1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Одобрение постфактум

| статьи | печать | 8092

На практике нередко возникают ситуации, когда требуется последующее одобрение крупной сделки или сделки, в совершении которой имеется заинтересованность (то есть на момент заключения сделки соответствующее решение не было принято общим собранием или советом директоров). Возможно ли это? Применима ли статья 183 ГК РФ к правоотношениям, связанным с заключением крупной сделки, если нарушен порядок ее совершения? Является ли орган юридического лица его представителем? Разъяснения ВАС РФ по этим вопросам отсутствуют. Как быть?

Согласно ст. 45, 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью (далее — Закон об ООО) и ст. 78, 79, 81 Федерального Закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) принятие решения о совершении сделок относится к компетенции общего собрания участников или совета директоров, избранного решением участников. Очевидно, что ограничения, касающиеся порядка совершения данной сделки, установлены исключительно в интересах участников (акционеров) общества.

В соответствии с п. 5 ст. 45, п. 5 ст. 46 Закона об ООО, а также п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 Закона об АО сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, а также крупная сделка, совершенные с нарушением требований, предусмотренных указанными законами, могут быть признаны недействительными по иску общества или его участника (акционера). Таким образом, данные сделки являются оспоримыми, а не ничтожными, если совершены с нарушением установленного порядка (без соответствующего решения совета директоров или общего собрания) или нарушают права участников общества.

Данные законы не содержат указания на возможность последующего одобрения таких сделок решением участников общества (советом директоров). Единственной возможностью полагать, что оспоримая сделка, совершенная с нарушением закона, может быть одобрена в последующем, является применение к ней норм ст. 183 ГК РФ. Так, при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или с превышением указанных полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по этой сделке с момента ее совершения. Казалось бы, налицо все основания полагать, что совершив сделку без соответствующего решения собрания (совета директоров), директор или лицо, действующее от его имени по доверенности, превысили свои полномочия, поэтому к данным правоотношениям применима ст. 183 ГК РФ.

Дилемма

В судебной практике возникает ряд вопросов, например: является ли генеральный директор (орган юридического лица) представителем этого юрлица; применимы ли к нему в данном случае нормы ст. 183 ГК РФ?

В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 ГК РФ» (далее — информационное письмо № 57) указано, что в случаях превышения полномочий органом юридического лица (ст. 53 ГК РФ) при заключении сделки пункт 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может.

В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться ст. 168, 174 ГК РФ с учетом положений постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.98 № 9 «О некоторых вопросах практики применения статьи 174 ГК РФ» (далее — постановление № 9). Из информационного письма № 57 невозможно определить, почему п. 1 ст. 183 ГК РФ не может быть применен при превышении полномочий органом юрлица, поскольку обоснование отсутствует.

Однако можно полагать, что ответ на вопрос, является ли орган юрлица его представителем, отражен в законодательстве РФ. Так, согласно ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Согласно ст. 153, 154, 160 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Для заключения сделки необходимо выражение согласованной воли сторон. Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание, подписанного лицами, совершающими сделку или уполномоченными должным образом.

Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ орган юрлица выступает от его имени и действует в интересах представляемого юридического лица, а в соответствии с п. 1 ст. 182 ГК РФ представитель совершает сделки от имени представляемого лица. В обоих случаях законодатель говорит о действиях от имени и в интересах представляемого лица. Таким образом, орган юрлица выполняет функции представителя во взаимоотношениях с третьими лицами.

Исполнение этих функций основано на законе, поэтому орган юридического лица (директор) действует без доверенности. Соответственно, нормы о представительстве должны быть применены к отношениям с участием органа юридического лица.

В соответствии с ч. 3 ст. 40 Закона об ООО единоличный исполнительный орган общества:

  • без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки;
  • выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе с правом передоверия.

Таким образом, он «представляет» общество и выдает доверенности на право представительства.

В соответствии со ст. 69 Закона об АО единоличный исполнительный орган без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы. Возникает вопрос: вправе ли единоличный исполнительный орган представлять интересы общества и при этом не рассматриваться в качестве его представителя?

