1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Закон один, буквы — разные...

Последние несколько лет экономику страны все сильнее сотрясают агрессивные поглощения, захваты контроля над предприятиями с использованием противозаконных и неэтичных методов, сопровождающиеся ущемлением прав и законных интересов акционеров. Этому в немалой степени способствует и пресловутое несовершенство отечественного законодательства, позволяющее хищникам безнаказанно вершить свои темные дела. О необходимости корректировки корпоративной правовой базы рассказывает д. э. н., руководитель РО ФСФР России в ЦФО Юрий Сизов.

Так, Закон «О государственной регистрации юридических лиц» в его нынешней редакции открывает широкое поле для махинаций. Следует предусмотреть, например, обязанность регистрирующих органов проверять факт проведения внеочередного общего собрания акционеров, по результатам которого в эти органы была направлена информация о замене генерального директора; осуществлять проверку факта нотариального заверения подписи обратившегося лица под соответствующим заявлением; контролировать достоверность указанного в документах акционерного общества места его нахождения.

Заслуживают внимания предложения о введении обязанности всех компаний передавать ведение реестра акционеров и исполнение функций счетной комиссии специализированному регистратору. Тогда написать протокол собрания, реально его не проводя, необоснованно отказать акционеру во внесении записи о нем в реестр, незаконно списать акции будет почти невозможно.

Необходимо подробно регламентировать процедуру передачи реестра акционеров при заключении договора и замене регистратора, а также порядок и последствия изъятия реестра в ходе исполнительного производства или следственных действий.

Создание системы государственной регистрации договоров на ведение реестра, заключаемых между регистратором и акционерным обществом, могло бы также стать действенным заслоном на пути появления параллельных реестров. Этим целям будет способствовать и образование Центрального депозитария.

Ранее высказывались предложения об исключении из Закона «Об акционерных обществах» норм, позволяющих акционеру самостоятельно проводить общее собрание акционеров по своей инициативе.

Необходимо также ввести норму, устанавливающую запрет на проведение следующего собрания акционеров, если не проведено собрание, решение о созыве которого принято советом директоров акционерного общества или судом ранее.

Следует детализировать и вопросы формирования и функционирования счетной комиссии, включая момент возникновения и прекращения ее полномочий, порядок действий при неявке счетной комиссии на собрание.

Необходимо законодательно установить момент вступления в силу решения общего собрания акционеров — дату составления протокола общего собрания и сократить до 7 дней срок его составления.

Формой профилактики захватов с участием судебной системы могли бы стать требования об обязательном привлечении ответчика к участию в рассмотрении требования истца о применении обеспечительных мер; об обязательном предоставлении встречного обеспечения, часть которого будет использована для погашения штрафов в случае, если процесс будет проигран или будет выявлен факт злоупотребления правом.

Необходимо отменить положения о немедленном вступлении в силу определения арбитражного суда об обеспечении иска (п. 1 ст. 96АПК РФ) и о том, что подача частной жалобы на определение суда об обеспечении иска не приостанавливает исполнение этого обеспечения (п. 3 ст. 145 ГПК РФ).

Обязанность регистрирующего органа письменно уведомлять продавца и эмитента о факте продажи имущества или крупного пакета акций также может способствовать снижению числа продаж по подложным документам. Однако все эти меры не будут иметь решающего значения в борьбе с корпоративными захватами. Это будет продолжаться вплоть до того момента, пока не будет решена проблема монополизирования земли и недвижимости.

Сегодня создалась парадоксальная ситуация: реальная стоимость предприятия как бизнеса в ряде случаев существенно ниже, чем стоимость активов, которыми оно располагает. И в первую очередь — земельных участков. В условиях бума в недвижимости прекращают свое существование не только относительно малоэффективные предприятия, но и перспективные производства.

Реальная приватизация земли, пусть даже на льготных условиях для приватизированных предприятий, но с обязанностью владельцев (пользователей) земельного участка выплатить казне ее полную рыночную стоимость в случае ликвидации или перепрофилирования предприятия, отчуждения части недвижимости акционерным обществом в пользу иных лиц, мгновенно сделала бы захваты с целью ликвидации предприятия и продажи активов значительно менее рентабельными.

Одновременно следует ужесточить процедуру регистрации сделок с недвижимостью. Деятельность регистратора лицензируется и контролируется. Бизнес крупного регистратора сегодня стоит достаточно дорого и полностью обесценивается при отзыве лицензии.

Многие акционерные общества, которые владеют ликвидным недвижимым имуществом, стремятся заранее подстраховаться: например, используют недвижимость как средство обеспечения ссуды, взятой у дружественного банка. В этом случае отчуждение заложенного имущества возможно только с согласия залогодержателя.

Другой защитной мерой стала сдача имущества в долгосрочную аренду «самому себе», поскольку по Гражданскому кодексу смена собственника имущества не влечет за собой расторжения договора аренды.

В целях корректировки нормативной базы в ст. 55 Закона «Об акционерных обществах» необходимо внести следующие положения:

✔ исключить норму о праве акционера самостоятельно созывать внеочередное общее собрание акционеров;

✔ определить, что обоснованность отказа в проведении общего собрания акционеров определяется только судом;

✔ рассматривать отсутствие принятого советом директоров в установленный срок решения о созыве общего собрания акционеров в качестве свидетельства об отказе от его созыва.

Проза жизни

При поглощении одним предприятием другого на покупку контрольного пакета акций «мишени» было затрачено не более 10% реальной стоимости ее ценных бумаг. Проигравшая сторона утверждает, что процесс консолидации в контрольный пакет акций, распыленных среди трудового коллектива, оказался примитивно простым: за скромное количество дензнаков нападавшая сторона приобрела у реестродержателя копию реестра со всеми координатами акционеров. Контрольный же пакет был сформирован посредством обхода их места жительства и формулирования предложения, от которого невозможно отказаться: получить хоть какие-то деньги за «никчемные бумажки».

Предприниматель приобретает околоконтрольный пакет акций компании — крупнейшего отечественного производителя оборудования для одной из отраслей промышленности. Далее следует выяснение отношений на предмет «кто в доме хозяин» с другими крупными акционерами: подделки реестра, проведение альтернативных собраний акционеров, судебные разбирательства, акции по силовому захвату административных зданий с помощью милиции и частных охранных структур, кампании по компрометации противника в местных СМИ. Как оказалось, нового акционера интересовали отнюдь не дивиденды — некоторое время спустя свой пакет акций он продает структурам, подконтрольным крупному финансово-промышленному холдингу. Позже сам предприниматель заявил, что вся эта перетряска грязного белья на глазах у изумленной публики была нужна только лишь для того, чтобы набить цену своей доли для последующей ее перепродажи.

В целях исключения использования сфальсифицированных судебных актов для возбуждения исполнительных производств, в рамках которых накладываются аресты на ценные бумаги, изымаются реестры, принудительно регистрируются или аннулируются выпуски ценных бумаг и т.д., необходимо внести изменения в Закон «Об исполнительном производстве», в том числе:

  • определить, что судебный пристав-исполнитель вправе получить исполнительный лист только от суда или другого лица, его выдавшего;
  • предоставить судебному приставу-исполнителю право запрашивать в суде подтверждение вынесения судебного акта и выдачи исполнительного листа;
  • определить приоритет исполнения требований судебных приставов-исполнителей для случая возбуждения исполнительных производств с взаимоисключающими требованиями.