1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1639

Наталья Тихомирова: «Вузы должны быть обучающими и обучающимися организациями»

В конце февраля Президент РФ подписал федеральный закон, который вносит поправки в Закон РФ «Об образовании» в части применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий1. О том, как законодательные новшества повлияют на внедрение современных образовательных технологий, качество образования и, как следствие, качество жизни, рассказывает Наталья Тихомирова, ректор Московского государственного университета экономики, статистики и информатики.

«ЭЖ»: Наталья Владимировна, поправки в Закон об образовании — это констатация факта, что у нас есть технологии e-learning, придание им правовой основы, или революция в образовании?

Н.Т.: Масштаб этого события переоценить сложно. Новации, о которых мы говорим, распространяются на все уровни образования.

Приведу один эпизод. В 2008 г. во время финансового кризиса Обама открывал в США новые виртуальные университеты. Смысл этого начинания заключался в том, чтобы безработным или тем, кто потеряет работу, создать условия для оперативной переквалификации. Это исключительно важная политическая задача, и сегодня ее можно легко решить с помощью электронных технологий. В 2007 г. мы создали в нашем университете глобальную систему электронного обучения по повышению квалификации. Это очень важное направление деятельности.

«ЭЖ»: Какие возможности открывает новый закон?

Н.Т.: Долгое время все, что было связано с электронными технологиями, находилось вне правового поля. Законодательство ориентировалось на использование традиционных технологий. Попытки обойти требования закона приводили к негативным последствиям, например, к прокурорским проверкам на предмет того, что применение электронных технологий нелегитимно. Дело в том, что в системе законодательства, существовавшей до сих пор, обучаться можно было только в лицензируемых помещениях.

Теперь обучаться можно там, где есть подключение к Интернету. То есть требования о лицензировании помещений, наличии какого-либо оборудования уходят. Закон также определяет, что процесс обучения происходит не там, где находится обучающийся, а в головном вузе, к которому обучающийся имеет доступ через Интернет.

«ЭЖ»: Какие критерии надо соблюсти вузу, чтобы войти в сферу электронного обучения?

Н.Т.: Закон выдвигает совершенно новые, достаточно жесткие требования к вузам, которые могут предоставлять электронное обучение. Такие вузы обязаны иметь электронные образовательные ресурсы в виде баз данных. То есть учебники в твердых копиях для этих целей не подходят, и законодатель говорит, что должны быть и учебники, и электронные образовательные ресурсы в виде баз данных.

Кроме того, вуз должен иметь электронную информационно-образовательную среду, обеспечивающую проведение процесса электронного обучения.

«ЭЖ»: Что это означает на практике?

Н.Т.: Должна быть возможность зарегистрировать абитуриента при поступлении, провести все необходимые мероприятия, связанные с его документальным оформлением, и, когда абитуриент станет студентом, предоставить ему все то, что сегодня ему предоставляют деканаты в классическом виде. Иными словами, необходим электронный деканат или электронный кампус. Электронная информационно-образовательная среда призвана обеспечивать бесперебойный и комфортный доступ обучающегося к Интернету. Имеется в виду пропускная способность канала, объем серверного хозяйства и т.п. Нужны высококвалифицированные специалисты. Это и профессорско-преподавательский состав, и весь аппарат, который обслуживает студентов, обучающихся по электронным технологиям.

Вы находитесь в первом российском электронном университете. Все наши студенты, а у нас 29 филиалов, в Сети. Новоиспеченному студенту мы выдаем пароль и логин для доступа к нашим базам данных, электронный адрес, резервируем объем памяти. Студент сразу получает доступ к электронным учебным материалам. У нас одни и те же технологии и учебные материалы как для очников, так и для тех, кто обучается удаленно. Все профессора, преподаватели работают в Сети, где бы ни находились, как и аппарат управления.

«ЭЖ»: Как много вузов соответствуют новым требованиям?

Н.Т.: Трудно сказать... Из закона следует, что Минобразования России утвердит порядок, в соответствии с которым будут применяться электронное обучение и дистанционные образовательные технологии. Этот документ и определит все требования. В России много вузов, которые занимаются электронным обучением. Думаю, теперь процессы перехода к новым технологиям в образовании ускорятся, поскольку снимается угроза действий вне правового поля. И одна из задач нового закона — поставить фильтры для недобросовестных участников образовательного процесса.

«ЭЖ»: Ваши рекомендации новичкам.

Н.Т.: Трансформация вуза из классического в электронный — процесс длительный, трудоемкий и затратный. Надо решить ряд сложных вопросов, в частности сформировать в университете культуру электронного обучения, электронной педагогики, создать все необходимые электронные образовательные ресурсы.

