жизни. А что самое интересное, даже если он и предложит подобную услугу, то «одариваемый» предпочтет компенсацию «натурой»: деньгами, льготами, проездными билетами, наконец. Таков уж наш менталитет: мы привыкли ценить вещи (дом, машину, дачу и пр.), но не жизнь. Как бы дорога она нам ни была.

На март 2005 года в России зарегистрировано 458 страховых компаний с лицензией на страхование жизни (272 находятся в Центральном федеральном округе), их общий уставный капитал составляет 74,5 млрд руб.

Опрос ведущих СК по страхованию жизни показал, что у большинства из них количество клиентов по этому виду составляет в среднем около 10 тыс. В частности, в «Уралсибе» — 7,5 тыс., в «Альфастраховании» — 8, в НСГ— около 10, а в страховом доме ВСК — 15 тыс. клиентов. Лидером российского рынка страхования жизни считается «дочка» мирового страхового гиганта AIG — «AIG Россия». Ее клиентская база составляет 71,1 тыс. человек.

Объем взносов на отечественном рынке страховых услуг вырос с 5 млрд дол. в 1993 году до 7 в 2004 году, а к 2026 году, по официальным прогнозам, цифры увеличатся до 36 млрд дол. Динамика роста рынка составляет 15% в год.