Нужны «драйверы роста» в своем отечестве

| статьи | печать

После введения в действие Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» в российских судах было рассмотрено около 14 млн гражданских дел, опубликованы десятки диссертаций и сотни статей, а утверждено не более двух десятков медиативных соглашений в качестве мирового соглашения в судах. Столь плачевный результат — иллюстрация огромной пропасти, отделяющей Россию от мировой индустрии посредничества.

Сообщество медиаторов преодолевает искусственные препятствия в профессиональном становлении. Хотя Закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ (далее — Закон о медиации) действует с 1 января 2011 г., доля гражданских споров, разрешаемых альтернативными методами с использованием третейского разбирательства, медиации и примирительных процедур, составляет, по нашим оценкам, 1% от общего числа (порядка 14 млн дел по итогам 2010 г.). Это снижает эффективность работы социальных институтов и приводит к потерям до 3—4% годового темпа роста ВВП.

Из-за перегруженности судов, их избыточного вмешательства в гражданско-правовые споры экономика теряет, по несложным подсчетам, около 1,6 трлн руб. ежегодно. Доверие граждан к судебной системе находится на критически низком уровне1. К сожалению, с 2007 г. социологи анализируют лишь показатели расходов на судебную систему, но не эффективность ее работы. Снять остроту проблемы, на наш взгляд, помогут разгрузка судебной системы, общественный контроль и развитие внесудебных способов урегулирования конфликтов с помощью медиативных процедур.

Больше запретов, чем ответов

Ориентируясь на опыт стран с развитой рыночной экономикой, можно отметить ряд программ в сфере медиации, успешно зарекомендовавших себя, особенно в кризисных обстоятельствах2.

В России, напротив, профессиональное посредничество встречает противодействие и непонимание со стороны госорганов. В частности, создание первой саморегулируемой организации медиаторов натолкнулось на бюрократические препоны (предварительный квалификационный отбор участников СРО, экспертиза уже зарегистрированного устава, настойчивые «рекомендации» прямо в тексте судебного решения прослушать утвержденный Минобрнауки РФ курс медиации уже практикующими медиаторами и т.д.). Спор продолжается в суде апелляционной инстанции3, что свидетельствует о трудностях диалога профессионально сообщества медиаторов и судебной системы, воспринимающей фигуру медиатора настороженно.

обратите внимание

В дискуссиях на тему саморегулирования медиации часто слышится: у нас, мол, будет своя СРО! Риторический вопрос: зачем? На деле оказывается, что в первую очередь СРО воспринимается как модное веяние. Возможно, за такими ответами скрывается подход, основанный на конкуренции и состязательности. Между тем, СРО медиаторов — это затратный инфраструктурный проект, направленный на становление правил игры на рынке услуг профессионального посредничества.

Догоним и перегоним!

В Республике Казахстан, где закон о медиации был принят несколько позже, чем в России, работает программа поддержки медиации на период до 2020 г.4 с опорой на возрождение исторических традиций. Большая роль отводится региональным органам исполнительной власти, из госбюджета выделяются средства на просветительскую работу, действуют налоговые льготы, не требуются образовательные лицензии для подготовки посредников, признаются ранее выданные международные сертификаты и свидетельства медиаторов, используется упрощенный порядок аккредитации специалистов, обученных за рубежом.

В России ситуация иная: отсутствие внятной государственной политики в данной сфере, распространение просветительской информации на условиях коммерческой рекламы, избыточно сложные программы лицензирования и подготовки медиаторов, разработанные без учета мнения профессионального сообщества, почти полное отсутствие диалогов с властью5 и восприятие медиатора в судах как конкурента6. На наш взгляд, целесообразными будут следующие направления государственной политики в сфере профессионального посредничества:

  • системный подход, начиная с государственной программы, включая поддержку в условиях кризисов, а также целевые программы для конкретных социальных групп;
  • рекомендации отраслевым министерствам и ведомствам воздержаться от издания нормативных актов с позиции узкоотраслевых подходов, руководствуясь государственными программами в сфере медиации;
  • законодательное расширение области применения медиации;
  • упрощение режима утверждения медиативного и мирового соглашений по результатам медиации либо третейского разбирательства без проведения судебного разбирательства в компетентном суде (арбитражном или общей юрисдикции) по аналогии с приказным производством, в десятидневный срок с момента обращения сторон в суд;
  • субсидирование обучающих программ, поддержка дистанционных форм обучения, актуальных для регионов России, путем проведения конкурсов и госконтрактов;
  • уменьшение количества часов в образовательной программе «Медиация: базовый курс», утвержденной приказом Министерства образования и науки РФ от 14.02.2011 № 187 (далее — приказ № 187) до 72 часов, упрощение процедур лицензирования либо его отмена;
  • делегирование вопросов, касающихся содержания образовательных программ профессиональной подготовки посредников, саморегулируемым организациям медиаторов;
  • подтверждение равной юридической силы документов об образовании, полученных выпускниками курсов медиации в негосударственных образовательных учреждениях дополнительного образования, и государственных образовательных учреждениях. Подтверждение юридической силы документов об образовании практикующих медиаторов, обученных и аттестованных до принятия госпрограммы подготовки медиаторов;
  • распространение режима социальной рекламы на услуги и разъяснительные публикации;
  • отмена действия п. 3 ст. 30.1Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе»7, запрещающего упоминать о преимуществах медиации в сравнении с разрешением спора в суде;
  • включение специальностей «медиатор» и «конфликтолог» в Общероссийский классификатор специальностей по образованию (ОКСО) ОК 009-2003 (утвержденный постановлением Госстандарта РФ от 30.09.2003 № 276-ст). Включение услуги деятельности профессиональных посредников по проведению процедуры медиации в Общероссийский классификатор отраслей народного хозяйства (ОКОНХ);
  • признание свидетельств, дипломов и других документов об образовании медиаторов иностранных государств, с которыми заключены межправительственные соглашения. Подтверждение силы ранее выданных свидетельств о полученном образовании для медиаторов-практиков, обученных до вступления в силу приказа № 187;
  • внесение изменений в АПК и ГПК РФ, устраняющие смешение понятий между правовыми дефинициями «судебный медиатор» и «судебный примиритель»; обязывание судей разъяснять право сторон урегулировать спор путем обращения к медиатору на профессиональной основе;
  • обязательное размещение базы данных профессионально подготовленных посредников на сайтах судов с контактными реквизитами медиатора, краткой биографией и данными документа об образовании, почасовых и (или) иных ставок, фото и краткого видео, а также специализации, региона работы и СРО, в которой может состоять данный специалист. Исключение предварительных квалификационных отборов и процедур аккредитации в судах.