обратите внимание

Согласно ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная представителем в силу полномочия, основанного на доверенности, а также указания закона, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Таким образом, если сделка совершена неуполномоченным лицом или лицом, превысившим полномочия, это означает грубое нарушение указанных требований закона.

Ничтожна или оспорима?

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона и иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных оснований нарушения. Если полагать, что ст. 183 ГК РФ не применяется при превышении полномочий единоличным исполнительным органом юрлица, не являющимся его представителем, то единственной статьей, регламентирующей его действия, остается ст. 174 ГК РФ. В силу данной нормы сделка может быть признана недействительной, если полномочия единоличного исполнительного органа, установленные учредительными документами, противоречат закону.

обратите внимание

При совершении крупной сделки и сделки с заинтересованностью генеральный директор ограничен не учредительными документами, а законом и, таким образом, ст. 174 ГК РФ к данным правоотношениям не может быть применима.

Президиум ВАС РФ рекомендовал в случаях превышения полномочий органом юридического лица (ст. 53 ГК РФ) в зависимости от обстоятельств дела руководствоваться ст. 168, 174 ГК РФ с учетом положений постановления № 9 (п. 2 информационного письма № 57).

В данном постановлении при реализации единоличными исполнительными органами юрлиц полномочий на совершение сделок, особое внимание обращено на то, что ст. 174 ГК РФ не применяется в случаях, когда данные лица действовали с превышением полномочий, установленных законом.

В указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ. Очевидно, что дела, связанные с нарушением порядка совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, не могут быть отнесены к случаям, когда полномочия органа ограничены учредительными документами, поскольку они ограничены законом. Таким образом, ст. 174 ГК РФ не может применяться, исходя из обстоятельств таких дел (как указано в информационном письме № 57). В этом случае остается руководствоваться только нормами ст. 168 ГК РФ.

Применительно к крупным сделкам и сделками с заинтересованностью, как указывалось выше, закон прямо предусматривает их оспоримость.

Сам по себе отказ в применении ст. 183 ГК РФ касательно правоотношений, связанных с превышением полномочий генеральным директором, не препятствует заинтересованному лицу признать сделку недействительной как не соответствующую закону (по основаниям ничтожности или оспоримости).

обратите внимание

Отказывая в применении ст. 183 ГК РФ к правоотношениям, складывающимся в результате превышения полномочий при заключении директором крупных сделок и сделок с заинтересованностью (видимо, не признавая его представителем общества), возникает вопрос: могут ли такие сделки быть одобрены впоследствии?

Данная дискуссия отрицательно отражается на выработке единой правоприменительной практики и не содействует стабильности экономического оборота.

Так, если представитель гендиректора по доверенности совершит крупную сделку или сделку, в совершении которой имеется заинтересованность, вопрос о возможности ее последующего одобрения возникать не должен, так как налицо все признаки ст. 183 ГК РФ:

  • сделка совершена представителем по доверенности;
  • представитель превысил свои полномочия, так как решение собрания (совета директоров) на совершение сделки принято не было.

Если такую сделку совершит директор и нормы ст. 183 ГК РФ применяться не будут (информационное письмо № 57), появляется простор для дискуссии — может ли такая сделка быть одобрена в последующем?

Сделка с «отсрочкой»

То, что единоличный исполнительный орган не может выступать представителем юрлица, подтверждает судебная практика (постановление Президиума ВАС РФ от 10.01.2003 № 6498/02). Так, исходя из судебного дела, несмотря на то, что сделка была совершена главным бухгалтером, выступавшим от имени генерального директора и подделавшим его подпись (то есть действовавшим без полномочий), ВАС РФ счел возможным не применять ни ст. 174, ни ст. 183 ГК РФ. Более логичную аргументацию использовал ФАС Московского округа (постановление от 16.04.2004 № КГ-А40/2495-04), указав на то, что председатель правления общества является его представителем и к нему применима норма закона о представительстве (ст. 182 ГК РФ).

Такую же аргументацию в поддержку довода о том, что гендиректор является представителем общества, высказал ВАС РФ в п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.04.98 № 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций». Суд указал на следующее. Организация-акционер обратилась с иском о признании недействительным договора купли-продажи акций, заключенного от ее имени представителем, имевшим доверенность, с акционерным обществом — эмитентом данных ценных бумаг.

