1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

СРОчья клетка?

Российскому аудиту уже два десятка лет, и самое постоянное явление в этой сфере — перемены. Особенно на законодательном уровне. Новая редакция Закона «Об аудиторской деятельности», принятая в мае Госдумой в первом чтении, судя по всему, в очередной раз изменит структуру рынка. Первыми «прелести» нового Закона почувствуют на себе частные аудиторы и мелкие компании. Им придется или уходить с рынка, или договариваться с более крупными аудиторскими фирмами.

Частные начинают…

Сегодня отечественный рынок аудиторских услуг, пожалуй, больше всего напоминает айсберг, большая часть которого не попадает в поле зрения официальной статистики. Проблема не только в огромном числе участников (6 тыс. компаний и 30 тыс. частных аудиторов, получивших лицензию и аттестат Минфина), но и в самой специфике российского аудита.

Зародившись в конце 80-х, аудит долгое время считался отнюдь не средством, позволяющим оптимизировать и улучшить качество бизнеса, а, скорее, своеобразным «свидетельством благонадежности», которое, хотя и не спасало, например, от визита налоговой инспекции, однако могло сослужить вполне определенную службу менеджменту самого предприятия. Разумеется, речи о независимой оценке финансового состояния и достоверности бухгалтерского учета при этом не идет. Равно как и о том, чтобы защитить интересы клиента в случае судебного спора.

Не последним фактором в становлении рынка аудита являлось отсутствие у предприятий достаточных средств для того, чтобы воспользоваться услугами экспертов, представляющих солидные бренды. Заключение же от «частного аудитора стоит в 10—15 раз дешевле.

В 90-х ситуация начала меняться. Во-первых, в Россию пришли крупные транснациональные компании, сегодня это так называемая «большая четверка», которая контролирует до 75% российского рынка аудита, а во-вторых, изменились сами принципы ведения бизнеса. Особенно это характерно для крупных компаний, имеющих огромное число контрагентов, в том числе и за рубежом, и для которых любая ошибка эксперта —это априори громадные финансовые потери. Тем более если они работают на фондовом рынке, где одним из весомых факторов при оценке конкретного бизнеса для управляющих компаний и инвесторов является его прозрачность.

Играет роль и «психологический фактор»: руководители часто считают, что с проверяющими фирмами, вошедшими как минимум в Топ-50, легче найти взаимопонимание, поскольку у них есть и достаточный штат специалистов, и опыт работы в различных сферах аудиторской деятельности.

…а крупные выигрывают

Соответственно малый, средний и крупный бизнес оказался в зоне интересов разных клиентских групп. Самые «вкусные» тендеры разыгрывали между собой лидеры, средний бизнес контролировали ведущие региональные компании, а всех остальных — мелкие и кэптивные фирмы, новички и частные аудиторы.

Сегодня рынок жестко сегментирован. Основная доля принадлежит нескольким ведущим региональным компаниям, и в то же время около 10—15% рынка можно назвать «плавающими»: сюда входят предприятия, периодически меняющие аудиторские компании. Причем иногда акционеры принимают решение исключительно из-за «желания перемен».

Несколько особняком держатся компании, входящие в холдинги и ФПГ. Кэптивные фирмы абсолютно не заинтересованы в расширении своей клиентской базы, поскольку изначально создавались только для того, чтобы не допустить утечки информации к конкурентам.

Вплоть до недавнего времени рынок аудиторских услуг развивался ошеломляющими темпами. Например, в прошлом году рост объема выручки крупнейших компаний составил 34%, а в этом прогнозируется свыше 40%. Но если до сих пор эксперты связывали его с общим промышленным подъемом в стране, а также с увеличением количества предприятий, подлежащих обязательному аудиту, то сейчас причины несколько иные.

Определенная доля доходов крупных аудиторских компаний теперь формируется за счет объединения в аудиторско-консалтинговые группы (АКГ), а также экспансии ведущих игроков в провинцию.

Во многих регионах ведущие позиции удерживают две три небольшие компании, ориентирующиеся исключительно на местные заказы. Характерным примером является Уральский регион, где на долю столичных компаний приходится немногим более 15% от общей выручки.

Местные компании, как правило, имеют и наработанные деловые связи, и административную поддержку, поэтому проникнуть в регионы крупным игрокам самостоятельно достаточно сложно. Лидеры предпочитают завоевывать «интересные предприятия» либо через ФПГ, либо путем скупки местных фирм.

Для региональных игроков потеря самостоятельности почти всегда означает рост клиентской базы, а значит, и выручки. Тем более что многие виды услуг (например, международный или банковский аудит) в регионах практически не представлены. Поэтому всплеск числа аудиторских фирм, который наблюдается сегодня, скорее всего сойдет на нет.

Сами регулируйтесь!

Последний прогноз связан с целым рядом внешних факторов. Прежде всего с поправками в Закон «Об аудиторской деятельности», принятыми в первом чтении Госдумой и вызвавшими настоящую панику среди игроков.

Вместе с отменой лицензирования государство намерено провести переаттестацию, что, по мнению многих, вытеснит с рынка сотни частных аудиторов и мелкие компании, которые не потянут высокие затраты. Например, в Петербурге из 200 аудиторских компаний потратить на обучение одного специалиста 16,5 тыс. евро смогут не более 10. Новичкам, не обладающим достаточной клиентской базой, вход фактически будет перекрыт.

Подобная участь постигнет и фирмы, имеющие отраслевую направленность или специализирующиеся на каком-нибудь одном виде аудита (например, на проведении общего аудита), поскольку после вступления закона в силу им придется получать единый квалификационный аттестат, включающий, скажем, банковский аудит или МСФО.

