1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Кризис ожиданий

Бизнес не терпит неопределенности, как природа не терпит пустоты. Он любит ясные правила игры. Когда эти правила не прописаны или не соблюдаются, утрачивается возможность прогнозировать ситуацию, а значит, управлять ею. Риски возрастают, и вести бизнес становится выгоднее не в родной стране, а в других. Именно это происходит сейчас у нас. Решения, принимаемые властью, не только противоречивы, но и опасны. В чем это проявляется и к чему ведет?

Без стратегии

Складывается впечатление, что решения правительство принимает при отсутствии какой-либо внятной идеи. Иначе трудно объяснить стремление концентрировать активы в руках государства с одновременным ежегодным расширением планов приватизации госсобственности, да еще сопровождаемых заявлениями о том, что эффективно управлять этой собственностью государство не может. Лозунг о неэффективности госсобственности воспринимается чиновниками как базовый, но… Но ведь известно, что чем крупнее предприятие, тем больше у него шансов выиграть в конкурентной борьбе. Концентрация капитала, слияние компаний — общемировой тренд, сложившийся на протяжении последних 25 лет. Значит, нужно и нам в России формировать крупные компании. При этом наша власть игнорирует законы рынка, нажимая на административные рычаги.

Яркий пример — банковская сфера: заявления о том, что нужно уменьшить число банков, ужесточить требования к уставному капиталу и размерам собственных средств. Отсутствие дешевых кредитов лишь одно из последствий такой политики. Между тем тот факт, что рынок данное количество банков принимает, что у каждого из них есть свой круг клиентов, в расчет не берется. Если процесс концентрации активов подталкивать

так, он может принять самые извращенные формы, а эффективность таким образом созданных «холдингов» будет постоянно снижаться. Чего именно добивается государство, по какому пути оно идет — бизнесу не понятно. И вся эта «болтанка» негативно влияет на настроение в бизнес-сообществе. А диалог с бизнесом, о необходимости которого столько говорилось, пока не получился. Жаль…Многие из предложений бизнеса были отлично проработаны, их можно было бы реализовать. Но они были проигнорированы, и вместо возможностей для развития бизнес не получил ничего. Его разочарование стало немаловажным фактором, переломившим тенденцию в экспорте-импорте капитала, чистый отток которого по итогам 2004года составил 7,8 млрд дол.против 1,9 млрд в 2003-м.

Мимикрия

Попытки объяснить действия правительства противостоянием лагеря «либералов» «государственникам» несостоятельны. Где вы у нас видели либералов? У нас любой чиновник — либерал или государственник по обстоятельствам. Когда дело касается конкретных вопросов, от «ориентации» не остается и следа. Например, если деньги на «социалку» тратить — все либералы: пусть выживает сама в условиях рынка. А вот если под программу импортозамещения пошлины на оборудование снизить — «руки прочь от отечественного производителя». И при этом министры еще ухитряются забросать друг друга обвинениями. Проблема в том, что правительство не является командой. Когда у нас были самые мощные прорывы? Когда власти предержащие действовали более-менее слаженно. Дело даже не в персоналиях. Нередко коллектив, состоящий не из выдающихся личностей, демонстрирует лучший результат, чем команда ярких индивидуальностей, непрерывно грызущихся между собой. Проблема в том, что нет единого замысла, объединяющего этих людей. Сосредоточив усилия на том, чтобы не допустить кризиса, правительство изо всех сил обеспечивает резерв, ресурс, профицит, «подушки безопасности». Генералы готовятся к прошедшей войне. К очередному 98-му году. Но не может быть государственной экономической политикой подготовка к кризису.

Избежать кризиса можно по-другому. Тот же Стабфонд — весьма гибкий механизм. Если бы налоги были пониже, его, может, и вовсе не было бы. Деньги оказались бы у бизнеса,

увеличив возможности для инвестирования. Осталось бы лишь настроить систему стимулирования отраслей, не имеющих четкой сырьевой ориентации. И заниматься поиском собственных ниш в сферах высоких технологий.

Не страх, но недоверие

Похоже, что мы боимся. Поддерживать экспорт — из страха, что суммы возмещения НДС вырастут в разы. Обновлять основные средства — из страха перед импортом. Вдруг «затопит» и «вытеснит». Бизнес боится власти — вдруг «наедут». А власть боится, что бизнес не выполнит тех обязательств, которые на себя взял, и станет лоббировать свои интересы, развивая и поощряя коррупцию. На самом деле мы боимся извечного «разворуют». Но времена изменились. Сейчас, когда наш бизнес выходит на мировые рынки заимствований, получает необходимые рейтинги, размещает акции среди миноритарных акционеров, превращая тем самым частные компании в публичные, когда эти компании расширяются и мощно инвестируют внутри страны, репутация значит больше, чем когда бы то ни было. И не разворуют — потому что потеряют имидж. Госконтроль здесь не нужен: миноритарии — лучшие контролеры. Так можно ли доверять таким компаниям? Если не им, то кому же?!