Истец обосновал свои требования тем, что представитель, осуществляя сделку, действовал в ущерб интересам доверителя и с нарушением закона, в связи с чем акции были проданы по цене, существенно ниже рыночной. Было допущено нарушение законодательства и со стороны покупателя — общества, которое приобрело эмитированные им акции у акционера, не выполнив требований Закона об АО. При проверке материалов дела было установлено, что представитель истца, заключивший договор купли-продажи по доверенности последнего, являлся одновременно генеральным директором общества, акции которого выступали предметом сделки.

В соответствии с п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении другого лица, представителем которого он также является. Генеральный директор АО нарушил данное требование, поскольку заключил договор от имени истца в пользу общества, исполнительным органом которого он являлся и от имени которого совершал сделки в силу занимаемого положения. При этих условиях заключенный им договор на основании ст. 168 ГК РФ является ничтожным.

обратите внимание

Данное информационное письмо ВАС РФ однозначно подтверждает тот факт, что гендиректор общества является его представителем, то есть представляет в силу закона и прямого указания в уставе интересы общества без доверенности.

Противоположную позицию занял Президиум ВАС РФ (постановление от 08.10.2002 № 6113/02), согласно которому органы юрлица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений (ст. 53 ГК РФ). При заключении сделок п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может.

Отказывая в возможности последующего одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью, заключенной генеральным директором с превышением полномочий, то есть не применяя ст. 183 ГК РФ (право не применять в данном случае ч. 1 ст. 183 ГК РФ предоставлено судам информационным письмом № 57), суд тем самым создает двусмысленную ситуацию.

Если бы сделку совершил представитель по доверенности, то возможность последующего одобрения не должна была вызывать спор. Однако в случае ее совершения генеральным директором ст. 183 ГК РФ уже не применяется, если исходить из положений информационного письма № 57.

Ситуация становится более затруднительной, если обратиться к содержанию постановлений Пленума ВАС РФ. Так, согласно п. 20 постановления от 09.12.99 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об обществах с ограниченной ответственностью“» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, или крупная сделка, заключенная от имени общества генеральным директором или уполномоченным им лицом с нарушениями требований, предусмотренных ст. 45, 46 Закона об ООО (то есть с превышением полномочий в отсутствии решения собрания участников или совета директоров), является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника.

Если к моменту рассмотрения такого иска общим собранием участников (в соответствующих случаях — советом директоров общества), будет принято решение об одобрении сделки, иск о признании ее недействительной не подлежит удовлетворению.

Согласно п. 1 ст. 83 Закона об АО сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена до ее совершения советом директоров общества или общим собранием. Аналогичное положение содержит п. 34 постановления Пленума ВАС от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об акционерных обществах“». Таким образом, возможность последующего одобрения для сделок с заинтересованностью не предусмотрена.

Крупные сделки в соответствии с п. 6 ст. 79 Закона об АО могут быть одобрены после их совершения, однако такая практика, как представляется, может быть применена в исключительных случаях. Вместе с тем, подобная практика совершения сделок на постоянной основе не может соответствовать интересам акционеров и общества.

В случае совершения крупной сделки генеральным директором АО или уполномоченным им лицом при отсутствии решения совета директоров (наблюдательного совета) или общего собрания она является недействительной. Однако такая сделка может быть признана судом имеющей юридическую силу и создающей для общества вытекающие из нее права и обязанности, если при рассмотрении спора будет установлено, что в последующем сделка была одобрена советом директоров (наблюдательным советом) либо общим собранием.

Вместе с тем, ФСФР России рекомендует акционерным обществам одобрять все крупные сделки еще до их совершения. Ведь отсутствие предварительного одобрения делает сделку оспоримой, что создает риск признания ее недействительной и порождает нестабильность в отношениях общества с контрагентами. Это указано в п. 1.2 гл. 6 Кодекса корпоративного поведения от 05.04.2002, положениями которого госрегулятор рекомендует руководствоваться всем акционерным компаниям, созданным на территории России (распоряжение ФКЦБ России от 04.04.2002 № 421/р).

День
Неделя
Месяц