1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 6153

Сколько на елочке шариков цветных, розовых пряников, шишек золотых…

Существует красивая легенда о елочке. Когда в Вифлееме, в убогом вертепе, родился Господь наш Иисус Христос, пастухам, сторожащим стадо, было видение. Вдруг зажглась в темном небе новая яркая звезда. И послышалось чудное ангельское пение, славящее Господа: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» И явившийся с неба Ангел возвестил им великую радость, которая будет всем людям: родился Спаситель Мира. И поспешили тогда пастухи в Вифлеем, чтобы взглянуть на Божественного Младенца. И, увидев родившуюся звезду, пришли поклониться Господу и принести Ему в дар золото, ладан и смирну ученые мудрецы. И, внимая знамениям, поспешили к Вифлеемской пещере не только люди, но животные и растения со своими подарками. У каких-то деревьев и растений подарки были скромны, у каких-то изысканны, у явившейся же с Севера елочки не было с собой никакого подарка. Ей тоже очень хотелось войти в пещеру, но она боялась уколоть Младенца иголками, к тому же и порадовать Его елочке было нечем. Не было у нее не только подарка, но и своей песенки, стишка, и никаких украшений.

Студеными зимами она сильно страдала. Ей было холодно зимой, и она мечтала, чтобы кто-то захотел взять ее к себе домой, отогреть, но шли годы и никто так и не приметил в ней никакой особенной красоты. От всего этого в елочке развилась стеснительность, и от всяких приглашений на веселые праздники она старалась отказываться, ссылаясь на отсутствие нарядного платья. Вот и здесь, как ни хотелось ей увидеть Младенца, войти в пещеру она никак не могла решиться. Стесняясь своей неброскости, встала в сторонке да так и простояла бы, если бы не другие растения и деревья. В этот день им особенно хотелось делиться. И вот появились на ветвях у елочки вначале зеленые яблочки, которые очень подошли к ее иголочкам, потом синие колокольчики, потом пахучие, веселые мандарины, потом красные шары гранатов... Выглянувшая на небе луна довершила наряд колючего деревца дождем серебряных лучиков и, осветив поверхность пруда, позволила елочке оглядеть себя в его зеркале...

Подходила елочка к колыбели все еще с нерешительностью, но Младенец улыбнулся и протянул к ней ручки. И в тот же миг над самой ее верхушкой вдруг засияла Его звезда...

Обычай украшать елочку под Рождество настолько трогателен и красив, что до сих пор спорят, в какой стране он родился. Французы говорят, что это они в далеком 1605 г. впервые украсили елку розами из цветной бумаги, печеньем и мишурой. «1605 год? Это же XVII в., — не соглашаются с французами немцы, — у нас ее начали украшать еще в XVI в.! И не какими-то розочками, а в соответствии со „Священной историей“! На ветви вешали запретные плоды — райские яблоки и райскую же пищу — леденцы, орехи и вафли, на макушку — сахарную Вифлеемскую звезду»...

Нам не удастся вмешаться в их спор. В России ель была «назначена» главным рождественским деревом лишь при Петре Великом. Ее надлежало ставить во дворах, зажигая поблизости огни и фейерверки. Как-либо украшать елки царь обывателям не предписывал. В дни Святок лишь некоторые домохозяева, следуя «немецкой моде», обряжали их бумажными лентами...

Из дома принцессы Шарлотты

После смерти Петра про новогоднюю елку почти сразу забыли. Единственными, кто свято соблюдал наказ русского царя, были... содержатели трактиров! По неведомым нам причинам они продолжали украшать елками крыши и входы в свои и без того «привлекательные заведения». Но ни о каких иных украшениях речи конечно же тогда не шло.

Вновь вспомнили о лесной красавице лишь при Николае I. Говорят, что именно его супруга, императрица Александра Федоровна, урожденная прусская принцесса Шарлотта, привезла из своего дома обычай украшать елку сладостями и игрушками. Она же научила зажигать на ветвях елок свечи и раскладывать под ними подарки к Рождеству.

Дворцовая мода не обошла стороной высший свет. А вскоре не только уже у знатных господ в Петербурге и Москве, но и повсюду, в самых отдаленных уголках России люди разных званий и чинов, бедные и богатые старались заполучить под Рождество зеленую елку и украсить ее «чем Бог послал».

Обычно на украшения шли фигурки из теста, леденцы, баранки, сухофрукты и орехи, завернутые в серебряную фольгу. Были популярны и облитые белой глазурью сладкие пряники-козули. Но встречались на русских елках и самодельные игрушки, которые мастерились из подручных материалов — картона, ваты и ситца.

