1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2605

Экономика важнее политики

Программы и платформы

Кандидаты на должность президента России начали публиковать свои предвыборные материалы. Примечательно, что российской общественности настолько хорошо известны их взгляды, что можно, даже не зная фамилию автора, достаточно определенно установить принадлежность документа.

В самом деле. Среди важнейших обязательных посылов «слева» – обличение власти в продолжающемся ограблении большинства и воинствующей социально-экономической несправедливости. Голоса «справа» – упрекают в недостатке разнообразных гарантий преуспевающему меньшинству, в слабой мотивации элиты, которая может и сыграла бы роль авангарда прогрессивных преобразований, но на других условиях и ином положении дел. При этом и одни и другие обвиняют власть в разгуле коррупции и попустительстве беззакония, обещая незамедлительно принять самые решительные меры по искоренению зла и скорые перемены к лучшему. Вполне логично, что критические стрелы тех и других направлены в «центр» – средоточие власти, ещё недавно многим казавшееся незыблемым и авторитетным.

Отсюда вполне ожидаемая стратегия борьбы основного претендента – действующего главы российского правительства Владимира Путина – наступление «на два фронта». Естественно, пристальное внимание к его позиции по актуальным вопросам общественного развития, основанной на «стабильности и порядке», недопущении действий революционного типа и призывах к постепенным, выверенным и продуманным эволюционным преобразованиям. Легко прочесть между строк, что речь идёт об «умиротворении» большинства при сохранении «завоеваний» меньшинства. Или, если назвать вещи своими именами, как поделиться меньшим (в худшем случае отдать меньшее), чтобы не потерять большее. Ибо российская экономическая политика жёстко ориентирована не только на неадаптированную часть общества — бедных, пожилых, безработных, а также малообразованных и низкоквалифицированных работников (Ведомости, 18 января 2012 года), но и на сохранение и приумножение достатка «большую власть и крупную собственность имущих».

Несложно предположить: вокруг того, «что, где и откуда взять, что и как изменить и поделить» разгорится яростная полемика, развернутся жаркие (но скоротечные – до мартовских выборов – в этом проблема!) и ни к чему не обязывающие дискуссии. Ибо на самом деле искусные формулировки и продуманные аргументы всех участников «президентского марафона» мало чем будут отличаться от банального «грабь награбленное». А как иначе относиться к призывам «созидать» на словах и откровенным «распилам» на деле, отобрать нечестно нажитое и поделить, к очередным планам одних приватизировать и грозным обещаниям других национализировать, ударным темпам роста числа долларовых миллиардеров и копеечным (зато продуманно частым) социальным подачкам малоимущим?

Ещё более удручающими являются характерные для всех претендентов, их декларативные, откровенно слабые экономические взгляды – не столько не проработанные, сколько безнадёжно неадекватные требованиям времени, объективным тенденциям глобального экономического развития и национально-историческим особенностям нашей страны. Но это не досадные совпадения, а логичные составляющие сценария, в рамках которого «слева» – традиционные призывы к государственности и общенародным (абстрактным коллективным) ценностям, «справа» – нескрываемый эгоизм частнособственнического (корпоративного) интереса. Отсюда не случайно, что в «центре» - имеем то, что имеем…

Вот некоторые предвыборные посылы от экс-лидера правых Михаила Прохорова: Основной приоритет государства – защита частной собственности, основной ресурс развития – частная инициатива граждан. Основная задача – всемерное повышение эффективности и снижение издержек в национальной экономике через поддержку конкуренции. Сделать конечным плательщиком налогов гражданина, а не предприятия. Перенос центра тяжести налогообложения с инвестиций на личное потребление. Перемещение Сколковского инновационного центра в Калининград и распространение «сколковских» преференций на все наукограды. Демократические праволиберальные ценности должны стать для граждан гарантией защиты от произвола чиновников и силовиков (Михаил Прохоров. – Настоящее и будущее).

