1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Большая опека над малым бизнесом

Власть снова озаботилась поддержкой малого бизнеса. Причем на этот раз не на словах, а на деле: уже в ближайшее время будут приняты документы, обеспечивающие такую поддержку. Об этом обозревателю «ЭЖ» Екатерине Аккерман рассказал директор Департамента государственного регулирования в экономике Минэкономразвития России Андрей Шаров.

— Андрей Владимирович, на какую поддержку со стороны государства может рассчитывать малый бизнес?

— Можно сказать, что у малых предприятий на старте две серьезные проблемы — помещение и деньги. Отчасти они уже в этом году могут быть решены с помощью проектов, подготовленных Минэкономразвития.

Первый проект касается создания «бизнес-инкубаторов» (помещений площадью 1,5—2 тыс. кв. м, в которых будут размещаться малые предприятия).

В среднем стартующему МП нужно 2—3 рабочих места либо небольшая комната (20—30 кв. м). Несложные подсчеты показывают, что один «бизнес-инкубатор» может вместить до 100 компаний. В первый год для них действует льготная арендная ставка, во второй она повышается, а на третий год компания выходит из «инкубатора», на ее место берется другая. За десятилетний цикл через один «инкубатор» пройдет порядка 500 компаний. Умножьте на 100 — столько их появится за три года по всем регионам страны.

— «Бизнес-инкубаторы» будут созданы в каждом областном центре?

— Где создавать «инкубаторы» — решают регионы. Это может быть не только областной центр, хотя понятно, что для города с населением 10 тыс. человек «бизнес-инкубатор» вряд ли нужен.

Выбрав место, региональные власти представляют в МЭРТ заявку, она рассматривается. При принятии решения будут учитываться уровни депрессивности региона, развития малого бизнеса в нем, безработицы, а также потенциал предпринимательской активности и инновационная направленность. Замечу, что регион должен быть готов к вложению средств, ведь федеральный центр будет давать деньги на строительство или реконструкцию здания, обеспечение связью, компьютерами, оргтехникой, а не на покрытие операционных расходов. Объект будет находиться в собственности субъекта Федерации, а бремя расходов на его содержание несет собственник.

В идеале регион нанимает частную компанию, которая эксплуатирует «бизнес-инкубатор». Получает арендную плату от малых предприятий за размещение, оплачивает коммунальные и консалтинговые услуги, образовательные программы и так далее.

В свою очередь, фирмы получают доступ к «инкубатору» на конкурсной основе. Отмечу, что это конкурс бизнес-планов, а не идей. Пугаться не стоит: «бизнес-инкубаторы» оказывают консалтинговые услуги, бухгалтерские, юридические, в том числе учат разрабатывать и бизнес-планы. Так что это еще и своеобразная бизнес-школа.

Поскольку администраторы заинтересованы в прибыли размещенных фирм (иначе арендную плату собрать не удастся), возникает обоюдный интерес.

Для региона создание «инкубаторов» — это налоги, новые рабочие места, а на выборах — голоса избирателей. Об этом не стоит забывать, ведь предприниматель — человек рискующий, сталкивающийся с властью не только на бытовом уровне, но и на деле.

Примерно треть регионов страны нашли средства на создание «инкубаторов»и готовы участвовать в этом проекте уже в текущем году.

Второй проект — поддержка экспортно-ориентированного малого бизнеса.

Когда мы говорим о поддержке промышленного экспорта, все представляют крупные компании, выпускающие конкурентоспособную продукцию и поставляющие ее на внешний рынок. А вот об экспортно-ориентированном малом бизнесе представление слабое.

Достаточно большое количество малых компаний пытается пробиться на внешние рынки, но это требует слишком больших расходов. Так, есть малые предприятия, выпускающие конкурентоспособные ювелирные изделия, компьютерные компании — разработчики программного обеспечения, сельхоз производители (например, фермеры Калмыкии готовы поставлять на экспорт экологически чистую баранину).

Предполагаются два варианта поддержки:

  • субсидирование процентной ставки. Компенсируется 50% ставки, под которую бизнес получил в банке кредит под экспортный контракт. Таким образом удешевляются кредитные ресурсы;
  • помощь при выходе на внешний рынок. Зачастую для этого требуются сертификаты, лицензии, подтверждения соответствия, стоящие немалых денег. Мы готовы компенсировать малому бизнесу 50% таких затрат.
  • Например, предприятию нужно получить сертификат ветврача для поставки продукции на экспорт. Половину он платит сам, показывает серьезность своих намерений, разделяет с нами ответственность и риски, а половину мы компенсируем.

Такая программа в Чили привела к росту экспорта компаний вдвое. Но это длительный проект (5—7 лет).

— Как работает механизм компенсации?

— На реализацию программы органу исполнительной власти региона (как правило, это комитет по поддержке предпринимательства) предоставляются субсидии. Тот определяет орган, который будет выдавать компенсацию.

Для ее получения предприятиями предусмотрен заявительный порядок: в уполномоченный орган представляются документы (экспортный контракт, справка об отсутствии задолженности по налогам, копии учредительных документов, кредитного договора, расчет), которые обязательно регистрируются в журнале учета, и в десятидневный срок принимается решение.

Третье направление — поддержка микрофинансовых организаций (кредитных кооперативов).

