1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Новая стратегия нужна

Не только финансистам, и не только России

Доработанный вариант Стратегии развития финансового рынка РФ представлен в правительство. Финансовое сообщество ждет его окончательного утверждения. Этот документ ни в коей мере не дублирует принятую в конце2004 года Стратегию развития банковского сектора. Насколько же он важен, что ждут от новой Стратегии? С этим и другими вопросами наших читателей «ЭЖ» обратилась за комментариями к президенту Ассоциации региональных банков России Александру Мурычеву.

— Александр Васильевич, как вы оцениваете влияние реализации Стратегии развития финансового рынка Российской Федерации в целом на экономику?

— Динамика развития финансового рынка практически отсутствует. Уже год как рост капитализации российских публичных компаний замедлился. За этим последовала и реакция иностранных инвесторов. Приток их инвестиций на фондовый рынок тоже замедляется. Аналогично реагируют и внутренние инвесторы.

А российским компаниям крайне нужны инструменты финансового рынка, в особенности средним предприятиям, которые стремятся создавать конкурентную продукцию. Они активно ищут пути выхода на площадки заимствования, в том числе и через размещение ценных бумаг. Им нужен понятный, развивающийся внутренний рынок.

Для этого требуется привести нормативно-правовую базу в соответствие с международными стандартами. Ив Стратегии правильно отмечено, что парадигму самой концепции построения финансового рынка надо менять — создавать условия для привлечения инвестиций, а не ставить преграды.

Появлению эффективных инструментов мешает прежде всего незащищенность собственника. Потенциальный инвестор должен иметь жесткие заверения, гарантии того, что его деньги будут сохранены.

В такой ситуации принятие и реализация Стратегии послужат на благо всей экономики.

— Реальны ли какие-либо точки роста банковского сектора на пересечении принимаемой Стратегии развития финансового рынка и уже реализуемой Стратегии развития банковского сектора?

— Конечно. Банковский сектор не будет перспективен, если не будет развития «шаг за шагом» инструментов финансового рынка. Он не может существовать изолированно, разве только оперируя краткосрочными пассивами, выдавая краткосрочные кредиты. Нет развивающегося финансового рынка, нет и длинных ресурсов.

Банки критикуют за малый объем кредитов экономике. Однако это происходит не по их вине. Они дают столько, сколько могут. При этом мы наблюдаем кредитный бум. Потребительское кредитование за год увеличилось в два раза— около 640 млрд руб.

Действительно, банки не выдают долгосрочных кредитов. В связи с этим и существует нужда в развитом финансовом рынке, на котором можно позаимствовать средства через размещение ценных бумаг. К сожалению, стимулов у нас для этого нет. Именно финансовый рынок мог бы обеспечить точки роста, придать импульс банковскому сектору, если бы сам не отставал в развитии по всем направлениям.

— А как вы относитесь к созданию в перспективе мегарегулятора финансового рынка, включая и банковскую систему? Какие здесь есть аргументы «за» и«против»?

— Мы за взвешенный подход к проблеме надзора. В международной практике существуют 4 основных модели организации банковского надзора. Но механически использовать опыт какой-то страны было бы ошибкой.

Например, в Великобритании до сих пор ведутся дискуссии, стоило ли выводить от Банка Англии надзор. В Венгрии, в частности, нет единого мегарегулятора. В Польше, Чехии и Франции регуляторов несколько, а в Германии он один. Каждая страна идет своим путем с учетом традиций.

В России можно говорить о начале пути к мегарегулятору, о координации регулятивных норм всех секторов финансового рынка. Для этого стоит идти «шаг зашагом» путем делегирования представителей различных структур в руководящие органы друг друга. Например, из совета директоров Центрального банка в совет директоров ФСФР и наоборот. Можно создать новый орган — Координационный совет на общественных началах, который мог бы объединить глав этих регулирующих ведомств, где и начать работу по согласованию интересов и действий.

