1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Вместе или вместо?

Когда начинается очередной год, мы строим предположения, каким он будет. Конечно, у нас есть планы развития собственного бизнеса, мы знаем свой рынок, прогнозируем действия конкурентов. Но всегда остается элемент непредсказуемости, ибо отношения между государством и частным бизнесом окончательно не выстроены. Правила игры меняются по ходу, и нам остается только гадать: что год грядущий нам готовит?

Одна из сторон процесса взаимодействия бизнеса и государства, определяющая место и значение бизнеса в обществе, — миллионы людей, занятых сегодня в частной экономике. Это не просто наемные работники, а люди, зарабатывающие деньги, на которые и живет государство. От них зависят благосостояние владельцев бизнеса и будущее страны. Поэтому те, кто сегодня владеет и управляет бизнесом, должны чувствовать ответственность за своих сотрудников. А государство — максимально поддерживать социальную сферу, создаваемую бизнесом для вовлеченных в него людей.

Подножка честному бизнесу

Однако некоторые последние тенденции настораживают. Например, опять идет разговор о введении прогрессивной шкалы подоходного налога. Большего удара для становящегося на ноги среднего класса (а это в основном наемные менеджеры и высококвалифицированные специалисты) трудно себе представить. Ведь наиболее обеспеченные люди и их юристы давно уже создали сотни способов ухода от прогрессивного налога: доходы могут принимать самую различную форму, а командировки в Австралию и представительские расходы на обеды с деловыми партнерами никто не отменяет.

Введение прогрессивного налога приведет к тому, что его будет собираться значительно меньше, чем сегодня, возникнут нелегальные и полукриминальные схемы извлечения доходов, а основная часть бизнес-сообщества деньги потеряет. Более того, организация фискальной системы и контроль за реальными доходами обеспеченных граждан — занятие затратное, никакие возможные доходы от прогрессивной шкалы эти расходы не перевесят. Чтобы получить 100 руб. налога, придется потратить 1000. Прогрессивную шкалу можно считать своеобразным индикатором развития или деградации экономики России.

Другой индикатор подхода государства к состоянию экономики — изменение налога на добавленную стоимость. Когда в начале 90-х гг. мы разрабатывали Налоговый кодекс (занявшего только 2-е место — после правительственного — при голосовании в Думе, хотя почти все положения этого документа реализованы), я встречался в Англии с Эндрю Динлотом — руководителем Института изучения налогов, созданного для анализа влияния налоговой политики на экономические процессы. В тот момент ставка НДС в Великобритании повышалась как раз на 2,5%, и я спросил: «Зачем вы это делаете?» Он ответил, что экономика в их стране задыхается от перепроизводства и нехватки рынков сбыта, а увеличение НДС не только остановит этот процесс, но и обратит его вспять. С дополнительными 2,5% НДС в Великобритании составил как раз 18%,и негативные тенденции удалось остановить.

Кому выгодно?

Негативен ли для России рост производства? Конечно, нет! Более того, перед правительством стоит задача удвоения ВВП России. Тогда почему у нас НДС до сих пор 18%, хотя были планы снизить его до 13%? Очевидно, есть какие-то около экономические и около правительственные силы, которым выгодна высокая ставка НДС. То, что НДС высок, признается самим правительством — в частности, тем, что для ряда экономических операций и сфер бизнеса либо существует пониженная ставка НДС, либо этот налог полностью возмещается государством (при экспорте сырья и оружия в частности).

Таким образом, в очередной раз создается не только огромная коррупционная дыра в экономике, но и простор для криминальных операций. Например, под видом ценных пород дерева вывозятся щепки, платеж за них отправляется в «карманную» западную фирму, и «возмещение» налога на якобы «добавленную» стоимость из бюджета государства многократно превосходит расходы на покупку и транспортировку этого мусора, на взятки всем участникам процесса со стороны государства.

Примечательно, что в результате всех этих законных и незаконных возмещений и льгот общая собираемость НДС в России намного ниже 18% и составляет примерно11%. Так не проще ли уменьшить НДС до 11% или хотя бы до 13%, но отменить все льготы и возмещения по этому налогу? При этом общий объем сборов по НДС точно не снизится, но поступления от налога в бюджет существенно увеличатся.

Резюмируя, можно сказать, что путь к процветанию — это честный бизнес, когда государство не вмешивается в экономический процесс вредящими экономике преференциями, где частная экономика заботится о вовлеченных в нее людях, а государство управляет социальной сферой преимущественно монетарным путем. Большую часть этого пути мы уже прошли — осталось сделать буквально последние шаги. Но очень нужные.