1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Европа уходит в глубокую рецессию

Еврокомиссия прогнозирует в этом году рецессию и второе сокращение экономики еврозоны всего за три года. Сокращение вызвано долговым кризисом. Это плохие новости для России, если учесть, что идут они на фоне негативной макростатистики из Китая.

Статистическое бюро ЕС Eurostat подтвердило предыдущие оценки: ВВП в 17 странах еврозоны сократился на 0,3% в октябре — декабре по сравнению с III кварталом. Сказывается катастрофическое снижение потребительских расходов (расходы европейских домохозяйств составляют более половины ВВП еврозоны) и соответственно производства. В этом году Еврокомиссия предрекает рецессию в регионе, обеспечивающем около 16% мирового экономического роста.

Тем не менее некоторые европейские экономисты ожидают улучшения во второй половине 2012 г. Комиссар ЕС по экономическим вопросам Олли Рен сказал во вторник, что ждет поворотного момента.

Однако для достижения такого позитивного результата, чтобы у потребителей (домохозяйств) появились средства и стимулы для трат, европейцы предлагают ввести режим серьезной экономии, не замечая или игнорируя противоречия между целью повысить траты и средством — сократить расходы.

Такую стратегию бережливости европейцы объявили на недавнем саммите Евросоюза в Брюсселе. Там было подписано Соглашение о стабильности, координации и управлении, которое сразу назвали фискальным пактом. По этому соглашению страны, которые его подпишут, будут обязаны соблюдать такое правило бюджетной дисциплины: дефицит бюджета страны не должен превышать 0,5%, а задолженность — 60% ВВП. В случае невыполнения этих обязательств страну-нарушителя оштрафуют на 0,1% ВВП.

Скорое появление пакта этим январем анонсировала канцлер ФРГ Ангела Меркель на 42-й сессии Всемирного экономического форума в Давосе, и написан пакт немцами.

Теперь подписанный документ должны одобрить парламенты каждой страны — члена ЕС.

Уже известно, что к пакту не присоединятся Великобритания и Чехия. Неясна позиция Ирландии, где этот вопрос будет вынесен на референдум. Во Франции пакт поддерживает нынешний президент Николя Саркози, но кандидат на предстоящих в апреле президентских выборах, социалист Франсуа Олланд, который пока опережает Саркози в предвыборной гонке, уже заявил о несправедливом характере фискального пакта и пообещал, что его пересмотрит, как только победит.

Рынки практически никак не отреагировали на подписание пакта.

Все помнят, как нарушалось и нарушается всеми странами, включая Германию, давно действующее правило о недопустимости превышения бюджетного дефицита более чем на 2%. Теперь же эту планку снижают до 0,5%.

Еще финансовые аналитики не понимают, как поможет снизить дефицит бюджета штраф в размере 0,1% ВВП, даже если его удастся получить. Ведь штраф тоже будет плюсоваться к расходам, а не к доходам. За превышение же уровня государственного долга свыше 60% ВВП штрафы не предусмотрены. За это будут «наказывать» рекомендациями, выдача которых и сейчас не запрещена без всяких пактов. Но главное не в этом.

Европейцы начинают понимать, что важнее не долги и их объем, а то, есть ли развитие, есть ли экономический рост, или его нет. Можно жить бедно и лениво, но долгов не делать, а можно развиваться и занимать на обучение или покупку, скажем, оборудования.

Недаром на том же саммите в Брюсселе главный акцент встречи сместился с долговой проблемы к возобновлению экономического роста.

«Нижняя точка финансового кризиса в Европе пройдена», — заявил президент Европейского совета Герман Ван Ромпей. Глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу добавил: «ЕС переходит от политики кризиса к политике роста».

Тем не менее сегодня европейские лидеры разошлись во мнении, что должно быть во главе угла — соблюдение взятых обязательств или обеспечение необходимых ресурсов для стимулирования экономик зоны евро.

Нобелевский лауреат Пол Кругман пишет, что пора избавиться от двух мифов по поводу европейского кризиса: во-первых, что он произошел от попыток исполнения завышенных социальных обязательств и, во-вторых, что он стал следствием плохой бюджетной дисциплины.

По мнению экономистов типа Кругмана, социальные и бюджетные расходы могут превышать «немецкие представления об их размерах», если они фактически являются инвестициями в будущее. То есть если деньги тратятся на лечение детей или образование, то они вернутся сторицей. А вот банального «проедания» общественных финансов, конечно, допускать не стоит. Статистика, кстати, свидетельствует, что в процентах от бюджетных расходов траты самой Германии на социалку выше, чем были у Италии или Испании, которым немцы теперь рекомендуют расходы сократить. А португальцы старались строго следовать принципам бюджетной дисциплины, но это не спасло их от прихода к краю пропасти, называемой дефолтом.

Премьер-министр Испании Мариано Рахой в ответ на требование Германии снизить дефицит испанского бюджета с 8,5 до 4,4% предложил ограничиться 5,3—5,5%, поскольку его страна «нуждается в стимулирующих мерах, а не только жестких ограничениях».

Получается, что еще далеко до выработки действительно скоординированной финансовой политики стран еврозоны. Поэтому игроки финансовых рынков или игнорируют решения брюссельского саммита, или дают ему негативную оценку. Их не успокаивает и соглашение стран ЕС ускорить процесс формирования постоянного фонда финансовой стабильности. Первые два взноса в него предстоит осуществить уже в этом году (ранее планировалось вносить взносы раз в год), а окончательно механизм должен заработать в 2015 г. (на два года раньше запланированного срока). Общая капитализация фонда составит 700 млрд евро, а кредитов он выдаст на сумму до 500 млрд евро (избыточный капитал необходим для обеспечения рейтинга на уровне AAA). Но по поводу итогов саммита и событий последних дней компания «Атон» говорит так: «Мы полагаем, что произошедшие в последние дни события в целом могут иметь для рынков скорее негативные последствия, чем позитивные».

Пессимизм по поводу единой политики демонстрируют и сами немцы. Например, А. Меркель сожалеет, что «не все шаги и инициативы встречают понимание». В частности, Германии не удалось ввести налог на финансовые транзакции на мировых финансовых рынках. «Это стало бы сильным политическим сигналом, обращенным прежде всего к гражданам», — говорит канцлер.

Такой налог поддерживала и Франция. Но вот англичане категорически воспротивились его введению. Британский премьер Дэвид Кэмерон сказал об этой инициативе так: «Пусть сначала Саркози введет дополнительный налог на производство и экспорт сыра».