Невозможно спорить с утверждением, что главная ценность – человек, его достоинство и свобода. Только вот о каком человеке идёт речь? Свободном от собственности? И тщетно пытающемся выглядеть достойно? Таких большинство – по сути, бесправных наёмников, лишенных перспективы и уверенности в завтрашнем дне, теряющих навыки и профессиональное умение, способность к творчеству. Бесполезно призывать их трудиться «на дядю» производительно, даже если последний сам трудится самоотверженно. Потому что у «дяди» есть конкретный интерес и доход в отличие от огромной массы работающих в неэффективной экономике – им «не до жиру – быть бы живу». Отсюда понятно, каким гражданам должны служить праволиберальные ценности.

Лидер коммунистов Геннадий Зюганов сформулировал семь задач, решение которых позволит создать экономику роста вместо «экономики скважины»: национализация, новая индустриализация, возрождение российской деревни, смена финансовой политики, пересмотр налоговой системы, ускоренное развитие науки, реализация программы «Покорение пространства» (Г. Зюганов – Мои обязательства перед гражданами России). В частности, предлагается законодательное закрепление общенародной собственности на природные ресурсы с национализацией нефтегазового комплекса, банковской сферы, энергетики, авиастроения, железнодорожного транспорта. Тем, кто вложился в развитие производства, предложат достойную компенсацию и участие в перспективных инвестиционных проектах. В промышленности будет реализована программа «Модернизация без остановок» на основе передовых научно-технических достижений, предусматривающая триллионы государственных инвестиций. Снижение налогов на предприятия реального сектора экономики будет сопровождаться введением прогрессивной шкалы подоходного налога.

Опорой возрождения страны должны стать созданные Советской властью наукограды и другие научные центры. В первые три года деятельности Правительства народного доверия промышленность и сельское хозяйство потребуют серьёзных вложений. Но, когда они заработают, экономический рост даст самые надёжные поступления в бюджет. Это позволит осуществить масштабные социальные программы. И т.д.

Старшему поколению подобные добротные формулировки партийных программ хорошо известны. С туго затянутыми поясами сегодня и верой в светлое будущее завтра жили десятилетиями советские люди, пока не грянул 1991-й год…

Основной претендент и наиболее вероятный победитель – Председатель Правительства Владимир Путин – утверждает, что Россия сегодня по основным параметрам экономического и социального развития – вышла из глубокого спада, который последовал за крахом тоталитарной модели социализма и последовавшим за ним распадом Советского Союза. Продолжительность жизни в России уже выше, чем в Советском Союзе в 1990-1991 годах. Больше 80 процентов российских семей сегодня имеет более высокий уровень потребления, чем средний уровень потребления советской семьи. Обеспеченность бытовой техникой выросла в полтора раза – до уровня развитых стран. У каждой второй семьи есть автомобиль – рост в три раза. Значительно улучшились и жилищные условия. Не только среднестатистический гражданин России, но и наши пенсионеры сейчас потребляют основных продуктов питания больше, чем в 1990-м (В. Путин – Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить).
Что касается ширпотреба и авто – тут, в основном, следует благодарить зарубежных производителей (пришедших на внутренний рынок либо поставляющих из-за кордона готовую продукцию) и соотечественников, многие годы пригоняющих подержанные иномарки. Но что касается уровня потребления и решения жилищной проблемы – здесь с премьерским оптимизмом (не забывая при этом о пустых прилавках 80-х) всё же наверняка поспорят и в российских семьях, и многие пенсионеры и ветераны. Тем более, если мы (двадцать лет спустя!) только-только достигаем уровня СССР 1990-1991 гг., когда основные экономические показатели уже взяли курс на уверенное понижение.

Вспомним, что во второй половине 20-го века не более чем за два десятилетия успешно восстановили свои послевоенные экономики наши европейские партнёры (как принято теперь говорить на модном сленге). Возникло японское чудо, появились азиатские тигры. Стремительно ворвался в группу мировых экономических лидеров Китай (экономика которого скоро станет крупнейшей в мире – при всех трудностях её подстерегающих!). Да и Советский Союз к середине 60-х годов не только преодолел чудовищные разрушения Великой Отечественной войны, но и превратился в одного из бесспорных лидеров мирового развития. Это ли не укор всем нам и, в первую очередь, власти и элите?