Правда, произойти это событие должно не ранее 1 января 2009 года. Актуальнее, что с 1 июля будущего года все аудиторские компании обязаны вступить в СРО, которые получат аккредитацию Минфина. Отношение к готовящемуся нововведению неоднозначно.

Некоторые специалисты считают, что встречи с представителями ФНС, Минфином и ФАС, которые может организовать только СРО, информация оновов ведениях и конкурсах окажут положительное влияние на бизнес. Правда, при этом участниками действующих профессиональных союзов являются всего 10% аудиторов. Однако всех больше волнует не то, в какое СРО им придется вступить, а ценовой порог, который придется преодолеть тем, кто пожелает остаться самостоятельным юрлицом.

Сегодня, чтобы продержаться на плаву, доход региональной фирмы должен составлять 1,5 млн рублей в год, но если оправдаются наихудшие опасения, такой доход не позволит им продолжить работу. Это дало повод многим игрокам говорить о заговоре транснациональных аудиторских групп, стремящихся монополизировать рынок.

Аргументация у всех похожая: обязательное членство в СРО увеличит расходы аудиторских компаний, а также позволит использовать их в качестве инструмента конкурентной борьбы. Кроме того, в результате предполагаемой монополизации и возросших отчислений в СРО стоимость аудиторских услуг вырастет, что, несомненно, будет на руку зарубежным компаниям, прайсы которых обычно выше в 1,5 — 2 раза, чем у их российских коллег.

Массу вопросов вызывают и такие требования к членам будущих саморегулируемых организаций, как обязательное предоставление информации о клиентах по требованию СРО. Как в этом случае быть с понятием «коммерческая тайна», непонятно.

Маленькие гиганты большого рынка

У небольших аудиторских фирм есть два пути: или объединяться и наращивать капитал, или пытаться войти в крупную АКГ. Причем организации, которых заботит расширение объемов работ, будут вынуждены кооперироваться с московскими, входить в сети. Все остальные станут обслуживать мелкие предприятия.

Еще одним следствием грядущего передела рынка станет постепенное вымывание с рынка ряда мелких фирм, обслуживающих одного двух клиентов. В результате в общем объеме услуг АКГ вырастет доля консалтинга. Хотя сейчас показатели прироста ряда консалтинговых услуг явно уступают аудиту, в тоже время растет популярность налогового консалтинга и оценочной деятельности. Усиливающаяся экспансия крупных игроков только подстегнет развитие этого сегмента.

Меняется и сама структура спроса: клиенту зачастую уже не требуется вмешательство аудитора, а необходимы реальные советы по оптимизации бизнеса, персонал-консалтинг, технологии, связанные с управлением финансовыми потоками и снижением рисков. В отличие от аудита эта сфера деятельности доступна даже для частников.

Тем не менее понятно, что введение системы СРО не снимет проблемы качества отечественного аудита и не станет стимулом для развития самого рынка. Ведь пример ЮКОСа, а также ситуация, сложившаяся с рядом американских компаний, акционеры которых пострадали из-за того, что их капитализация была серьезно завышена аудиторскими компаниями, свидетельствует о том, что ни участие в профессиональных союзах, ни даже объемы деятельности и размеры штата отнюдь не свидетельствуют о реальных плюсах для клиента.

Редакция «ЭЖ» будет следить за дальнейшим развитием событий и в ближайшее время планирует провести «круглый стол» на тему «Национальные интересы и перспективы развития рынка аудита и консалтинга в России». К участию приглашаются все заинтересованные лица, эксперты и профессиональные участники рынка. Справки по телефонам редакции.

Ожидания сообщества

Гендиректор Международного центра по изучению и развитию совместных предприятий Омар Фаризов:

— Я не считаю, что 100% рынка займут западные компании, но из-за того, что российские аудиторы окажутся в таких условиях, произойдет передел рынка в пользу крупных игроков, которые будут выдавать мелким разрешения работать с предприятиями на весьма жестких условиях. Например, из расчета 10% от выручки. Разумеется, цены при этом также вырастут, но у потребителя просто не будет выбора, поэтому монополизация рынка негативно отразится и на финансовом состоянии российского бизнеса. Не говоря уже о том, что иностранные компании получат доступ практически ко всей финансовой информации российского бизнеса. А это вопрос безопасности национальной экономики. Поэтому по крайней мере на переходный период аудиторам необходимо сохранить право свободного членства в СРО.

Гендиректор АК «Аудит-сервис» (Саратов) Светлана Кудрявцева:

— Рассчитывать на серьезные прибыли представители крупных АКГ, конечно, не могут, поскольку в регионах совершенно иные условия. Большинство клиентов совершенно не волнует ни рейтинг компании-аудитора, ни ее участие в СРО, ни численность персонала, потому что даже небольшая компания может иметь достаточно большой круг клиентов, гораздо актуальнее — стоимость услуг. А она намного ниже, чем для крупных компаний, занимающихся, скажем, экспортно-импортными операциями. Поэтому говорить о монополизации или захвате рынка пока преждевременно. Года два еще есть.

К размышлению

Сейчас при Минфине действует 6 профессиональных союзов (АПР, МоАП, ИПАР, РКА, Национальная ассоциация консультантов и аудиторов и Институт профессиональных бухгалтеров России), однако ни один не соответствует заявленным условиям аккредитации. К некоторым из них есть серьезные претензии даже у самих членов.

Сумма:
%