1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

ФАС ограничивает себя, разработав почти европейский закон

1 марта Федеральная антимонопольная служба внесла в правительство новую редакцию Закона «О защите конкуренции». Через неделю туда же отправятся поправки к Кодексу об административных правонарушениях. Уже к концу месяца законопроекты должны попасть в Госдуму. Приведет ли это к тому, что у нас будет действительно сильная антимонопольная политика?

На семинаре, организованном в Высшей школе экономики, председатель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев счел нужным ознакомить общественность с основными положениями нового Закона «О защите конкуренции».

Незадолго до этого Госдума приняла сразу во втором и третьем чтениях поправки в ныне действующий Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», одобренные и Советом Федерации. Новшества затронули госконтроль за слиянием, реорганизацией, ликвидацией предприятий, а также соблюдение антимонопольного законодательства при покупке акций (долей) в уставном капитале.

Так, обращаться за предварительным разрешением в антимонопольный орган при слиянии и присоединении должны будут лишь компании, у которых суммарная балансовая стоимость активов превышает 3 млрд руб. (сейчас — 20 млн руб.).

Уведомить органы ФАС о создании новой организации должны фирмы, суммарная стоимость активов учредителей которых выше 200 млн руб. (20 млн по действующему Закону).

При покупке акций предварительное согласие ФАС нужно, если в результате сделки покупатель завладеет более чем 20% голосующих акций. При этом суммарные активы продавца и покупателя должны быть более 3 млрд руб.

По мнению Игоря Артемьева, все эти новшества позволят разрушить огромный административный барьер, выстроенный в 1991 году для сектора малого и среднего бизнеса, десятки тысяч ходатайств которого ФАС рассматривала месяцами. Выполнив свою роль, Закон1991 года уступает место новому, созданному ФАС с учетом мировой, особенно европейской, практики.

Владислав Корочкин, вице-президент ОПОРы России, отметив, что положение малого бизнеса как лакмусовая бумажка отражает общее состояние конкурентной среды, и в принципе поддержав закон, не преминул отметить необходимость «подготовки технологии применения» его положений на практике.

Монопольно низкая цена — ... цена товара, сознательно устанавливаемая хозяйствующим субъектом, доминирующим на рынке в качестве продавца, на уровне, приносящем убытки от продажи данного товара, результатом установления которой является или может являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции посредством вытеснения конкурентов с рынка (ст. 4 п. 14 законопроекта)

Понятийный аппарат в законе существенно обновлен. Так, доминирующей на рынке признается компания, доля товара которой на рынке превышает 50%, за исключением случаев, когда хозяйствующий субъект докажет обратное. Доминирующим считается положение каждой из 3 компаний, если их доли на рынке превышают 50% (кроме случая, когда доля хотя бы одной из них менее 5%), каждой из 5 компаний, «захвативших» более 70% рынка. Доминирующим признается положение субъекта естественной монополии.

Однако вопреки мировой практике ФАС решила отказаться от уголовных наказаний, введя взамен довольно жесткие оборотные штрафы:

  • до 2% от оборота — за доминирование;
  • от 1 до 4% — за согласованные действия (картельный сговор).

ФАС декларирует нежелание превратиться в силовую структуру, считая, что важнее наладить взаимодействие с органами МВД и генпрокуратуры. Решив защитить бизнес от самих себя, сотрудники антимонопольного ведомства добровольно решили наложить на себя епитимью. «Любое решение ФАС может быть приостановлено путем подачи заявления в суд. Тогда бизнес сможет чувствовать себя спокойно. А общая наша эффективность прямо зависит от эффективности судебной системы».

Несмотря на то что эксперты с благосклонностью отнеслись к закону, они выражают сомнения по поводу тех или иных его положений. Юристов смущает смешение понятий разных отраслей законодательства, неточность формулировок, возможность дважды наказывать за одно и то же правонарушение: взыскать штраф и изъять доход. И опять же — какой доход? Если с него уже уплачены налоги, то их тоже взыскать?

Оксана Олейник, доктор юридических наук, профессор ГУ ВШЭ, покритиковала закон за небрежность. Так, заявленные в нем превентивные функции не реализованы, а ст. 9 «Формы недобросовестной конкуренции» вообще «пристегнута булавкой и непотребно блестит». И как не действовала прежде, так не будет действовать и впредь.

Монопольно высокая цена — цена товара, которая устанавливается доминирующим на товарном рынке хозяйствующим субъектом и при которой данный субъект компенсирует (может компенсировать) необоснованные затраты, связанные с производством и реализацией товара, и (или) получает либо может получить существенно более высокий доход, чем это может быть в условиях конкуренции (ст. 4 п. 13 законопроекта)

Экономистов беспокоят другие вопросы. Здесь и определение границ товарного рынка, и концепция доминирования, и антимонопольный контроль за распределением госресурсов. Светлана Авдашева, доктор экономики ГУ-ВШЭ, недовольна механизмом реализации государственной помощи. Из закона следует, что госпомощь может быть оказана только по разрешению антимонопольного органа (кроме полученной за счет бюджетов всех уровней), при этом допускается направлять хозяйствующему субъекту до 5% выручки, полученной им за последний год. «Это вообще не критерий»,— считает Авдашева.