Опросы и вопросы

Многочисленные опросы и комментарии уверенно фиксируют высокую степень разочарования в российском обществе. Итоги выборов в Государственную Думу отнюдь не консолидировали россиян и не вселили оптимизм в преодоление негативных тенденций. Об этом свидетельствуют и недавние опросы читателей, выполненные аналитическим центром еженедельника «Экономика и жизнь» (таблица 1 и 2). Без малого 80% пессимистов, которые, судя по итогам декабрьских выборов в Государственную Думу, не верят в успешное экономическое развитие России – против 12,6% тех, кто не теряет надежды, – это почти диагноз, весьма серьёзный показатель, незамедлительно требующий, как сказал бы классик, решительных перемен в наших взглядах и нашей политике.

Таблица 1. Экономические предложения какой из перечисленных партий вы поддерживаете

КПРФ

28,5%

Не поддерживаю ни одну программу

14,8%

Справедливая Россия

17,1%

ЛДПР

14,9%

Единая Россия

11,3%

Яблоко

10,1%

Правое дело

1,8%

Патриоты России

1,5%

Таблица 2. Вселяют ли итоги выборов в Госдуму уверенность в успешном экономическом развитии РФ

Нет

78,9%

Да

12,6%

Затрудняюсь ответить

8,5%

По утверждению В. Путина, повышение благосостояния в прошлом десятилетии во многом происходило за счёт действий государства, в том числе за счёт наведения порядка в распределении природной ренты. Нефтяные доходы мы использовали для роста доходов населения, для того, чтобы вытащить миллионы людей из нищеты.

Хорошо известна, однако, нефтедолларовая основа российского благополучия. Реальной диверсификации отечественной экономики практически не происходит. В таких условиях, утверждение, что создание 25 млн высокотехнологичных, хорошо оплачиваемых рабочих мест для людей с высоким уровнем образования это не красивая фраза. Это насущная необходимость, минимальный уровень достаточности – звучит приятно, но воспринимается как трудноосуществимое.

Мессэдж среднему классу в статье премьера – также во многом холостой выстрел. Нынешний российский средний класс (по оценкам экспертов от 15 до 30% населения) – это в основном государственные служащие, то есть наёмники, работающие на государство. А основу среднего класса должны составлять не столько высокооплачиваемые топ-менеджеры и федерально-региональные чиновники, сколько представители малого и среднего бизнеса, активные предприниматели, собственными руками построившие своё благополучие, привыкшие действовать самостоятельно и без оглядки на власть.

Питательная среда – молодёжь, жители больших городов, те, кто оплачивает покупки банковской картой, покупает товары в кредит, заказывает товары в Интернете, переписывается по электронной почте, стремится получить дополнительное образование, ездить за границу. У этих людей пропорционально больше всего берут и им меньше всего дают (Ведомости, 18 января 2012 года). Именно такие, социально деятельные граждане с активной жизненной позицией находятся сегодня вне поля зрения власти, испытывают всё возрастающий налоговый пресс и административное давление, повседневно ощущают враждебность окружающей среды.

Новейшие социологические исследования свидетельствуют, что занятие бизнесом становится всё более рискованным. Неудивительно, что желающих трудиться на госслужбе сегодня в 50 раз больше, чем вакансий (Новые Известия, 17 января 2012 года). Причины очевидны: стабильность и определённость, не быстрый, но устойчивый рост доходов, возможность продвигаться по службе и использовать административную ренту (последнее как раз и означает прямую или косвенную коррупцию).

Относительно очевидного и, безусловно, разделяемого абсолютным большинством граждан утверждения, что никто не сможет жить лучше, чем работает. Такое требование в полной мере относится и к России – остаётся с сожалением констатировать: живут, и очень даже неплохо…

Политика важнее экономики?

В своей статье Владимир Путин убеждает читателей, что период восстановления – пройден. Постсоветский этап в развитии России, впрочем, как и в развитии всего мира, завершён и исчерпан. Созданы все предпосылки для движения вперёд – на новой базе и в новом качестве.

И в этот же день публикуется материал, озаглавленный «Политика важнее экономики», авторов которого трудно заподозрить в оппозиционности российскому правительству (Ведомости, 17 января 2012 года). В нём они отмечают, что, несмотря на полный контроль над всеми ветвями государственной машины, власть не смогла создать практически ни одного серьёзного института, не провела почти ни одной серьёзной реформы — не потому, что не могла, а именно потому, что на институциональные реформы не было спроса. Добавим: спроса, объективным условиям появления которого власть должна была всячески способствовать.

