1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 15763

Взыскание ущерба с работника: ошибки работодателя

В трудовом законодательстве четко регламентированы правила привлечения работников к материальной ответственности. Однако судебная практика свидетельствует о том, что несмотря на это работодатели совершают массу ошибок, когда пытаются взыскать с работника причиненный им ущерб. Зачастую основная цель — возместить расходы, понесенные организацией из-за работника. При этом пренебрежение требованиями законодательства приводит к потере времени, судебным тяжбам и новым расходам. Обобщив судебную практику, мы выявили наиболее типичные ошибки, которые работодатели допускают при возложении на работника материальной ответственности. Расскажем о них, ведь учиться лучше на чужих ошибках.

Вопросы, касающиеся материальной ответственности работников, регулируются ст. 238—250 Трудового кодекса РФ (глава 39 ТК РФ).

В соответствии со ст. 238 ТК РФ все работники, виновные в причинении работодателю прямого действительного ущерба, несут материальную ответственность, то есть возмещают ущерб. Однако пределы такой ответственности не одинаковы для всех работников и определяются с учетом характера и объема их трудовых обязанностей, различий в служебной компетенции, предоставленных прав и др.

Полная ответственность в виде исключения

По общему правилу материальная ответственность работника, причинившего ущерб работодателю, ограничивается средним месячным заработком (ст. 241 ТК РФ). Ее называют ограниченной.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника лишь в случае:

1) когда полная материальная ответственность возложена на работника законом;

2) недостачи ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных по разовому документу;

3) умышленного причинения ущерба;

4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

6) причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в ситуациях, предусмотренных федеральными законами;

8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Помимо этого материальная ответственность в полном размере может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером (ст. 243 ТК РФ).

Казалось бы, трудовое законодательство четко определяет перечень случаев, когда работник обязан возместить работодателю ущерб в полном объеме. Тем не менее самой распространенной ошибкой является привлечение не к ограниченной, а к полной материальной ответственности.

пример 1

Приказом работодателя П. принят на работу водителем-экспедитором в транспортный цех ЗАО. На трассе Екатеринбург — Курган 25 марта 2010 г. автомобиль ИЖ-27175-036, принадлежащий ЗАО, под управлением П. вышел из строя и получил механические повреждения.

Общество за свой счет отремонтировало автомобиль. Ремонт обошелся в 23 304 руб. 66 коп. ЗАО обратилось в суд с требованием о взыскании полной стоимости ремонта (она превышала размер месячной зарплаты работника).

Из акта расследования обстоятельств выхода из строя транспортного средства следует, что в причинении ущерба виновен водитель П. Он не принял своевременных мер по устранению неисправности, не сообщил о ней руководству ЗАО и самостоятельно принял решение о дальнейшей эксплуатации машины.

Материалами дела было установлено, что 25 марта 2010 г. водитель-экспедитор П. был направлен в командировку в г. Екатеринбург за грузом в сопровождении инженера Н. На обратном пути со стороны заднего моста автомобиля стал раздаваться скрип. Водитель остановился, поставил машину на домкрат, снял правое заднее колесо и попытался отсоединить тормозной барабан. Попытка не увенчалась успехом, и П. решил двигаться дальше.

В соответствии с должностной инструкцией водитель-экспедитор незамедлительно докладывает руководству обо всех происшествиях, хищениях и т.п. Водитель-экспедитор подчиняется начальнику транспортного цеха.

П. не известил начальника гаража либо руководство акционерного общества о серьезной поломке автомобиля и самостоятельно принял решение о продолжении движения.

Данное обстоятельство, по мнению ЗАО, указывает на наличие вины работника в причинении ущерба. Однако решением суда с П. в пользу ЗАО в счет частичного погашения ущерба был взыскан средний месячный заработок в сумме 9523 руб. 42 коп.

Суд указал, что работник должен нести материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, поскольку оснований для привлечения к материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба нет.

(Из обзора судебной практики Курганского областного суда по гражданским делам за 2-е полугодие 2010 г.)

Вывод: привлечь к полной материальной ответственности можно только в одном из случаев, перечисленных в ст. 243 ТК РФ.

Договор о полной ответственности ничего не гарантирует

Еще одна распространенная ошибка работодателя — требование о возмещении ущерба в полном объеме на основании договора о полной материальной ответственности.

Действительно, одним из оснований для взыскания ущерба в полном объеме является п. 2 ст. 243 ТК РФ, то есть наличие договора о полной материальной ответственности. Многие работодатели считают, что наличие такого договора гарантирует взыскание ущерба в полном объеме, и забывают, что суд откажет в подобном иске, если выяснится, что законных оснований для заключения договора не было.

Заключить такой договор можно только с работником, который занимает должность, поименованную в постановлении Минтруда России от 31.12.2002 № 85 «Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности».