Андрей Шаститко из Бюро экономического анализа заметил, что, если уж в положения Закона о конкуренции заложены принципы, принятые в мировой практике, тогда следовало бы освобождать от ответственности участника картельного сговора, добровольно сотрудничающего с антимонопольным органом. Андрей Цыганов, заместитель главы ФАС, тут же заверил, что и у нас «такое будет» — это предусмотрено не самим законом, а ст. 19.4 КоАП.

Евгений Ясин, научный руководитель ГУ-ВШЭ, считает, что европейское законодательство не соответствует нашим жизненным реалиям. «Что на нашем рынке требует воздействия? Участие в конкуренции правоохранительных органов — кого-то заказали, на кого-то дело завели. Изобретательность русского народа по части, как подкузьмить друг другу, высока», — замечает Ясин.

Но такова уж наша среда обитания. У нас свои особенности: естественные монополии с их огромным влиянием на экономику, госорганы, неуправляемые и практически неуязвимые. Кстати, именно на их долю приходится до 52% дел, рассматриваемых ФАС в настоящее время. Контролировать органы исполнительной власти ФАС могла и по старому закону — давать предписания, обращаться в суд. Но теперь ее полномочия еще более расширятся. И, как полагают в ФАС, губернаторам уже не так просто будет повысить ставки арендной платы или передать земли без конкурса собственным родственникам.

«Правда, ни парламент, ни президент, ни правительство ФАС не подотчетны. Но прочая исполнительная власть и региональные парламенты — вполне», — подытожил Артемьев, положив конец волнениям Виктора Плескачевского, председателя Комитета ГД РФ по собственности.

Как себя покажет новый закон, пока затрудняются сказать даже его непосредственные разработчики. Алексей Сушкевич, директор департамента ФАС, представленный «главным писателем закона», честно признал, что невозможно судить, как сработает та или иная норма. Это касается и регулирования уровня цен— что считать монопольно низкой ценой, что хищнической, наказывать ли того, кто не доминирует на рынке, но постоянно снижает цены, чтобы удержать клиента? Как отслеживать цены, если отрицательный эффект проявится лишь со временем?

В общем, эксперты признали, что работа над законом далеко не закончена.

Итоги деятельности антимонопольных органов в 2002—2004 гг.

Показатели

2002 г.,

2003 г.

2004 г.


ед.

ед.

% к 2002 г.

ед

% к 2003 г

I. Общее количество контрольно-надзорных мероприятий ФАС России

43 170

41 825

96,9

43 613

104,3

Монополистическая деятельность

4154

3868

93,1

4003

103,5

Антиконкурентные действия органов власти

6792

7437

109,5

8446

113,6

Недобросовестная конкуренция

397

530

133,5

943

177,9

Контроль экономической концентрации и выявленные нарушения

30 358

27 307

89,9

27 189

99,6

Нарушения, ведущие к административной ответственности

1469

2683

182,6

3032

113,0

II. Выявлено нарушений антимонопольного законодательства

8887

8313

93,5

9195

110,6

Монополистическая деятельность

1480

1453

98,2

1535

105,6

Антиконкурентные действия органов власти

2559

2645

103,4

3062

115,8

Недобросовестная конкуренция

173

246

142,2

447

181,7

Контроль экономической концентрации и выявленные нарушения

3445

1357

39,4

1332

98,2

Нарушения, ведущие к административной ответственности

1230

2612

212,4

2818

107,9

III. Возбуждено дел

6730

6139

91,2

6789

110,6

Монополистическая деятельность

912

912

100

1090

119,5

Антиконкурентные действия органов власти

1141

1296

113,6

1598

123,3

Недобросовестная конкуренция

137

205

149,6

285

139,0

Контроль экономической концентрации и выявленные нарушения

3307

1119

33,8

951

85,0

Нарушения, ведущие к административной ответственности

1233

2607

211,4

2864

109,9

IV. Устранено нарушений

5980

7193

120,3

7761

107,9

Монополистическая деятельность

1413

1324

93,7

1346

101,7

Антиконкурентные действия органов власти

2378

2441

102,6

2526

103,5

Недобросовестная конкуренция

156

215

137,8

400

186,0

Контроль экономической концентрации и выявленные нарушения

1313

791

60,2

866

109,5

Нарушения, ведущие к административной ответственности

720

2422

336,4

2623

108,3