Тем неожиданнее пассажи авторов о том, как только – к концу 1990-х – удалось приватизировать большую часть экономики, освободить большинство цен, сбалансировать бюджет и добиться снижения инфляции, российская экономика начала расти очень высокими темпами. Что десятилетие «межкризисного» экономического роста 1998-2008 гг. с темпом выше 7% в год (в пересчёте на душу населения) — это очень высокий результат. Что такими темпами росли «азиатские тигры» и даже в советской экономике никогда не было ни одного десятилетия с такими высокими темпами роста (там же).

Символично и логичное заглавие – особенно если учесть ещё одно высказывание авторов: в ближайшие годы, если не месяцы, мы увидим построение конкурентной демократии (уж не терминологическая ли замена приснопамятной суверенной демократии в свете перемещения В. Суркова в верхних этажах власти?– выделено ВТ) и создание современных политических институтов, повышение прозрачности и подотчётности власти. Как говорится, ни прибавить, ни убавить! Что первично, а что вторично – политика или экономика, какая демократия нам нужна (или не нужна) – темы не самые актуальные, а потому представляется, что вброшены они для обсуждения далеко не случайно. В любом случае, каков бы ни был ответ, ясно: конъюнктура оказалась важнее истины!

Страсти по Шекспиру

В трагедии «Гамлет» (действие 2, сцена 1) главный королевский советник Полоний спрашивает принца датского: «Что вы читаете, принц?» Ответ Гамлета был краток: «Слова, слова, слова» (в смысле пустые обещания).

«Системные» и «несистемные» кандидаты, полемизируя друг с другом и перехватывая темы назревшей политической реформы, новой индустриализации, губернаторских выборов и т.д., и т.п., дружно и уверенно призывают россиян адекватно ответить на глобальные вызовы, двигаться вперёд, упорно трудиться во имя лучшей жизни. Чем радужнее перспективы, тем обещания твёрже, а фразы уверенней – справа, слева, от центра. Как не вспомнить первого российского президента: «Что те, что эти…» И напоминает происходящее некий традиционный междусобойчик с давно утверждённой, неизменно повторяющейся повесткой дня и не покидает ощущение дежавю. Да и не фундаментальные причины вскрываются, а, скорее, их следствия, воспроизведение которых вполне ожидаемо. Прямо какой-то «перпетуум мобиле» получается. Правда, давно доказано, что «вечного двигателя» нет и быть не может, всё сущее имеет своё начало и свой конец…

Так, не пора ли к делу, господа-товарищи?

Например, объяснить избирателям, как обеспечить справедливое распределение производимого продукта и справедливое использование национального богатства (и данного природой, и созданного упорным трудом предыдущих поколений)? Преодолеть отчуждение большинства трудящихся от средств производства и результатов труда? Чтобы работники труда стали, наконец, и работниками капитала, одновременными производителями и совладельцами собственности, получали не только зарплату, но и долю дохода на капитал (в частности, в качестве акционеров). Как государству избавиться от непосильно нарастающего бремени патернализма, органично трансформируя государственные обязательства в ответственную самостоятельность граждан – производственную, местную, общественную? То есть обсудить и всерьёз взяться за решение действительно глубинных проблем.

Глядишь, и состоится тогда долгожданная модернизация с инновациями, сформируется эффективная экономика, успешный конкурентный рост которой обеспечат миллионы мотивированных работников. Социальные проблемы начнут благополучно разруливаться. Капиталы, наконец, повернут вспять – в смысле перестанут утекать в зарубежные экономики. И умы, коими столь богата Россия-матушка, заблистают на родной земле, а не на чужбине. В полную силу заработают законы и скукожится коррупция. Власть заслуженно возгордится своей надобностью и общественным уважением. Люди начнут открыто улыбаться друг другу, а не тихо завидовать. Но честно заработанные копейки и рубли всё равно считать придётся – потому что возможностей вложить и потратить деньги, достойно жить будет много!

И не беда, если уступим ведущие позиции по числу олигархов. Зато счастливых россиян станет больше.

Только неужели и на этот раз «слова, слова, слова»?