Очень скоро сметливые русские купцы сообразили, что «немецкая затея» может быть не только забавной, но и прибыльной. Продолжая закупать рождественские игрушки в Германии, они потихоньку стали налаживать и собственное производство. Первые кустарные мастерские выросли потом в целые фабрики.

Одно из первых елочных производств открылось под Клином, в имении князя Меншикова. И не случайно. Местные деревенские умельцы давно уже обучились «дуть из стекла бусики и сережки». Женщины и дети серебрили их свинцом, красили яркими красками и нанизывали на нить. Все это оказалось востребованным и на «елочной фабрике».

Первые игрушки были совсем простыми — из ваты, папье-маше и стекла. Потом появились более сложные изделия — шары, расписные птицы, виноградные гроздья и гирлянды, матрешки и самоварчики, шишки и сосульки — все это научились делать уже в середине XIX в. Тогда же в Москве стали производить и первые бенгальские огни — «без запаха и цвета», как о них писали в газетах.

В начале XX в. количество новогодних фабрик увеличилось необыкновенно. Москва, Петербург, Нижний Новгород, Клин, Павловский Посад, Палех, Холуй — в этих и многих других местах, по всей России производились необыкновенной красоты елочные игрушки. Одним из главных центров «елочной промышленности» стала и Казань. Это было связано прежде всего с тем, что именно здесь проживала одна из самых многочисленных немецких диаспор. И соответственно именно в этой «третьей столице» России было больше всего негоциантов, промышлявших елочными игрушками.

Пограничник Карацупа и собака Ингус

К 1913 г. ассортимент елочных магазинов крупных городов к Рождеству состоял из многих сотен наименований. В «рождественских каталогах» одних только разновидностей фейерверков насчитывалось около ста. Шаров же, бус, сосулек, кукольных фигурок — не счесть! Правда, цены на все это изобилие сильно кусались, так что даже чиновнику средней руки приходилось тратить на украшение средней елки месячный оклад. Но здесь уже важно было не поскупиться, не ударить в грязь лицом перед коллегами и родственниками. Ведь по елке и украшениям на ней в те времена судили не только о достатке человека, но и о его положении в обществе, так же примерно, как сегодня судят по марке автомобиля.

Интересно, что в годы Первой мировой войны многие русские люди стали отказываться наряжать рождественскую елку, вспомнив, что традиция эта пришла из Германии. Охлаждение к украшению елок игрушками было замечено и «в верхах». В 1916 г. Священный синод призвал даже игнорировать «вражеский обычай».

После революции рождественская елка и все, что было с ней связано, вновь попали под идеологический запрет. Случилось это, правда, не сразу. В первые годы советской власти елки по-прежнему наряжались, выпускали свою продукцию и «елочные фабрики». Но все это продолжалось совсем недолго. В 1924 г. вместе с первым празднованием «комсомольского рождества» началась и тотальная борьба с «пережитками буржуазного образа жизни». В 1926 г. ЦК ВКП(б) официально признал обычай праздновать рождественскую елку антисоветским. Само же Рождество было названо «сказкой, состряпанной в угоду паразитам услужливыми лапами мракобесов». Естественно, что в таких условиях производство елочных игрушек повсеместно сошло на нет.

Лишь в 1935 г. в «Правде» появилась статья с неожиданным предложением: «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку!» Конечно, подобный призыв не мог появиться в печати без одобрения вождя. Но, как бы там ни было, с 1935 г. начинает свой отсчет новое рождение елочной игрушки. Ведущие специалисты легкой промышленности провели тщательную ревизию «дореволюционных новогодних изделий». В результате было отвергнуто все, что так или иначе касалось рождественской тематики. «Херувимы, украшавшие елку в старину, конечно, отпадают, но Дед Мороз, знакомый, любимый детьми сказочный персонаж, имеет полное право гражданства на елке!» — писал журнал «Советская игрушка» в первом номере за 1936 г.

На помощь устроителям советских елок пришло и советское правительство. Были составлены и распространены по городам и селам специальные инструкции, вроде той, которую в 1937 г. издал Наркомпрос. Согласно его предписаниям верхушку елки «в обязательном порядке» полагалось украшать «пятиконечной красной или серебряной блестящей звездой». На нижних ветках рекомендовалось «располагать в веселых позах» кукол, слонов, обезьянок и зайчиков. На средних — вешать игрушки, «не требующие детального рассматривания: бонбоньерки, хлопушки, крашеные шишки, бутафорские овощи и фрукты». На самые же края необходимо было поместить «аэропланы, паровозы и броневики», а еще... «пограничника Карацупу с собакой Ингусом»!