Рынок микрокредитов (маленьких кредитов, на короткий срок, под большие проценты) составляет порядка 350 млн долларов (5—7% емкости рынка). Этот рынок недоразвит, хотя такие кредиты (средний размер — 1000 долларов) очень нужны и востребованы.

— Поясните, пожалуйста, суть кредитных кооперативов.

— Физические лица объединяются в кредитные кооперативы с целью взаимного кредитования на осуществление предпринимательской деятельности на основе взаимных поручительств.

Понятно, что деньги у каждого ограничены, и возникает желание получить дешевый ресурс в банке.

Банк устраивает высокая степень возвратности — 99%, но не устраивает непрозрачность, не очень хорошее обеспечение клиента, и кредит дается под очень высокий процент.

Поэтому в текущем году мы компенсируем процентную ставку (не больше половины) для микрофинансовых организаций, чтобы стоимость кредита для конечного заемщика была ниже. За счет небольшого вливания денег мы можем увеличить рынок на 30%. В перспективе выращиваем сеть кредитных кооперативов, которые заполняют нишу, не интересную банкам. А из них потом могут вырасти крупные розничные банки. Кстати, 2005 г. объявлен ООН годом микрофинансирования.

Четвертый проект — поддержка малых инновационных компаний.

Суть его в том, что МЭРТ вместе с регионами создает несколько фондов, через которые с привлечением частного инвестора и под управлением частной компании будет осуществляться инвестирование в малые инновационные предприятия (по классической инвестиционной схеме — покупка доли компании в обмен на финансирование).

Средства будут вкладываться в следующей пропорции: 25% — государство, столько же — регион, остальное — частный инвестор.

Очень важно, что государственные деньги следуют за деньгами частного инвестора, а не вкладываются в полном объеме на основе решения некоего чиновника из фонда. Вкладывая деньги, частный инвестор реальнее оценивает риски, а значит, вероятность выигрыша государства выше. Такая схема неплохо отработана в европейских странах (Великобритания, Франция).

Схема хороша еще и тем, что обычно срок окупаемости проекта — пять лет, затем государство может из него выйти, продать свою долю в бизнесе и вернуть вложенные средства. А компания будет работать.

На выходе в этом году минимальная планка — инвестирование в 100 проектов.

— Вы сказали, что все четыре проекта заработают уже в этом году. Значит, речь идет о готовой нормативной базе?

— Все программы поддержки будут утверждены Постановлением Правительства России. Оно имеет высокую степень готовности и проходит согласование в Минфине.

— Каким будет закон о малом бизнесе?

— Можно говорить как минимум о трех ключевых элементах этого закона:

  • он должен определить критерии отнесения к малому бизнесу;
  • разграничить компетенцию между Федерацией и регионами по его поддержке;
  • прописать механизмы поддержки малого бизнеса.

При этом закон не должен подменять налоговое, административное, бюджетное законодательство, не нужно пытаться в один закон вместить все пожелания. В этой связи будут разрабатываться поправки в смежные законы, решающие проблемы малого бизнеса.

Текст закона будет подготовлен в первом полугодии этого года, а дальше будем обсуждать его, вносить в правительство.

— Каковы будут критерии отнесения к малому бизнесу?

— Этот вопрос сейчас обсуждается. Приведу пример: в Евросоюзе критерий малого бизнеса — численность 250 человек и оборот 40 млн евро. У нас предельная численность малого предприятия — 100 человек, без ограничений по обороту. Получается, компания с такой численностью в Москве может иметь фантастические обороты, а с точки зрения закона будет относиться к малым предприятиям. Правильно ли это? Наверное, нет. Поэтому важно определиться с критериями.

По численности скорее всего мы будем двигаться к европейскому варианту. Но их оборотный критерий нам явно великоват.

С другой стороны, имеющиеся обороты для целей применения УСН — критерий исключительно налоговый, с точки зрения принадлежности к малым предприятиям это вообще микробизнес.

— Вы стремитесь к тому, чтобы критерии малого предпринимательства совпадали с налоговыми?

— Нет. Речь идет о введении оборотного критерия отнесения к малому бизнесу. В противном случае крупные компании смогут формально подпадать под критерий малых предприятий и претендовать на господдержку, адресованную малому бизнесу.

— До какого уровня, на ваш взгляд, необходимо повысить оборотный критерий для применения УСН?

— В настоящий момент готового ответа на этот вопрос нет. Здесь нужно найти баланс, ведь крайности к хорошему не приводят. Если устанавливается высокий потолок, крупный бизнес начинает искусственно делиться. В противном случае возникает эффект клонирования компаний (когда фирма, подошедшая к пороговому значению по обороту, переводит активы в другую компанию (вновь созданную), а первая бросается). Это, кстати, приводит к номинальному росту числа малых предприятий.

Так что нужно выделять референтные группы предприятий (до 1000), изучать их реальную микроэкономику и влияние налоговой нагрузки предлагаемых режимов на их корпоративные стратегии. Так делается во многих европейских странах (в Италии, например). В отсутствие такой работы любые цифры становятся «кабинетными». Ни под одной из предлагаемых сейчас цифр — 30, 50, 70 млн руб.— нет «подкладки». Есть опасения, есть риски, но четкой статистической базы нет.

Сумма:
%