1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 978

Долг учреждения взыскивается с его собственника в течение общего срока исковой давности

Срок исковой давности при предъявлении иска к лицу, на которое возложена субсидиарная ответственность по обязательствам основного должника, отсчитывается с момента неисполнения обязательства, а не с момента, когда обнаружилось, что денежных средств для погашения долга нет (постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2011 № 2381/11).

Положения Гражданского кодекса допускают различные варианты толкования норм при определении срока исковой давности в случае подачи иска к собственнику учреждения, несущему субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Общий срок исковой давности — три года (ст. 196 ГК РФ). Правила его исчисления определены в ст. 200 ГК РФ. Срок начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Но из этого правила есть исключения.

Например, согласно п. 1 ст. 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, несущему субсидиарную ответственность, кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Если тот отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на требование, оно может быть предъявлено субсидиарному должнику.

Исходя из этого в судебной практике сложилась позиция, в соответствии с которой моментом начала течения срока исковой давности для предъявления требования к субсидиарному должнику судьи считают момент, когда кредитор узнал о недостаточности у должника денежных средств.

ВАС РФ счел, что такая позиция неверна. Дело в том, что в п. 1 ст. 399 ГК РФ не сказано, что недостаточность денежных средств у основного должника служит основанием для предъявления кредитором требования к субсидиарному должнику. В качестве подобного основания в приведенной норме названы отказ основного должника или отсутствие его ответа на требование. Недостаточность денежных средств учреждения — основание для предъявления требования к субсидиарному должнику — собственнику имущества учреждения. Это является особенностью субсидиарной ответственности такого собственника. В связи с этим в рассматриваемом случае срок исковой давности был отсчитан по общему правилу ст. 200 ГК РФ — с момента нарушения права (неисполнения обязательства).

Суть спора

В 2004 г. в связи с неисполнением учреждением обязательств по оплате договора, заключенного с предприятием, арбитражный суд вынес решение о взыскании с учреждения суммы задолженности. Однако взыскать ее судебным приставам не удалось, и в 2007 г. они вернули предприятию исполнительный лист без исполнения из-за отсутствия у должника денежных средств и имущества, на которое может быть обращено взыскание.

В 2009 г. предприятие уступило право требования долга своему правопреемнику — обществу, которое также инициировало исполнительное производство, и судебные приставы снова вернули исполнительный лист без исполнения с той же мотивировкой.

Поскольку взыскать задолженность с основного должника не представлялось возможным, общество в 2009 г. обратилось в арбитражный суд с иском к собственнику имущества учреждения — муниципальному образованию в лице администрации города (далее — администрация).

Исковые требования

На основании п. 2 ст. 120 и ст. 399 ГК РФ общество заявило иск о взыскании с администрации задолженности в порядке субсидиарной ответственности за счет средств муниципального образования.

Судебное разбирательство

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, руководствуясь п. 2 ст. 56, п. 2 ст. 120, п. 1 ст. 399, ст. 196 и 200 ГК РФ, сочли требования общества обоснованными и предъявленными в пределах трехлетнего срока исковой давности. Суды исходили из того, что срок исковой давности следует исчислять с момента установления отделом судебных приставов факта невозможности обращения взыскания на имущество учреждения и принятия постановления о возврате первоначальному взыскателю (предприятию) исполнительного листа без исполнения.

Позиция ВАС РФ

По мнению судьей ВАС, суды трех инстанций неправильно истолковали п. 1 ст. 399 и п. 2 ст. 120 ГК РФ. При рассмотрении дела Президиум ВАС РФ указал, что норма п. 1 ст. 399 ГК РФ не связывает возможность предъявления требования к субсидиарному должнику с установлением недостаточности денежных средств либо имущества у основного должника или с невозможностью взыскания задолженности с основного должника.

Суть положений п. 2 ст. 120 ГК РФ заключается в том, что установление недостаточности денежных средств у учреждения для исполнения обязательства определяется при рассмотрении требования кредитора к основному и субсидиарному должнику и является основанием для удовлетворения требования, предъявленного к субсидиарному должнику.

Следовательно, при определении начала течения срока исковой давности с той целью, чтобы установить своевременность подачи искового требования кредитора к субсидиарному должнику, не имеет значения дата принятия отделом судебных приставов постановления о невозможности взыскания денежных средств с основного должника и возврате исполнительного документа.

Таким образом, трехлетний срок исковой давности по требованию к субсидиарному должнику в данном случае начал течь с 2004 г, то есть с момента неисполнения обязательства основным должником, и в 2009 г. истек.

Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты и отказал обществу в удовлетворении его требований.

Обратите внимание: порядок привлечения собственника имущества учреждения к субсидиарной ответственности по долгам учреждения разъяснен в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 21. Из него следует, что кредитор может предъявить иск о взыскании задолженности учреждения непосредственно к субсидиарному должнику, а основного должника привлечь к участию в деле в качестве другого ответчика. Исходя из этого общество в рассматриваемой ситуации было вправе предъявить в 2004 г. иск одновременно к учреждению и администрации. При недостаточности денежных средств учреждения суд взыскал бы долг с администрации.