1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1981

Для подписания договора с третейской оговоркой специальных полномочий не нужно

Доверенность, дающая право на заключение гражданско-правовых договоров, подразумевает в том числе право подписания договора с третейской оговоркой (постановление Президиума ВАС РФ от 12.04.2011 № 12311/10).

Гражданский кодекс не содержит положений, обязывающих отдельно оговаривать в доверенности полномочие лица на заключение договора, по условиям которого споры между сторонами разрешаются в третейском суде. Вместе с тем из норм Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» можно сделать вывод, что третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, является автономным условием договора и право согласования в договоре такой оговорки должно быть отражено в доверенности.

В связи со столь полярными выводами на рассмотрение Президиума ВАС РФ было передано дело, в котором истец настаивал на применении к заключенному договору второй позиции. Но суды склонились к первой.

Фабула

Общество и индивидуальный предприниматель заключили договор, в котором предусмотрели, что все споры и разногласия в связи с заключением, исполнением и расторжением договора передаются на рассмотрение третейскому суду, решение которого является окончательным.

Договор от имени общества подписал директор его филиала, действующий на основании доверенности. Доверенностью он был уполномочен от имени и в интересах общества заключать сделки, подписывать договоры, контракты и контролировать их исполнение.

Ознакомившись с договором, общество не одобрило третейскую оговорку в нем и посчитало, что у директора филиала отсутствовали полномочия на подписание такого соглашения, поскольку данное право не было прямо делегировано доверенностью.

Исковые требования

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к предпринимателю о признании недействительным того пункта договора, в котором предусматривалась передача споров и разногласий сторон на рассмотрение третейского суда.

В обоснование исковых требований легли положения ст. 168, 182, 183 ГК РФ и ст. 62 АПК РФ. Основным аргументом была ссылка на ч. 2 ст. 62 АПК РФ. В ней установлено, что в доверенности, выданной представляемым лицом, или ином документе должны быть специально оговорены ряд прав представителя, в частности право на передачу дела в третейский суд.

Из доверенности не следовало, что общество наделило директора филиала полномочиями на передачу возникших споров в третейский суд для разрешения, а само общество не одобрило третейскую оговорку в заключенном договоре.

Судебное рассмотрение

Арбитражный суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, решив, что законодательство не требует отдельно упоминать в доверенности право подписывать третейские соглашения, включенные в договоры. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили это решение в силе.

Судебные акты были обоснованы следующим.

Согласно п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами (п. 1 ст. 185 ГК РФ).

В пункте 3 ст. 55 ГК РФ предусмотрено, что руководители представительств и филиалов назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности. В уставе общества прописано, что филиалы и представительства осуществляют деятельность от имени общества, которое несет ответственность за их деятельность.

Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон № 102-ФЗ) не требует указания в доверенности представителя специального уполномочия на заключение гражданско-правового договора, содержащего третейское соглашение (третейскую запись). Следовательно, наличие общих полномочий на заключение договора позволяет представителю заключить от имени и в интересах представляемого договор с условием о передаче связанных с ним споров в тот или иной третейский суд.

Часть 2 ст. 62 АПК РФ применяется к случаям передачи на рассмотрение третейского суда дела, находящегося на рассмотрении в арбитражном суде. Поэтому эта норма неприменима к доверенностям, выданным на заключение гражданско-правовых договоров.

Позиция ВАС РФ

Передавая дело в Президиум ВАС РФ для рассмотрения в порядке надзора, судебная коллегия ВАС РФ отметила, что помимо правовой позиции, примененной судами при разрешении данного дела, в практике арбитражных судов имеется и иной подход к решению данного вопроса. Он заключается в следующем.

Третейское соглашение, включенное в виде оговорки в договор, носит автономный характер и не зависит от других условий договора. Это следует из п. 1 ст. 17 Закона № 102-ФЗ. В нем установлено, что третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии либо об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор, в том числе в случаях, когда одна из сторон возражает против третейского разбирательства по мотиву отсутствия или недействительности третейского соглашения. Для этой цели третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора.

Такой режим третейской оговорки предполагает наличие специальных полномочий представителя стороны по договору, содержащего такую оговорку, на подписание третейского соглашения. Полномочия представителя на включение в гражданско-правовой договор третейской записи (третейского соглашения) должны быть установлены в доверенности expressis verbis, то есть отчетливо, и не могут подразумеваться по умолчанию.

Поскольку в доверенности, выданной представляемым лицом, или в ином документе должно быть специально оговорено право представителя в арбитражном суде на передачу дела в третейский суд (ч. 2 ст. 62 АПК РФ), такое право должно быть у представителя организации и на момент подписания договора, содержащего третейскую оговорку.

Тем не менее конкретные судебные решения, содержащие подобный подход, коллегия судей ВАС РФ в своем определении не указала, но отметила, что по аналогичному делу Президиум ВАС РФ в постановлении от 01.06.2010 № 18170/09 уже высказывал позицию по данной проблеме: к доверенностям, выданным на заключение гражданско-правовых договоров, неприменимы положения ч. 2 ст. 62 АПК РФ, регулирующие порядок предоставления правомочий представителю в процессуальных отношениях. Это соответствует выводам судов по данному делу.

В постановлении подчеркивалось, что приведенное в нем толкование правовых норм является общеобязательным и применяется при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

По итогам рассмотрения названного дела Президиум ВАС РФ оставил судебные акты в силе, подтвердив неизменность своей позиции по данному вопросу.

К сведению

Указание в п. 1 ст. 17 Закона №102-ФЗ на то, что третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора, применимо лишь тогда, когда одна из сторон возражает против рассмотрения спора в третейском суде. Именно об этом идет речь в данной норме закона. Расширительное же толкование этой нормы — об автономности такого договорного условия в целом — нормами Гражданского кодекса не подтверждено.