1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Куда кривая вывезет на финишной прямой

Переговоры по присоединению России к ВТО вышли на финишную прямую. Наша страна может стать членом мирового торгового клуба уже в декабре текущего года (см. «ЭЖ» № 6, стр. 2—3). Участники российской делегации рассказали об итогах очередного раунда переговоров в Женеве17 февраля. Однако на каких именно условиях нас готовы впустить в эту влиятельную международную экономическую организацию, никто точно сказать не может. Почему?

Российская сторона смогла добиться «определенного прогресса» с целым рядом стран, включая Норвегию, Японию, США и Канаду.

Уже завершены переговоры по доступу на рынки с 27 членами ВТО из 58 стран, входящих в рабочую группу. С 5—6 торговыми партнерами это произойдет в ближайшие 1,5—2 месяца. С оставшимися членами планируется договориться во II—III кварталах.

Однако сделать это не так просто. По словам заместителя директора Департамента торговых переговоров Минэкономразвития Андрея Кушниренко, затруднение заключается в том, что остались «самые сложные» страны. Опираясь на свое понимание свободной торговли, ряд государств, не имея особенно большого товарооборота с Россией, но обладая большим авторитетом в международных торговых организациях, в том числе в ВТО, запрашивает нечто не подкрепленное прагматическими расчетами. Например, Австралия и Канада. Другие переговорщики — маленькие центрально-американские страны, объем торговли с некоторыми из них не превышает 22 тысяч долларов — требуют обнулить пошлины по всей номенклатуре товаров.

В рабочую группу по присоединению России к ВТО входят 58 стран (ЕС как одно государство). Это самая большая группа за всю историю ВТО. 37 стран рабочей группы участвуют в переговорах по товарам, около 30 — по услугам.

На переговорах по услугам остались самые сложные вопросы — речь идет о доступе на наш рынок финансовых, страховых, телекоммуникационных и аудиовизуальных услуг.

Как рассказал «ЭЖ» директор Информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский, СМИ нередко серьезно искажают информацию о переговорах. Например, сообщалось о том, что Россия согласилась на выравнивание внутренних и внешних цен на энергоносители, в частности на газ. Это не так. Россия, как и прежде, руководствуется Энергетической стратегией, принятой в 2003 году. И хотя в ней прописана некая Программа повышения ценна газ, это не является нашим международным обязательством.

Ошибочно представление об отмене всех экспортных пошлин. И на энергоносители, и на ряд важных ресурсов для нашей промышленности, таких как лом черных и цветных металлов, они останутся. Не верны и предполагаемые потери сельского хозяйства, оцениваемые в 4 миллиарда долларов. Эти подсчеты относятся к некой модели, которая наверняка будет далека от действительных условий присоединения.

Какими же условия будут на самом деле, не знает никто. В ВТО действуют два принципа. Первый: пока не согласовано все — не согласовано ничего. Второй: итоги двусторонних договоренностей — информация конфиденциальная.

Следующее заседание рабочей группы предполагается провести в середине апреля.

Если ее разгласить, поясняет А. Портанский, то усложнится переговорная задача с другими государствами. Им с более легких позиций будет уже проще вести переговоры со страной-кандидатом. Нередко страны с небольшим торговым оборотом выжидают, когда договорятся основные переговорщики, и потом, на заключительном этапе, начинают «качать» свои права. В ВТО даже существует такой жаргонный термин —«проезд зайцем».

Максимальной уступкой, неважно какая страна смогла ее истребовать, по окончании переговоров будут пользоваться все члены торговой организации.

Сергей Киселев, заведующий кафедрой агроэкономики экономического факультета МГУ:

— Мы работаем с различными моделями, прогнозируем, как те или иные условия могут повлиять на отечественное сельское хозяйство.

При самом нереалистичном развитии событий, при полном обнулении пошлин и открытии рынка, отечественные производители потеряют 300 миллионов долларов, а федеральный бюджет — 350 миллионов.

По одному из вариантов сельскохозяйственный импорт может увеличиться на 540 миллионов долларов, по другому, менее радикальному — на 180 миллионов.

Ясно только одно — сельское хозяйство не выиграет ни при каком варианте развития событий.

Выигрыши и проигрыши присоединения любой страны к ВТО лежат вовсе не в области тарифов — снижения или увеличения пошлин, объяснил «ЭЖ» Андрей Кушниренко. Первый выигрыш Китая, например, от присоединения к ВТО в декабре 2001 года заключался в том, что темп прироста иностранных инвестиций по сравнению со среднегодовыми цифрами за предшествующий обозримый период увеличился на одну треть. Если до этого они возрасталина 6—8%, то после присоединения — на 8—11%.

Присоединение к ВТО — это как определенный знак качества. Нельзя заранее подсчитать, насколько у нас возрастет инвестиционная привлекательность, считает А. Кушниренко.

Однако не все аналитики разделяют мнение, что всплеск инвестиций неминуемо приведет к темпам экономического роста. Если обратиться к данным международного агентства PRS, выпускающего справочник с оценками странового риска, то Россия по степени привлекательности для инвесторов занимает 51-е место из 140 оцениваемых развитых и развивающихся стран.

Эксперты Института открытой экономики не находят строгой статистической взаимозависимости между объемами иностранных инвестиций и темпом роста экономики той или иной страны. Хотя и не отрицают, что там, где инвестиций больше, выше и рост. В1992—2002 годах, например, средний рост ВВП в развивающихся странах и государствах с переходной экономикой, в которых соотношение иноинвестиций к ВВП составляло 5% и выше, был равен 4%. В странах же, где соотношение было ниже, — 1,6%.

Не видит взаимозависимости и советник Президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов. В Тайване, например, по его словам, был зафиксирован 6-процентный рост при 10-процентном оттоке иностранных инвестиций.

Наряду с Россией членами ВТО в декабре, возможно, станут Украина, Саудовская Аравия, Вьетнам.

Знак качества в виде инвестиционной привлекательности, конечно, дорогого стоит. Но для многих производителей сегодня она представляется «журавлем в небе», которого еще надо поймать, а имеющуюся «синицу в руках» — тарифную защиту так не хочется выпускать.