1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

В «восьмерку» со своей трубой

Россия активно готовится к предстоящему в следующем году саммиту G8. В качестве основной темы заявлена проблема обеспечения глобальной энергобезопасности в условиях мирового энергетического кризиса и роль нашей страны в сохранении стабильности поставок энергоносителей на мировой рынок.

Сохранение сырьевого характера экономики России устраивает все крупные державы (в том числе, видимо, и наше правительство). Да и впрямь, зачем нам высокотехнологичное оборудование и свой автопром (авиапром), если есть нефть и газ. Ведь, продавая энергоресурсы, особенно по сегодняшним высоким ценам, мы можем скупить полмира (в том числе и суперсовременные новинки).

«Растут не только американские инвестиции в российскую экономику, но и наоборот — растут и уже переваливают за один миллиард долларов прямые российские инвестиции в американскую экономику. Среди российских инвесторов —«ЛУКОЙЛ», «Норильский никель», «Северсталь». Наши инвестиционные отношения превращаются в улицу с двусторонним движением»— такое мнение высказал министр промышленности и энергетики Виктор Христенко в ходе недавнего визита в США.

Туда он поехал с представителями российского бизнеса, чтобы обсудить меры по обеспечению «глобальной энергетической безопасности». Вот только понятие«глобальная» весьма ограничено: речь шла всего лишь об увеличении поставок топливных ресурсов из России в Америку.

Естественно, что представители американской стороны как более «опытные рыночные игроки» выторговывали для себя самые выгодные условия. Например, на проекте «Сахалин-1» американцы работают по соглашению о разделе продукции (СРП) и получают нефть и газ, практически не выплачивая российской стороне налогов и рентных платежей. Куда уж лучше?

Мы же как менее опытные предпочитаем на своих ресурсах подпитывать чужой бизнес. К примеру, наши крупные сырьевые корпорации активно приобретают перерабатывающие производства во всем мире, в том числе и в США, с целью расширить рынки сбыта и увеличить объем продаж. При этом выводя финансовые потоки из России, тем самым значительно снижая риски. Российская же экономика, необремененная собственной передовой перерабатывающей промышленностью, вынуждена ждать пресловутых инвестиций и увеличивать добычу сырья. Такая уж наша доля.

Впрочем, в условиях, когда растущий спрос на энергоресурсы постоянно превышает предложение, мировые цены на нефть, газ и уголь останутся стабильно высокими.

По оценкам ряда экспертов, цена нефти в ближайшие годы вряд ли опустится ниже 50 долларов за баррель, поэтому доходы России, добывающей примерно 9 миллионов баррелей в сутки, будут высокими.

Нам остается только на государственном уровне расставлять приоритеты: куда поставлять нефть и газ в первую очередь (например, в Европу), куда во вторую и так далее. Таким образом, маршруты наших трубопроводов будут поддерживать геополитическую стабильность.

К примеру, при проектировании нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан чиновники никак не могли решить, куда сначала протянуть трубу — в Поднебесную или к Тихому океану, так как приходилось выбирать между очередностью поставок в Китай и Японию. В конце концов решили, что при участии китайских инвестиций прокладку трубы до тихоокеанского порта Сковородино и до китайского Дацина можно запараллелить.

Очень важным в этом процессе является не лоббирование интересов какой-то одной страны, а обеспечение промышленного развития целых регионов. В этой связи показателен пример с «ЮКОСом», о котором непринято говорить открыто.

Так, его бывший глава Михаил Ходорковский вынашивал планы построить трубопровод, транспортирующий нефть из Западной Сибири в Мурманск, а затем— танкерами в США. А после слияния «ЮКОСа» с «Сибнефтью» (более трети всей нефтедобычи России) планировалось половину объединенных активов продать американцам. Все знают, чем это закончилось.

И сейчас в России производственными проблемами нефтяной отрасли занимаются руководители корпораций, а постановкой целей и задач — Президент и правительство. Понятно, что легче это будет делать, когда отрасль перейдет в руки государства.

к сведению

По словам министра промышленности и энергетики В. Христенко, к 2015 году добыча нефти в России может составить 530 млн тонн (сейчас 460), а экспорт— 310 млн тонн против нынешних 260 млн. При этом будут сформированы новые центры нефтяной промышленности в Восточной Сибири и Якутии, на шельфе Сахалина, в Баренцевом море и в российском секторе Каспийского моря... Добыча газа может достигнуть740 млрд м3, а экспорт — 290 млрд... Реализация программы развития нефтегазового комплекса потребует инвестиций в объеме 270 млрд долларов.

Суточная добыча российских компаний (в сентябре):«ЛУКОЙЛ» — 1,767 млн бар., «ТНК-ВР» — 1,567, «Роснефть» — 1,528, «Сургутнефтегаз» — 1,19 млн бар.,«Сибнефть» — 656 тыс. бар., «Татнефть» — 508, «Славнефть» — 485, «ЮКОС» — 435, «Русснефть» — 273,«Башнефть» — 240 тыс. бар.

Суточный экспорт: «ТНК-ВР» — 835 тыс. бар., «Роснефть» — 767, «ЛУКОЙЛ» — 686, «Сургутнефтегаз» —616 тыс. бар.