При этом требовалось «сохранить изобилие и разнообразие приятных для глаз вещей в самом необыкновенном их соседстве — парашют и медведь, бабочки и хлопушки и т.п.».

Можно представить, как чесали себе головы культработники, пытаясь пунктуально выполнить министерские директивы. Ведь игрушек, описанных в них, в природе не существовало! А при попытке возродить их производство пришлось столкнуться с немалыми трудностями.

За годы строительства коммунизма были уничтожены почти все металлические формы для выдувания стеклянных игрушек. Поэтому все силы были первоначально брошены на освоение новогодних изделий из ваты, канители и мишуры. К работе стали активно привлекать потомственных мастеров из семей, еще до революции занимавшихся производством елочных игрушек.

В Ленинграде и Москве за дело взялись специалисты крупных предприятий «Все для ребенка», «Елочная игрушка», им. Шаумяна, «Культпром» и др. Вновь открылась фабрика елочных игрушек в Клину. На заводе «Москабель» наладили производство проволочных украшений для елок... из отходов производства! А вскоре на прилавках магазинов появились первые игрушки обновленной советской тематики. В соответствии с духом времени это были лыжники и конькобежцы, пограничники и полярники, мотоциклисты и парашютисты, дирижабли с надписью «СССР». Были также выпущены и елочные шарики... с изображением членов Политбюро!

Хоккеисты и царица кукуруза

Елочная индустрия развивалась стахановскими темпами. Даже в годы войны производство игрушек не прекращалось ни на минуту. Но это уже были солдатики, танки, пистолеты, собаки-санитары, дед-мороз с автоматом — все для фронта, все для победы! И так вплоть до 1949 г., когда к юбилею А.С. Пушкина впервые с начала войны был возобновлен выпуск мирных игрушек с изображением персонажей сказок великого русского поэта.

Одновременно в магазинах появились елочные хоккеисты и циркачи. Так производители игрушек отреагировали на любовь И.В. Сталина соответственно к хоккею и кинофильму «Цирк». Уже после смерти вождя с началом правления Н.С. Хрущева елочный ассортимент необыкновенно расширился. Популярными в народе были персонажи мультфильмов: зайцы, волки, лисицы, медведи, белочки, Чиполлино, доктор Айболит. Особо модными считались композиции из стеклянных шариков, бус и палочек. А после выхода знаменитого фильма «Карнавальная ночь» на прилавках магазинов появились игрушечные часики со стрелками, замершими в положении «без пяти двенадцать».

Прилавки магазинов заполонили игрушки в виде фруктов, ягод, овощей, царицы кукурузы (куда же без нее!). Чуть позже, с началом космической эры, первенство захватили космические корабли, космонавты и спутники. Вместе с ними вошли в обиход и первые электрические гирлянды. Рассказывают, что после отставки Н.С. Хрущева едва не пострадали стеклянные сосульки. В них какой-то высокопоставленный чиновник увидел «прозрачный намек на воспевание хрущевской оттепели».

К 70-м годам XX в. елочный ассортимент вдруг стал оскудевать. По-прежнему и в старых формах штамповали шарики, шишки, сосульки и колокольчики. Все это дополнялось гирляндами и дождиком из серебристой фольги, серпантином. Из новшеств можно отметить только игрушки на прищепках (вместо обычных петелек). Некоторые из них были обсыпаны искусственным снегом. И конечно же нельзя не сказать о чуде советской техники — рубиновой звезде на электрореле — со встроенной мигающей лампочкой. Не одно поколение детей с замиранием сердца следило в новогоднюю ночь за ее таинственными сполохами. Ну а те, кому повезло чуть меньше, довольствовались созерцанием разноцветной сосульки в виде елочного шпиля...

***

Смутное время перестроек и потрясений не могло не отразиться и на игрушках. На елках в качестве украшений появились пластиковые доллары и красно-белый санта-клаус. Шарики перестали радовать глаз разнообразием цвета и формы, укладываясь в правила офисного дресс-кода — в красных или серых тонах. Лишь иногда по заказу крупных компаний фабрики елочных игрушек продолжали изготавливать ограниченные партии разноцветных корпоративных шаров.

И только в наши дни вместе с модой на все советское стало возвращаться то необыкновенное разнообразие, которое когда-то царило в елочных магазинах. И вновь появились шары с удивительными узорами и цветами, звери и птицы, герои полюбившихся сказок. И уже не стыдно, а модно стало доставать с далеких антресолей «бабушкин сундук» и украшать елку винтажными игрушками из него!

Как в старые добрые времена!

С Новым годом и Рождеством!