В пользу создания мега-регулятора свидетельствует то, что существует потенциальный конфликт интересов денежно-кредитной политики и надзора. Стирание границ между различными типами институтов делает нецелесообразным существование каких-то отдельных надзорных органов. Кроме того, отмечается чрезмерная концентрация полномочий у Центрального банка.

Однако есть аргументы и против мегарегулятора. Так, существует необходимость тесного информационного обмена между надзорными подразделениями и органами, ответственными за денежно-кредитную политику. Оперативное согласование позволяет принимать оперативные решения. При действующем порядке есть шанс сфокусироваться на системной стабилизации банковского сектора. Да и независимость ЦБ защищает надзор от внешнего давления.

Сейчас, по-моему, следует больше думать о содержательной стороне надзора, а не о том, в чьей компетенции он должен в первую очередь находиться.

— Каково ваше отношение к положению проекта Стратегии по развитию саморегулирования? Как вы оцениваете возможности СРО в банковской сфере?

— На мой взгляд, раздел по развитию саморегулирования в Стратегии очень мягко подан. Предлагается целый ряд полномочий, от которых вроде бы должны отказаться регулирующие органы, включая Центробанк, и передать участникам рынка. Но за мягкостью прослеживается неверное толкование того, что касается банковского сектора. Наша позиция здесь также учитывает международный опыт.

Если подразумевать под саморегулированием, как и авторы закона о саморегулируемых организациях, который прошел первое чтение, что это — перераспределение регулирующих, надзорных функций, передача их саморегулируемым организациям, то мы категорически против того, чтобы передавать ассоциациям полномочия органов надзора.

Почему? Потому что банковская система любой страны — это система, которая обеспечивает оборот денежных средств государства, выполняет важнейшие социально-экономические функции и работает под жестким контролем государственных структур.

Анализ мировой практики функционирования саморегулируемых организаций в секторе финансовых услуг показывает, что они существуют во многих сегментах финансового сектора, за исключением банковских систем, в которых действуют профессиональные ассоциации без придания им статуса саморегулируемых организаций. Исключение составляют СРО участников межбанковского денежного рынка и локальных платежно-расчетных систем.

Банковский сектор — не отрасль, а кровеносная система экономики, поэтому передача функций банковского надзора СРО приведет к печальным последствиям. Кроме того, если часть полномочий Центральному банку не нужна и он готов отказаться от них, то зачем их передавать СРО?

Мы не возражаем против саморегулирования, подразумевая под этим создание стандартов корпоративного поведения на рынке, внутреннего контроля, обмена информацией, повышения квалификации кадров, создание бюро кредитных историй, этику банковского дела, совместные консолидированные действия по реализации закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. В рамках законодательства эти функции уже осуществляются.

По разным направлениям банковского дела в ассоциации созданы функциональные комитеты, которые работают над решением задач там, где мы выходим постепенно по мере собственного роста на элементы саморегулирования. Но это не касается надзора.

— Уже год вы председательствуете в Международном координационном совете банковских ассоциаций стран СНГ, Центральной и Восточной Европы. Что удалось сделать? Есть ли подвижки в плане участия банков в экономической интеграции?

— Мы подготовили детальный доклад, где освещается состояние денежно-кредитных систем стран СНГ, представлен сравнительный анализ положений банковского законодательства, законодательства по валютному регулированию. Проведено также сопоставление нормативов Центробанков для коммерческого сектора, организации систем страхования вкладов. Кроме того, обобщены предложения от всех стран СНГ об условиях активизации участия банков в экономической интеграции стран СНГ.

Мы существуем на одном рынке и должны стандартизировать законодательство. Из-за различий в нем еще не удалось достигнуть введения всеми странами СНГ взаимных режимов наибольшего благоприятствования в сфере финансовых услуг. Отсутствует согласованный перечень ограничений по допуску на рынки банковских услуг. Соответственно сдерживается и развитие сотрудничества между хозяйствующими субъектами.

Можно активно влиять на эти процессы в рамках Международного координационного совета банковских ассоциаций, подготавливая соответствующие документы. Такая работа будет способствовать формированию условий для создания единого экономического и финансового пространства на территории стран СНГ.