Согласно ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ) за недостачу вверенного работникам имущества могут заключаться с работниками, достигшими 18 лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Таким образом, если должность в названном постановлении отсутствует или в соответствии с должностной инструкцией работник не обслуживает непосредственно ценности и имущество, суд признает необоснованным заключение договора о полной материальной ответственности.

пример 2

Решением Чапаевского городского суда Самарской области от 18.06.2009 организации было отказано в удовлетворении иска к работнику о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей. Суд установил, что сотрудник работал сначала в должности ведущего специалиста, а затем в должности начальника участка. Несмотря на то что между работником и работодателем был заключен договор о полной материальной ответственности по первоначальной должности, в суде работодатель не доказал функции работника по сохранности материальных ценностей. Должностные инструкции ведущего специалиста и начальника участка в организации вообще отсутствовали.

пример 3

Работодатель обратился в суд с иском к работнику о взыскании суммы ущерба. В обоснование своих требований истец сослался на то, что работник — материально ответственное лицо.

Суды первой и кассационной инстанций удовлетворили иск. Но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Работник занимал должность специалиста производственного отдела, дополнительно выполнял обязанности по управлению автомобилем, принадлежащим организации. Однако в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85, должность, занимаемая работником, как, впрочем, и выполняемая им работа, не включена.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что договор о полной материальной ответственности в принципе не мог быть заключен с работником. Такой договор не служит основанием для привлечения работника к полной материальной ответственности. Требования организации о возмещении ущерба в полном объеме, превышающем среднемесячный заработок работника, противоречат требованиям Трудового кодекса РФ.

Перечни работ и категорий работников, с которыми может быть заключен названный договор, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ. Таким образом, трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель вправе заключить с отдельным работником письменный договор о полной материальной ответственности, перечень должностей и работ, при выполнении которых этот договор может быть оформлен, взаимные права и обязанности работника и работодателя по обеспечению сохранности материальных ценностей, переданных под отчет.

(Определение по делу № 18-В09-72, из обзора практики Верховного суда РФ за IV квартал 2009 г.)

Вывод: нарушение работодателем требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб имуществу работодателя в полном размере, превышающем средний месячный заработок работника.

Правонарушение есть, а ущерба нет

Иногда работодатель, не принимая во внимание, причинен ли реальный ущерб, пытается привлечь к материальной ответственности работника, который нарушил правила выполнения трудовых функций или совершил другое правонарушение, связанное с выполнением служебных обязанностей.

пример 4

Удовлетворяя требования ООО, суд исходил из того, что Л. — сотрудница общества, с которым был заключен договор о полной материальной ответственности, причинила ООО ущерб в результате выдачи из кассы денежных средств с нарушением правил ведения кассовых операций, установленных Федеральным законом «О бухгалтерском учете», и Порядка ведения кассовых операций в РФ, утвержденного решением Совета директоров ЦБ РФ от 22.09.93 № 40. При этом суд не учел ст. 238, 242 и 243 ТК РФ. Исходя из этих норм причиненный работодателю ущерб возмещается работником в полном размере при доказанности наличия прямого действительного ущерба.

Между тем, как следует из объяснений представителей ООО, факт причинения прямого действительного ущерба установлен не был, поскольку ни одно из лиц, которым были выданы денежные средства по ведомостям и расходным кассовым ордерам, к обществу с требованием о выплате причитающихся им сумм не обращалось.

Иск ООО о возмещении ущерба основывался только на факте нарушения работницей правил ведения кассовых операций, согласно которым выдача денег из кассы, не подтвержденная распиской получателя в расходном кассовом ордере или другом заменяющем его документе, в оправдание не принимается, считается недостачей и взыскивается с кассира.

Кассационная инстанция позицию суда первой инстанции не поддержала и в удовлетворении иска о привлечении к материальной ответственности отказала.

(Определение Пермского краевого суда от 03.08.2010 № 33-5964)

Вывод: основанием для возложения на работника материальной ответственности является установление факта причинения по его вине прямого действительного ущерба.

Гражданско-правовая ответственность неприменима в трудовых отношениях

Работодатель нередко включает в иск требования, основанные на нормах Гражданского кодекса РФ, например наряду с требованием возместить ущерб вменяет работнику проценты за пользование чужими денежными средствами или неполученные доходы (упущенную выгоду).

Здесь надо помнить, что одновременно применить нормы трудового и гражданского права к отношениям, сложившимся между работодателем и работником, можно лишь в случаях, указанных в законе. Так, в ч. 2 ст. 277 ТК РФ установлено, что в случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом убытки рассчитываются в соответствии с нормами, закрепленными гражданским законодательством. Во всех остальных случаях применять к трудовым правоотношениям нормы гражданского законодательства недопустимо. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) с работника не взыскиваются.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

пример 5

Индивидуальный предприниматель принял К. на должность юрисконсульта с окладом 5000 руб. Сотрудница приступила к выполнению своих обязанностей. Она получила из кассы 45 000 руб. по расходному кассовому ордеру для заключения с ОАО «РЖД» договора на подачу вагонов на подъездные железнодорожные пути, используемые истцом для предпринимательской деятельности. За полученные по разовому документу денежные средства К. не отчиталась, доказательств расходования денежных средств по целевому назначению не представила.