В то же время как головной вуз в области электронного обучения в России мы разработали проект «Быстрый старт в электронное обучение». С его помощью можно наладить эффективное электронное обучение в кратчайшие сроки, что существенно облегчит вузам переход от обычного к электронному университету.

«ЭЖ»: Вопрос о качестве электронного обучения...

Н.Т.: В США, Англии или Южной Корее электронное обучение по качеству сравнялось с очным образованием и превзошло его. Общепризнанный факт: сейчас в Америке нет ни одного вуза, который бы ни предлагал электронное обучение, в Южной Корее тоже. В ряде стран, например в Австралии, студенты, оканчивающие вузы именно по электронным технологиям, воспринимаются работодателями как наиболее желательные работники по сравнению с теми, кто обучался по традиционным технологиям.

«ЭЖ»: Может ли качество электронного обучения в России быть таким же высоким, как в развитых странах? Какие критерии применяются за рубежом?

Н.Т.: Американский, европейский и азиатский опыт нарабатывался в структуре новых критериев качества электронного обучения. Их около 50. К сожалению, у нас они не используются. Например, для электронного университета важно иметь развитую информационно-коммуникационную инфраструктуру и гарантировать достаточные финансовые ресурсы для того, чтобы поддерживать ее в работоспособном состоянии (с учетом обновлений) в течение трех — пяти лет. Другой критерий: вуз должен представить убедительные данные, что у него есть внутренняя система повышения квалификации обучения профессорско-преподавательского состава и сотрудников. Допустим, в Южной Корее каждому преподавателю необходимо прослушать 30 курсов за три года.

«ЭЖ»: Это иной подход к образованию.

Н.Т.: Абсолютно. Вузы и колледжи должны быть не только обучающими, но и обучающимися организациями, что пока встречается редко.

У нас ежегодно преподаватели и сотрудники обучаются по четырем-пяти курсам — под сертификат. Внутренние стандарты разработаны таким образом, что, если нет сертификата, нет работы. То есть за десять лет наш преподаватель проходит до 50 разных курсов.

«ЭЖ»: Какие новые задачи предстоит решать университету?

Н.Т.: Сегодня мир перешел в фазу SMART-общества: умные люди с новыми технологиями создают новые социально-экономические блага2. И этими благами надо научиться управлять. Наш университет — команда профессионалов, создающих качественное и доступное образование в соответствии с новой парадигмой развития. Мы готовим первые SMART-учебники по разным предметам. Материалы постоянно обновляем исходя из мирового контекста развития изучаемой темы. Не просто базы данных — сегодня у нас в университете их более 900, но базы данных нового поколения, которые осуществляют коммуникации со всеми профессиональными сайтами. И такой учебник, доступный преподавателям и студентам, будет обновляться по мере поступления актуальной информации.

«ЭЖ»: Цель непростых преобразований: к чему стремимся?

Н.Т.: Адаптировать российское общество к условиям жизни в пост-информационном сообществе. Только обученные люди могут эффективно использовать новые технологии и их преимущества. Базой для всех преобразований, инноваций, построения электронной России является электронное обучение граждан страны. Учебным заведениям предстоит перейти от обучения информатике к обучению с помощью информатики. Благодаря информационным технологиям люди из малых поселений и городов, из российских деревень получают возможность обучаться, не покидая родные места. Тем самым стабилизируются миграционные процессы, предотвращается обезлюдение территорий.

«ЭЖ»: Какие стимулы помогают вам уверенно идти к цели?

Н.Т.: Прежде всего стремление к тому, чтобы Россия оказалась в числе развитых стран. Ничто инновационное и конкурентоспособное в научной, производственной, оборонной и любой другой сфере невозможно создать без обучения электронным технологиям.

Другой стимул — появилось новое поколение студентов, заинтересованных в электронном обучении. Это не может не радовать. Количество «сетевых» ребят, желающих поступить в наш вуз, из года в год растет: ведь мы не учим с мелом у доски, а применяем высокие технологии. И результаты трудоустройства наших выпускников превзошли ожидания — нетрудоустроенных всего 3%.

Помогает команда единомышленников: весь коллектив активно участвует в формировании культуры электронного обучения.

Стимулом является и оценка коллег. В частности, принимая наш университет в Европейскую ассоциацию университетов дистанционного обучения (EADTU), эксперты отметили, что мы совершили национальный прорыв в этой области.

1 Федеральный закон от 28.02.2012 № 11-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации „Об образовании” в части применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий».

2 SMART — пять свойств «хороших» — «умных» целей: Specific — конкретная и понятная цель, Measurable — измеримая, Achievable — достижимая, реалистичная, Relevant — в зоне ответственности и влияния, Time bounded — ограничена во времени.