Заметим, что только п. 1 и 7 предусматривают государственное финансирование. На наш взгляд, целесообразно выделить из 110 млрд руб. на содержание судебной системы8 на поддержку госпрограмм в сфере медиации хотя бы 1% — в порядке пилотных проектов в одном либо нескольких регионах России на условиях конкурсного отбора, соучастия местных органов власти и профессиональных сообществ в сфере медиации. Качество удовлетворенности целевых групп услугами медиации можно оценить независимыми исследованиями ученых-социологов на основе количественных и качественных критериев.

В специализированной литературе, переведенной на русский язык, анализируются особенности и достоинства зарубежного опыта медиации. «Институт медиации — это прекрасно!» — восклицают авторы, забывая о том, что западные технологии напрямую не переносятся на российскую почву. Что касается нашей страны, здесь с медиацией все непросто, но лиха беда начало. Кто будет драйвером спроса на услуги медиации, если госорганы воздерживаются не только от действий, но и от разъяснений? Неужели «нет пророков в своем отечестве» или, выражаясь современным языком, — «драйверов»? Полагаем, таковым выступит бизнес-сообщество. Именно преследуя собственную выгоду, устав от судебной волокиты и неопределенности, бизнес может «принять на работу» сообщество медиаторов.

1 Показатели из Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007—2011 гг.

2 По данным Robert Benjamin, это фермерские программы медиации (Farm Mediation Projects, (United States Post Office’s REDRESS Project, 1994). В период финансового кризиса 2008 г. в США успешно действовала программа Foreclosure Mortage, помогающая достичь соглашения между банками и заемщиками по ипотечным кредитам.

3 Дело А40-102236/2011 по иску Сибирского центра конфликтологии к Росреестру о признании незаконным решения об отказе во включении в государственной реестр заявителя в качестве саморегулируемой организации медиаторов. www. kad.arbitr.ru/Card/dcd166c0-84a4-4621-819f-410c559d3d34.

4 Указ Президента Республики Казахстан от 24.082009 № 858 об утверждении концепции правовой политики Республики Казахстан на период 2010—2020 гг.;

5 Хронику отказов и отписок см. на www.edogovor.ru/index.php/cro/2011-04-12-16-35-47

6 См. результаты заседания Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2011 г. о рассмотрении проекта федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием примирительных процедур», которым было введено понятие «судебный медиатор» в противовес профессиональным медиаторам, вход которым блокирован в суды.

7 Буквально данный пункт гласит: «Реклама деятельности медиаторов по обеспечению проведения процедуры медиации не должна содержать утверждение о том, что применение процедуры медиации как способа урегулирования спора имеет преимущества перед разрешением спора в суде, арбитражном суде или третейском суде».

8 Распоряжение № 529-рп Президента РФ «По вопросам финансового обеспечения мероприятий, направленных на совершенствование судебной системы РФ».

к сведению

В каких сферах медиация особенно эффективна

Строительство

Конфликты в сфере строительства имеют объективные предпосылки: длительный цикл работ, изношенность инженерной инфраструктуры и коммуникаций, колебание цен на ресурсы и материалы, действия смежников и субподрядчиков, нормативные акты, зачастую противоречащие друг другу. Нужны «мягкие» интеграционные подходы, заложенные в медиации.

Корпоративные споры

В корпоративном споре побеждает не та сторона, которая обладает большей силой, деньгами или политическим влиянием, а та, у которой имеется лучшая альтернатива обсуждаемому соглашению (НАОС). Можно проиграть отдельное дело в суде, но выиграть конфликт в целом. Востребованы медиация и конфликтология — именно они помогают одним мировым соглашением прекратить ряд изнурительных судебных исков — экономия средств противоборствующих сторон, да и самой судебной системы.

Сложные сделки

Технологии альтернативного урегулирования споров и медиация успешно применяются в сфере отношений лизинга. Каждая лизинговая сделка — это длительный проект в условиях неопределенности. Никто не знает всех рисков, сопровождающих сделку, поэтому важен не текст договора, а модель отношений сторон и правила, которым они следуют.

Трудовые конфликты

Поскольку в российском обществе существует своего рода табу на употребление слова «конфликт», администрации большинства предприятий стараются как можно дольше «не замечать» трудовой спор. Работники вынуждены для защиты своих прав прибегать к скрытым способам сопротивления и крайним мерам в знак протеста. Заметим, что саботаж, голодовка, моббинг в Трудовом кодексе РФ отсутствуют, но как социальное явление существуют! Такого рода конфликты эффективно урегулируются медиацией.

День
Неделя
Месяц