Работодатель — индивидуальный предприниматель обратился в суд с требованием о взыскании с сотрудницы убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением районного суда исковые требования ИП были удовлетворены частично. С К. взыскано 45 000 руб., проценты в сумме 800 руб., возврат госпошлины 1474 руб. Однако кассационная инстанция отменила решение в части взыскания с К. процентов в сумме 800 руб. и госпошлины.

Краевой суд заключил, что при разрешении спора о возмещении ущерба суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о взыскании с работницы 45 000 руб., правильно руководствовался положениями ст. 238 и 243 ТК РФ, регулирующими правоотношения по возмещению ущерба, причиненного работником. Однако при взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ в сумме 800 руб. нормы материального права были применены неверно. Суд не учел, что трудовые отношения не регулируются нормами ГК РФ, а подлежащие применению положения ТК РФ не преду­сматривают взыскание указанных процентов с работника. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю только причиненный ему прямой действительный ущерб.

(Определение Пермского краевого суда по делу № 33-1708/2010)

Иногда путаница в применении норм ТК РФ и ГК РФ связана с причинением вреда работником не имуществу работодателя, а третьим лицам. Дело в том, что, возместив ущерб третьим лицам, работодатель вправе подать регрессный иск к работнику, то есть взыскать с него ущерб, который уже возместил. Ущерб третьим лицам в подобной ситуации возмещается по правилам гражданского законодательства. Работодатель, полагая, что гражданское законодательство можно применить и при взыскании ущерба с работника, пытается это сделать без учета особенностей трудового законодательства.

Само понятие регрессного иска — гражданско-правовая категория. Статья 1081 ГК РФ предоставляет работодателю, возместившему вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

В пункте 15 постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, выплаченные работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. Получается, что нормы Трудового кодекса о возмещении вреда третьим лицам работодателем за причиненный работником вред корреспондируют с нормами Гражданского кодекса РФ и регрессные требования основываются и на том, и на другом законодательстве.

Важно, что нормы ТК РФ распространяются и на регрессные требования, то есть с работника в порядке регресса можно взыскать ущерб в полном объеме только в случаях, предусмотренных ст. 243 ТК РФ.

пример 6

Работодатель заявил иск к работнику о возмещении ущерба в порядке регресса. Суд установил, что работник, управляя автомобилем ЗИЛ-431410, выехал на полосу встречного движения. Произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2106, водитель которого от полученных травм скончался. Органы ГИБДД признали работника виновным в ДТП. Постановлением районного суда Челябинской области уголовное дело, возбужденное в отношении сотрудника, было прекращено за примирением обвиняемого с представителем потерпевшего. Решением городского суда с работодателя в пользу потерпевшего была взыскана компенсация морального вреда в сумме 80 000 руб.

Решением первой и кассационной инстанций с работника в пользу работодателя было взыскано в возмещение ущерба 40 000 руб., а также судебные расходы. Но Верховный суд РФ эти решения отменил, указав, что в отношении работника не было вступившего в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу. Значит, оснований для привлечения работника к полной материальной ответственности нет.

(Определение ВС РФ от 01.08.2008 № 48-В08-7)

Вывод: ущерб, причиненный работником, возмещается только на основании норм трудового законодательства.

Соотношение административной и материальной ответственности

Работодатель заблуждается, думая, что, уплатив штраф за административное правонарушение, он может взыскать сумму штрафа с работника в рамках полной материальной ответственности. Обосновывается это тем, что привлечение к административной ответственности организации произошло по вине работника.

пример 7

ОАО обратилось в суд с иском к своему работнику о взыскании ущерба в размере 40 000 руб. Требования мотивированы тем, что за совершение административного правонарушения общество привлекли к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 руб. Истец считал, что ущерб в виде уплаты административного штрафа причинен в результате ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей заведующей магазином, в обязанности которой входит соблюдение сроков реализации товаров и с которой подписан договор о полной материальной ответственности.

Суд пришел к выводу, что, поскольку заведующая магазином не была привлечена к административной ответственности, взыскивать ущерб в полном объеме нельзя. Можно только взыскать ущерб в размере среднего заработка, то есть применить ограниченную материальную ответственность.

(Надзорная практика Верховного суда Республики Карелия//Бюллетень Верховного суда Респуб­лики Карелия. 2008. № 1(18))

Вывод: материально ответственный работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности в связи с причинением ущерба в виде взыскания с организации штрафа, наложенного в административном порядке на организацию.